msannelissa: (Default)
        
This is the story of a fabricated case. Translation to English in process.

Вообще-то этот журнал -- обо всём хорошем и добром, что нас окружает. Так было задумано.
Мы хотели бы говорить о творчестве и природе, о деревьях и травах. О секретах мастерства и рукоделия. О животных. О дрессировке собак и о спорте с ними. О живописи, особенно об акварели. О старых и новых книгах. Об экологии, то есть о том, как соблюдать чистоту в собственном и общем доме. О здоровом образе жизни. О переменах к лучшему в нашей стране. Об отношениях между людьми -- и в первую очередь о любви, конечно.

Victims of the libel:


Но пока тематика журнала правовая. Это вынужденно. Наша цель -- вернуться к нормальной трудовой жизни, снова стать полезными и позитивными членами общества.

Сейчас против моего мужа, а значит, и против меня, сфабриковано уголовное дело. Ниже в постах данного журнала подробно изложено, почему я уверена в том, что дело именно сфабриковано.

Подделано вещественное доказательство, многократно нарушены права обвиняемого, суд два раза вынес необоснованный приговор, игнорировал факты, не рассмотрел никаких версий происшедшего, кроме одной. Сейчас судьи этого дела, как я полагаю, давно забыли про правду и закон. Ими руководит корпоративная солидарность, ложно понятая честь мундира, а возможно, и страх ответственности. Очень уж много нарушений закона допущено в этом деле ими всеми -- следственным отделом, прокуратурой и судом г.о.Химки Московской области .

Потерпевшие по этому делу, как и некоторые свидетели с их стороны, тоже теперь очень боятся ответственности. Это сплачивает их и придаёт им сил. Ведь лжесвидетельство -- это уголовная статья, по которой можно лишиться свободы на срок до пяти лет.

Вот и нет им пути назад. Им нужно теперь любой ценой нас уничтожить, т.е.довести дело до конца. Тогда всё шито-крыто будет. И потихоньку забудется. Нет человека -- нет проблемы. А кто мы? За нами никто не стоит. У нас нет ни связей, ни капиталов. Силы неравны. Мы -- всего лишь двое не очень молодых и не идеально здоровых людей. Без работы -- а как ее найти, находясь под подпиской о невыезде и в условиях беспрерывных судов? Без поддержки откуда бы то ни было, но с больными стариками на руках. Зато химкинским прокурорам, судьям и следователям спешить некуда -- их забавы регулярно и щедро оплачивает государство.
Но мы держимся.
Обвиняемые: Александр Ионов, инженер, сейчас вынужденно безработный;
Анна Шмелёва, журналист, сейчас вынужденно безработная


Статистика/Statistics
Объём дела/Case materials -- 8 томов/8 volumes (на февраль 2014 г. -- 3 тома, на декабрь 2014 г. -- 5 томов)
Проведено заседаний суда/Court hearings held -- 51, из них: 41 заседание Химкинского городского суда, 9 заседаний Московского областного суда второй инстанции, и два заседания кассационного суда.
Вынесено приговоров/Sentences suspended -- 2
Отменено приговоров/Sentences vacated -- 1
Вынесено апелляционных постановлений/Sentences on appeal suspended -- 3
Отменено апелляционных постановлений/Sentences on appeal vacated -- 1
Вынесено кассационное постановление/Sentences of third instance court suspended -- 1
Обвиняемый взят под стражу, раз/The accused had been imprisoned, times -- 2
Обвиняемый освобождён из-под стражи, раз/The accused had been released, times -- 2
Проведено в местах лишения свободы, мес./Months spent in prison, totally -- 18
Проведено под подпиской о невыезде, мес/Months spent under a "compulsory residence order", totally -- 30
Потрачено государственных средств/Taxpayer’s money spent --  (точной оценке не поддаётся/no one knows!)

Заказчик/SponsorЩербакова Наталья Александровнариэлтор агентства недвижимости Миэль/Natalja Scherbakova, realtor in Miel agency

Мотив заказчика/Motivation: 1) получить законный доступ к недвижимости, принадлежащей матери обвиняемого, художнику Н.И.Щербаковой-Ионовой/to get access to real estate owned by artist Nina Scherbakova-Ionova, mother of the accused; 2) многолетняя личная неприязнь к родственникам бывшего мужа/hatred for her ex-mother-in-law, Nina Scherbakova-Ionova, and for all her ex-family; 3) попытка скрыть собственные семейные тайны/to escape responsibility for child abuse.

Исполнители/Perpetrators
Щербакова Екатерина Владимировна aka Маша Врушкина, приёмная дочь Щербаковой Н.А. Признана потерпевшей по делу.
Щербаков Владимир Иванович, приёмный отец Щербаковой Е.В. В случае успешного устранения Ионова А.В и его брата-инвалида -- законный наследник имущества Н.И.Щербаковой-Ионовой, включая недвижимость.


Карагодина Наталья Александровнаадвокат

Соловьева А.А., председатель НКО Фонд защиты детей от насилия;
а также: Дорошенко Н.В., следователь (сейчас осуждённый); Лубенский А.Ю., следователь; Томчик С.Ю., следователь, эксперт Песикова, эксперт Смагина, эксперт Катаев, судья Морозова Е.Е., судья Жарких В.А., прокурор Солохина О.В. судья Матошкин С.В.

Хроника: что происходило с нами с 2012 года до настоящего времени. Только факты )

В последний час/Recent news
28.06.2016 г. суд апелляционной инстанции под председательством судьи Матошкина С.В.оставил приговор без изменения.Доводы Ионова А.В. и его адвоката снова не были услышаны. Поданы жалобы в вышестоящий суд..

UPD Два суда пытаются скрыть наличие у Ионова А.В. законной жены. В повторном (см. Хронику) приговоре Химкинского городского суда Ионов А.В. назван холостым, хотя судья Жарких В.А. неоднократно видел его паспорт. Почему?
В апелляционном постановлении судьи Матошкина С.В. семейное положение Ионова А.В. не указано. В протоколе же апелляционного суда снова сказано, что подсудимый холост. Таким образом, ошибка в приговоре -- в части установления личности осуждённого -- не исправлена.

Назвать это технической ошибкой, что суд уже проделывал многократно, невозможно, ведь целенаправленные искажения внесены сразу в несколько документов.
В чём цель этих манипуляций? Неизвестно.
P.S.
История этого уголовного дела постепенно превращается в сайт, затем в книгу. В будущем, возможно, это будет детективный сериал. С момента начала этого журнала меня не покидает чувство, что старые сказки вошли в нашу жизнь – или мы в них каким-то образом очутились. Новостной формат Живого Журнала не совсем подходит для связного рассказа, потому что повествование оказывается выстроенным от конца к началу. А начало истории теряется где-то в прошлом и уходит в архив. Полное оглавление сделано во избежание этого. Нажатие на заголовок должно возвращать к этому журналу в соответствующее место.
Еще для удобства поиска понравившегося поста сделана 
Галереягде собраны некоторые картинки к постам и нажав на которые можно перейти к соответствующему посту. Также материалы журнала собраны в ресурсе Google +, это можно посмотреть в Галерее G+

  
    
msannelissa: (Default)
В приёмной Генеральной Прокуратуры России меня спросили, что именно меня туда привело. Я честно ответила -- страх.
Мы не из пугливых, вообще-то. Но когда перед тобой масштабы, и когда ясно, что ты стоишь на пути -- как тут не задуматься о давнем, проверенном принципе: нет человека -- нет проблемы.

Увы, я никогда не видела следователя Дорошенко Н.В. А вот с Ионовым он вёл задушевные следовательские беседы. Как-то раз спросил (так и вижу ту самую игуану, заглядывающую в глаза) -- О чём задумались, Александр Владимирович?
Ионов ему ответил: -- О будущем.
-- Что тут думать, --
сказал следователь, -- Приговор. И срок.
-- Сколько?
-- Лет шесть ...

Дорошенко Н.В. не ошибся. Именно шесть лет ему и дали. Он попался на взятке, а дело продолжил другой следователь.

Но история на том не кончилась. Почему дела, которые расследовал следователь-взяточник, не были критически пересмотрены после его ареста и осуждения?
Из характеристик личности Дорошенко Н.В. (да, я обращалась к психологам с данными, которыми располагала) следует, что без подде
ржки он не работал. То есть некая крыша у него должна была быть. Да, это всего лишь предположения. Но вкупе со всем остальным?

У меня в руках нет ничего, кроме документов, с которыми не поспоришь. И ещё умения анализировать. Письмо перед вами.


ещё 4 листа )

Разве не очевидно, что следователем, теперь уже против Ионова А.В., было совершено ещё одно преступление? Но на этот раз у Дорошенко Н.В. были соучастники, которых принято сейчас называть оборотнями в погонах. Их-то нам, по всей вероятности, и следует иметь в виду. Они на свободе. И они опасны ...


Андрей Бузов, Детектив. Отсюда
msannelissa: (Default)
Теперь – объяснение квартирного мотива Карагодиной Н.А. и Щербаковой Н.А. Сами-то они что могут сказать о мотивах своего участия в этом уродливом процессе?

Вот оно пред нами, долгожданное. Это стоит прочесть:
Ионов А.В.неоднократно как в ходе судебного процесса, так и в жалобе указывает на наличие якобы корыстного мотива в действиях Щербаковых. Корыстный мотив, по мнению подсудимого, как следует из его пояснений в суде, заключается в том, что Щербаквова Н.А. – мать и законный представитель потерпевшей, является риэлтером, специалистом по работе с недвижимостью. А у матери Ионова Н.И.(? – А.Ш.) имеется квартира в Феодосии, на которую мог претендовать в своё время и отец потерпевшей – Щербаков В.И., так как квартира досталась по наследству от родной тетки Щербакова В.И., Ионовой Н.И., Шевченко Г.И. Объяснить причину, по которой мотив завладеть квартирой мог стать поводом оговорить Ионова А.В. со стороны Щербаковой Е.В., подсудимым и защитником не приведён. Подсудимый Ионов А.В. пытался объяснить, что в случае его осуждения квартира в Феодосии могла бы попасть в собственность Щербакова В.И., который по слабости характера передал бы ее Щербаковой Н.А. Далее, Ионов А.В. обвиняет Щербакову Н.А. в попытке завладеть также и квартирой в г.Москве, что не выдерживает никакой критики, по причине надуманности и отсутствия доказательств.

Я давно не видела такой концентрации грамматических и стилистических ошибок. А ведь адвокат Карагодина Н.А. якобы когда-то училась в МГУ. И в Литературную газету что-то писала –- в основном направленное против мужчин, конечно. Но уж слишком сложна задача – запутать и выдать за свою противоположность ясную, очевидную ситуацию.

Всё ведь очень просто. Есть глава 63 Гражданского Кодекса РФ. Согласно статье 1141 ГК РФ наследники по закону призываются к наследованию в порядке очерёдности, предусмотренной статьями 1142-1145 и 1148 ГК РФ.

Согласно ст. 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

Согласно ст.1143 ГК РФ наследниками второй очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сёстры наследодателя. Дети братьев и сестёр наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.

В нашем случае это значит, что наследниками Нины Ивановны Ионовой по закону в настоящий момент являются только двое её сыновей. Что скрывается за понятием наследники первой очереди? Это значит, что, пока они есть, остальных наследников как бы не существует. Вот если наследники первой очереди исчезнут, погибнут или будут каким-то иным образом отстранены – скажем, не заявят о праве на наследство или же от этого права откажутся – тогда на имущество по закону смогут претендовать наследники второй очереди. Это два свидетеля, выступающие в данном процессе – Щербаков В.И. и Шевченко Г.И.

Так что же здесь нужно доказывать? Перед нами объективно существующий мотив. Двух свидетелей с обвиняемым связывают материальные отношения – и нелепо было бы утверждать, что их нет. Брат Ионова болен и нуждается в присутствии близких. Оставшись один, он окажется беспомощным -- и желающим будет легко отстранить его от наследования.

Остаётся Галина Ивановна Шевченко. Материально она тоже заинтересована в осуждении обвиняемого! Но, в отличие от показаний Щербакова  В.И., даже не скрывающего своих целей, её показания скорее в пользу Ионова. И суд к ним относится критически – утверждая, будто свидетель заинтересован в оправдании подсудимого. Почему? Ведь положение двух свидетелей совершенно равное. И по степени родства с обвиняемым, и по материальной заинтересованности в его осуждении. Неужели и после этого кто-то ещё станет называть Химкинский городской суд справедливым и беспристрастным, а его решение законным?
Принцип состязательности сторон? Ст. 15 УПК РФ? П.3 ст. 123 Конституции России? Не, не слышали!

Мы не знаем, как бы повела себя Галина Ивановна Шевченко, если бы и на неё свалилось наследство старшей сестры. Стала бы она заявлять об отказе от своей половины, или нет? В настоящий момент это вопрос теоретический. Но её состояние здоровья,() ), тоже вызывает опасения. Получается, что между семьёй Щербаковых и наследством Н.И.Ионовой прежде всех стоит обвиняемый и никто иной.

Сама потерпевшая Щербакова Е.В. в случае устранения обвиняемого Ионова А.В. наследует имущество по праву представления. Это значит, что в случае, если со Щербаковым В.И. что-нибудь случится, его часть наследства переходит к ней. Только ведь и если не случится – в нежной любви отца к приёмной дочери нет оснований сомневаться. Не станет же Карагодина Н.А. отрицать родительские чувства Щербаковых? Вот и как тут поступить? Есть отчего русский язык позабыть, не правда ли?

Сама потерпевшая свой квартирный мотив не подтверждает и не отрицает. Испугавшись вопросов, она вообще не явилась в апелляционный суд.


msannelissa: (Default)
Вернусь к возражениям адвоката Карагодиной Н.А. на наши аргументы.
Мы их очень ждали. Да, они неполны, неточны, изобилуют увёртками и демагогией. Но всё-таки это поинтереснее, чем ничего.

В публикации Место происшествия от 29.05.2015 мы задали вопросы:
1. Каким образом, по каким приметам потерпевшая Щербакова Е.В. опознала место, где стоял автомобиль, с точностью до 0,5 метра (согласно протоколу проверки показаний на месте), в то время как обочина дороги однообразна?
2. Почему потерпевшие и суд твердят про некий Золотарёвский пруд, в то время как никакого пруда там нет?
3. Каковы объективные подтверждения показаний Щербаковой Е.В.?


Вот во что эти вопросы превратились в изложении Карагодиной Н.А. (не забываем про п.1 из Школы лицемерия им. Карагодиной Н.А. – если нечего ответить на вопрос, сделай вид, что не слышал вопроса):

Ионов А.В. подвергает сомнению тот факт, что Щербакова Е.В. смогла указать точно место совершения преступления, так как улица Папанина на протяжении сотен (? – А.Ш.) метров выглядит примерно одинаково
И соответственно ответ:
В отношении места преступления – улица Папанина, Ионов А.В. не учёл того факта, что потерпевшая Щербакова Е.В. выросла в местах совершения преступления и хорошо знала местность, в отличие от Ионова А.В., что позволило ей точно определить, в каком месте они находились.

Всё! Больше по теме о месте происшествия в ответах Карагодиной ничего нет (можно убедиться по документу). Как видим, приметы не названы.
Ответа на вопрос нет.
Вместо этого – капля дешёвой беллетристики: Ионов А.В. не учёл, что… В общем, враг не ведал, дурачина (с). Только вам-то, Карагодина Н.А., откуда вдруг знать, чего именно не учёл Ионов? Он многого не учёл. Например, того, что с Катей Щербаковой не следовало разговаривать, не следовало подпускать её близко к себе, и уж тем более – пускать её в свой автомобиль. И неважно, что она родственница, а именно двоюродная сестра. От таких родственников бегут. Только что теперь-то поделаешь? Все мы задним умом крепки. Мы не знаем своей жизни наперёд. Но это всё лирика, не имеющая отношения к делу, правда?

Это была попытка Карагодиной Н.А. ответить на вопрос 1. Как видим, неудачная. На два остальных вопроса она даже не попыталась ответить.

Что ж, займёмся дальше ответами сами.
2. Мы всё-таки нашли Золотарёвский пруд! На Google-картах. Его просто с дороги не видно, и Ионов никакого понятия о нём не имел. Это Щербаковы, придумывая место происшествия, видимо, хотели сделать пруд приметой. Потому что хорошо знали родную Сходню. Но какая же он примета, если его в принципе не видно с дороги, и если «преступник» Ионов о нём даже не знал? Вот они и замолчали про пруд, вот он в новом приговоре больше и не упоминается.

3. И ещё раз. Всё-таки. Самое главное. Чем проверены показания потерпевшей Щербаковой Е.В. на месте? Что их подтверждает?
Ничто.



Вот на фото она показывает место происшествия ручкой. Рядом – щуплая Щербакова Н.А. и увесистая Карагодина Н.А. Вокруг снег лежит. Место сложно узнать даже аборигену.
С точностью, до полуметра, Карл! До полуметра!
Ни следов автомобиля Ионова, ни потерянных на месте преступления вещей, ни данных с каких-либо камер видеонаблюдения, ни свидетельских показаний. Последнее особенно вызывает вопросы.

29 сентября Ионов А.В. был задержан, а затем помещён в СИЗО-12 по подозрению в опаснейшем преступлении – изнасиловании несовершеннолетней! Была сформирована следственная бригада под руководством Томчика С.Ю. И вот эта, с позволения сказать, бригада сыщиков не побывала на месте происшествия до зимы (!!!) и не предприняла никаких попыток по горячим следам найти доказательства происшествия.

На судах потерпевшие твердят, что место было пустынное, малолюдное, тёмное. Но ведь это и не пустырь. В непосредственной близости находятся дом №19 и дом №21. И вокруг тоже люди живут. Около полуночи, когда якобы совершено было преступление, у нас, как правило, ещё не спят. Вполне ещё могли светиться окна, кто-то мог ещё идти по улице, приехать или уехать по ней. Так почему следствие не предприняло никаких попыток найти свидетелей? Почему оно не отработало, как принято говорить, жилой сектор с целью отыскать, не видел ли кто-либо припаркованный на обочине длинный тёмно-серый автомобиль?

А ведь место и вправду не слишком-то посещаемое. Поздно вечером там ходят и ездят только свои, местные жители. Припаркованный там – да ещё на всю ночь! – незнакомый автомобиль гарантированно привлёк бы внимание, вывал бы вопросы, стоило кому-либо выглянуть хотя бы в окно.

Хорошо, допустим, что звёзды стояли удачным для «преступления» образом и чужой машины ну вот никто-никто не видел. Всякие случайности в жизни бывают, в том числе и такие. Но почему следствие не предприняло никаких попыток найти свидетелей? В уголовном деле нет и следов подобных следственных действий.

Мне ответ представляется так. Доблестные сыщики с самого начала знали, что на обочине ул. Папанина в ночь с 15 на 16 сентября 2012 года автомобиль Ионова не стоял. Для чего им делать лишнюю работу? Да и хуже того -- а если бы свидетели сказали нет? Не стояло там никакой чужой машины? Более того, а если они так и сказали? Потому-то всякие следы поиска и опроса свидетелей с улицы Папанина и пропали из дела бесследно. Нечистые на руку, химкинские следователи пошли совершенно иным путём – бросили Ионова в камеру на неопределённый срок в расчёте на то, что он не выдержит, потеряет рассудок и оговорит себя сам.

Да, сейчас это мои предположения. Того не более. Но ни суд, ни следствие, ни адвокат Карагодина Н.А. до сих пор так и не смогли объяснить приведённые факты иначе.

msannelissa: (Default)
Сегодня покажу, как по запросу следствия мобильный оператор предоставляет сведения о телефонных разговорах интересующих следствие граждан. Делается это в соответствии со статьёй 186.1 УПК РФ.

К прослушиванию разговоров это не имеет отношения, поскольку делается постфактум. Отслеживается не сам разговор, а лишь факт соединения. С какими номерами был контакт, сколько он продолжался, в зоне каких базовых станций происходил. Регистрируются как звонки, так и смс. Во всяком случае, так это было в 2012 году.




Как ни жаль, самого содержания телефонных разговоров Кати Щербаковой в ночь с 15 на 16 сентября 2012 года мы уже не узнаем никогда. Но и те данные, что есть – красноречивы. В уголовном деле эти несколько листов лежат скромно. Они есть, но в то же время их как бы и нет. В приговорах о них сказано вот что:

Вина подсудимого Ионова А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 134 УК РФ (в ред.Федерального закона от 29.02.2012г. №14-ФЗ), подтверждается следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании, а именно:
...
- протоколом осмотра предметов (т.2 л.д.204-207; т.З л.д.230) из которых следует, что 23.07.2012г. был произведен осмотр диска с детализацией телефонных соединений обвиняемого Ионова А.В. и потерпевшей Щербаковой Е.В. В ходе осмотра установлено, что абонентским номером 8-909-625-21-08 (использовался потерпевшей Щербаковой Е.В.) в период с 20 часов 04 минут 15.09.2012г. до 12 час. 37 мин. 16.09.2012г., неоднократно осуществлялись соединения с абонентским номером 8-963-711-59-30, который использовался обвиняемым Ионовым А.В., при этом, номер потерпевшей Щербаковой Е.В. регистрировался базовой станцией, расположенной по адресу: Московская область, г.о. Химки, мкр.Сходня, ул.Железнодорожная, д. 8. Абонентским номером 8-963-711-59-30 (использовался обвиняемым Ионовым А.В.) в период с 15.09.2012г. до 17.09.2012г. неоднократно осуществлялись соединения с абонентским номером 8-909-625-21-08, который использовался потерпевшей Щербаковой Е.В., при этом, номер обвиняемого Ионова А.В. регистрировался базовыми станциями, расположенными в г.о. Химки, в том числе, в период с 19 час. 28 мин. 15.09.2012г. до 06 час. 22 мин. 16.09.2012г., базовой станцией, расположенной по адресу: Московская область, г.о. Химки, мкр.Сходня, ул. Железнодорожная, д. 8, который также был осмотрен по ходатайству подсудимого Ионова А.В. 16.12.2014г. в судебном заседании;

Как не раз отмечалось и раньше, понять смысл сей словесной каши без подготовки почти невозможно. Если же всё-таки вдуматься? Тогда станет видно, что никакой вины подсудимого из протокола осмотра предметов не следует. Следует же из него ровно то, что Ионов А.В. разговаривал по телефону со своей двоюродной сестрой Щербаковой Е.В. Не больше того и не меньше. Что это доказывает? Половую связь по телефону?

Однако там есть и ещё кое-что. Посмотрим!

На первых же двух страницах приговора, в изложении Ионова А.В., мы видим события тех злополучных дней. В основном этот рассказ совпадает с тем, что сообщают остальные свидетели (стр.4 и далее) – разумеется, за исключением сомнительного ночного эпизода в автомобиле. Теперь обратимся к детализации телефонных соединений обвиняемого Ионова А.В. с потерпевшей Щербаковой Е.В.

Лист начинается с соединений, имевших место в Клинском районе, близ деревень Троицыно, Селевино, Захарово. Очевидно, что это и был тот самый поход за грибами. Семья разбредалась по лесу, при этом у всех были при себе мобильные телефоны. Далее, начиная примерно с восьми часов вечера – звонки с телефона Кати Щербаковой регистрируются уже на Сходне. Грибники вернулись домой, отдыхают, чистят грибы.

Но что это? 22:47:36 – входящий звонок на телефон Кати Щербаковой. То есть уже почти в одиннадцать вечера. Примерно в полночь – снова входящий звонок. Продолжительность разговора составляет 41 минуту. Но это же тот самый момент, в который, согласно выводам суда, Катя Щербакова вступала в половое сношение в автомобиле!

Либо кто-то врёт, либо, всё-таки, знаменитое половое сношение было осуществлено по телефону. 41 минута – немало! Что ж, теперь хотя бы понятно, почему Ионова признали виновным несмотря на то, что на улице Папанина ночью его автомобиля не было. Личное присутствие обвиняемого на месте преступления, как оказалось, не требовалось вообще!

Теперь обратимся к собственным показаниям потерпевшей. На допросах 1.10.2012 г. и далее Катя Щербакова утверждает, что забыла дома свой мобильный телефон. Если это правда, то с 11 вечера 15 сентября и до следующего утра никто по телефону звонить не мог. Обратите внимание на фразу внизу страницы: Отмечу, что перед тем, как поехать к своей подруге, я тайно от всех зашла в дом к своему отцу, где взяла свой мобильный телефон. Это оно и есть, да.

Стало быть, Катя Щербакова в очередной раз врёт. Кто там говорил про её постоянные и последовательные показания?

Тем временем в списке телефонных соединений Ионова видим уже знакомую картину: утром он находится в Клинском районе Московской области, вечером и ночью -- на Сходне. Всё совпадает. При этом несколько разговоров по телефону были действительно с Катей Щербаковой.

И снова посмотрим на показания потерпевшей Щербаковой Е.В. Но это уже 2016 год, суд. Что же мы там видим?
Через день он опять приехал, вот очень поразило меня. Мы общались там чего-то, потом он дал мне свой номер телефона и сказал, что если что-то понадобится, там в любой момент… и т.д.

Ранее в течение предварительного следствия и всего процесса 2014 года Катя Щербакова не говорила ничего подобного. В самом деле, для чего Ионову давать ей свой номер телефона, если накануне между ними неоднократно осуществлялись телефонные соединения? Он сменил номер телефона? Нет. Из тех же документов видно, что 17 числа и далее звонки осуществляются по прежним номерам. Более того, уж тогда Катя наверняка бы сказала: Он дал мне свой новый номер телефона. Но смысл сказанного ею очевиден. Данную деталь к новому суду придумала Карагодина Н.А., с единственной целью -- вылепить негативный образ подсудимого. Правда явно волновала обвинение в последнюю очередь.

После этого остаётся лишь один вопрос. Почему детализация телефонных соединений вообще не исчезла из уголовного дела? Ведь этот документ недвусмысленно изобличает потерпевшую Щербакову Е.В. во лжи. Тем не менее, он оставлен, и на него есть ссылка в приговоре.

Вероятно, ответ один – полная уверенность продажного следователя в своей безнаказанности. Скорее всего, ни Щербакова Н.А., ни Карагодина Н.А., ни следователь Дорошенко не могли подумать, что кто-то начнёт сличать показания и внимательно читать дело. Впрочем, Дорошенко Н.В. и вправду отделался легко, понеся ответственность только за одну-единственную взятку.



оглавление             Галерея       Галерея G+                      
                                       

                                                  Как нам по
мочь


 
msannelissa: (Default)
Вот очень забавный пассаж из Возражений Карагодиной Н.А., подписанных Щербаковой Н.А., на апелляционную жалобу оболганного ими инженера Ионова.
(полная версия возражений здесь)

Доводы Ионова о том, что если бы потерпевшая переживала случившееся с нею, то ей следовало бы пойти и принять душ, свидетельствуют о циничном и пренебрежительном отношении к последствиям совершенного преступления и чувствам несовершеннолетней Щербаковой Е.В.

Здесь мы видим одновременно приёмы (2) -- искажение доводов оппонента и (4) -- субъективность.

Во-первых, вот что на самом деле пишет Ионов:
—В своих показаниях, данных в судебном заседании 02.12.2015 г., лист протокола 8, потерпевшая заявляет: Каждый человек, который это проходит, видит, насколько можно сказать я грязная, что это произошло со мной. Это согласуется с общеизвестными представлениями о том, как чувствует себя человек, вступивший в нежелательный для него половой контакт. Но при этом в том же заседании суда потерпевшая сообщает, что утром 16 сентября, т.е. сразу после всего происшедшего, она легла спать у бабушки, и потом три дня находилась по тому ж адресу. Но по данному адресу находится не городская квартира, а дача без удобств (ванной комнаты, канализации, душа); время – сентябрь, и для того, чтобы мыться на улице, уже слишком холодно, да это и не принято. При этом городская квартира мамы потерпевшей, со всеми удобствами, с ванной, горячей и холодной водой, находится в 15-20 минутах ходьбы от данного адреса. Таким образам, потерпевшая, якобы мучаясь от сознания того, что она теперь грязная, что действительно было бы характерно для человека, ставшего жертвой изнасилования – не делает попытки пойти и принять душ. Чем это объяснить?

Вот и оригинал показаний, на которые ссылается Ионов. Это речь Кати Щербаковой в Химкинском суде 02.12.2016 г. -- точнее, её фрагмент.


Там в дальнейшем много будет всякого -- оглашение прежних показаний, недоумённые вопросы, Катя будет юлить, огрызаться и вроде бы даже слегка покраснеет под слоем косметики. В подготовленной речи в суде она рассказала много подробностей, которых никогда не рассказывала раньше -- ни у следователя, ни в заседаниях у судьи Морозовой. К их числу относятся и откровения о том, как она была сама себе неприятна, чувствовала себя грязной.

Вот Ионов и замечает: что же она помыться-то не сходила? Ведь возможность такая была. Нет же, завалилась на даче спать, и нисколько её при том чувство собственной осквернённости не преследовало.

То, как женщины чувствуют себя, пережив сексуальное унижение -- известно. Вспомните хоть фильм Ворошиловский стрелок -- потерпевшая бежит в ванную, и никто, ничто её не остановит. Очень точный штрих. А тут что? Мирно себе спит человек Не верю, в общем.

Вот и Карагодиной нечего ответить -- опять невпопад сочинили, что делать-то? И она перевирает слова Ионова: вместо вопроса -- какое-то глумливое замечание. Но смотрите выше: Ионов не писал следовало бы, он спросил: почему потерпевшая этого не сделала, тогда как возможность у неё была?

И при этом субъективная оценка со стороны Карагодиной -- дескать, это вопрос циничный -- самого вопроса никак не снимает. О чём бы вопрос не свидетельствовал, а вот в самом деле -- почему?
Апелляционный суд не отвечает и на этот вопрос, поставленный в апелляционной жалобе.Он лишь заявляет, что показания потерпевшей Щербаковой Е.В. -- постоянные и последовательные.
Так чей же цинизм?

msannelissa: (Default)
Теперь краткая сводка приёмов, использованных Карагодиной Н.А. в возражениях на апелляционную жалобу пострадавшего. Сами возражения находятся постом ниже.

1. Сокрытие части доводов оппонента
Первые четыре страницы возражений -- не возражения, а всего лишь пересказ доводов апелляционной жалобы. Это делается не для удобства чтения, как можно было бы подумать,  а затем, чтобы исподтишка подменить реальные доводы противника собственным, неполным и искажённым пересказом.
Например, Карагодина пытается скрыть важнейший довод апелляционной жалобы -- то, что суд не дал оценки:
многочисленным противоречиям в показаниях семейки Щербаковых,
голословности их утверждений, рисующих обвиняемого в чёрном цвете,
нарушениям УПК РФ в процессе предварительного следствия,
факту наличия у Щербаковых мотива к оговору -- в их совокупности.

Именно из этой совокупности обстоятельств -- которыек суд пытается то выдать за техническую ошибку, то проигнорировать, то скрыть совсем -- и очевидна сфабрикованность дела. И по той же самой причине автор возражений старательно перечисляет менее значимые доводы -- а про этот якобы забывает, равно как про то, что поведение суда идёт вразрез с Основным Законом нашей страны. Говорят же: если нечего сказать, лучше промолчи.

2. Искажение доводов оппонента
Это очень хорошо видно, если сравнить пересказ с оригиналом.
Например, в возражениях говорится:
Совершение преступления невозможно, так как, по мнению Ионова, для этого нужно было быть либо невменяемым, либо мертвецки пьяным

На самом деле в апелляционной жалобе сказано так:
В своих  показаниях потерпевшая утверждает, что после совершения преступления я уснул рядом с ней в машине. В показаниях, данных на предварительном следствии 01.10.2012 г., я спал примерно часа три (т.1 л.д.208),  на заседании 02.12.2015 г.– до рассвета (лист 8 протокола с/з). Это сказано, чтобы объяснить, чем же потерпевшая и я могли заниматься целую ночь (т.к. согласно биллингу телефонных переговоров, см.ниже, я уехал со Сходни только утром), особенно если учесть, что сторона обвинения во время судебного следствия упорно называла вымышленное ими происшествие изнасилованием. Но такое утверждение абсурдно, поскольку я был прекрасно осведомлён о возрасте Щербаковой Е.В., понимал тогда и понимаю сейчас, что половое сношение с ней было бы тяжелейшим уголовным преступлением. И вот после такого преступления я будто бы уснул прямо рядом с жертвой, на месте преступления, в машине с нетонированными стёклами, стоявшей, согласно показаниям потерпевшей, на улице, где горел фонарь (т.1 л.д. 214; протокол от 20 марта 2013 г.).  Более того, согласно схеме (т. 1 л. д. 156) места преступления, я  будто бы на машине остановился посреди проезда. Обочина обочиной, но даже на схеме видно, что это не совсем обочина, а проезд. На самом деле там в глубине, за пределами схемы, есть ворота и т.о. въезд и выезд. Это сразу же заметил бы любой водитель, и никогда не поставил бы так машину, тем более надолго, но дело в том, что среди людей, сочинявших эту историю, ни одна не водит машину. А следователю, вероятно, было всё равно, он в такие мелочи не считал нужным вникать?–?бумага стерпит, прокурор пропустит. Чтоб вот так остановить машину и насиловать в ней несовершеннолетнюю девочку, а затем остаток ночи спать – нужно было быть либо невменяемым, либо мертвецки пьяным. Но моё психическое здоровье подтверждено результатами психолого-психиатрической экспертизы № 383/a (т. 2 л.д. 115), при этом ни один свидетель не говорит ничего об употреблении нами 15-18.09.2012 спиртных напитков или о моём опьянении.

То есть в апелляции Ионов утверждает не то, что преступление невозможно, а то, что невозможно после такого преступления безмятежно уснуть рядом с жертвой, да ещё в машине, да ещё стоящей  на улице. Во всяком случае, если ты трезв и вменяем. Разница заметна?

3. Формализм
Пустые по сути своей аргументы, относящиеся только к формальному выполнению процессуальных норм и требований. Например, как если бы спасатель отказался вытаскивать утопающего на тех основаниях, что человек не кричал: Помогите!, а сразу начал тонуть.
Уголовно-процессуальное законодательство не содержит критериев и признаков оценки свидетелей с точки зрения их объективной независимости. равно как и не содержит понятия объективной независимости вообще. Также законодательство не содержит признаков первичности и производности показаний свидетелей.
Так и есть. Обвиняемый инженер Ионов -- не юрист, на его стороне только здравый смысл. Но ведь суть явления от формулировок не меняется. Не видевшие ничего свидетели повторяют рассказы Щербаковой, а суд признаёт их пересказы свидетельскими показаниями и не видит оснований таким показаниям не доверять..

Это всё равно, что выскочить из трамвая с криками, что Костя Сапрыкин вытащил у вас кошелёк, а в нём 100 000 -- и все сто человек на остановке становятся свидетелями против Кости Сапрыкина. Несмотря на то, что Костю в трамвае вообще никто из них не видел, а все только видели вас и слышали ваш крик.
Более того -- когда находится свидетель, видевший Костю Сапрыкина ровно в тот момент в другом месте, суд не учитывает показаний этого свидетеля, потому что, по мнению суда, они опровергаются показаниями ста человек, стоявших на остановке, каковые показания хорошо согласуются между собой.


4. Субъективность
Вот такое ещё попадается
Утверждения Ионова о том, чтосвязано с тем. что показаниями данного свидетеля подтверждается линия защиты…
Было, кстати, это и раньше. Направлены на то, чтобы избежать наказания   и т.п.

Но какое, простите, дело уважающему себя суду до того, кто к кому и как относится? Важно проживание людей вместе, контакты между ними. Важно то, насколько возможен был информационный обмен.
По-хорошему, на первом месте должна была быть логика той или иной стороны, обоснованность её аргументов.
Если у рассказов семьи Щербаковых про хлопанье в аэропорту, сажание Кати на коленки и девочкины менструации нет объективных подтверждений -- то их и нет. Это факт. И сей факт независим от того, как сейчас относятся Щербаковы и Ионовы друг к другу.

5. Сокрытие деталей
А ведь в тех самых деталях иногда вся суть, как известно.
Вот хоть например:
Стороной защиты в процессе значительное количество времени было уделено деталям того, где именно в чемодане потерпевшей хранились вещественные доказательства -- трусы потерпевшей, на которых была обнаружена сперма Ионова, однако различия в показаниях потерпевшей и матери можно объяснить тем, что на момент обнаружения трусов. потерпевшей этим деталям не придавалось значения, кроме того, с момента обнаружения доказательств прошло более трёх лет.

Если же обратиться к первоисточнику, вся картина будет совершенно иной. Щербаковы дружно рассказывают про свои трусы в таких подробностях, словно всё происходило вчера. А затем звучат оглашённые показания, и тоже в подробностях. Ничего там нельзя объяснить ни отсутствием внимания. ни памятью -- ложь налицо. И тогда уже начинает врать сам судья Жарких В.А. В своём приговоре от 18.03.2016 г. он этих ясно обозначившихся противоречий просто не отражает.

История под спудом. роковая тайна. Но она хранится на пронумерованных листах уголовного дела.

6. Извращённая логика
Применяется, дабы оппонент потерял дар речи от наглости собеседника. Например: пробка легче воды и поэтому тонет. Или: пробка тонет, она же легче воды!
Пример этого в доводах Карагодиной
По мнению Ионова, показания Данилюк Н.И, Шушуновой О.А., Мелешкиной Л.В., Илюхиной А.Г., Виноградовой Е.В. не содержат сведений о вменяемом преступлении. Однако неясно, в чём состоит возражение Ионова А.В. --
Что же тут неясного? Показания всех этих людей не свидетельствуют ни о каком преступлении, даже косвенно. Если не считать доказательством преступления тот факт, что А.В.Ионов и Е.В.Щербакова вообще на белом свете живут.

Соловьева А.А. сообщила суду не выводы, а сведения, имеющие отношение к данному делу, своих выводов Соловьева А.А. суду не предоставляла, кроме итогов профессиональных наблюдений и заключений о его (кого??? -- А.Ш.) причинах, основанных на рассказе и применении различных методик обследования психического состояния девочки во время проведения терапии.
Ну и чем отличаются выводы от заключений? Карагодина де-факто сообщает здесь то же, что Ионов: не имея прав и полномочий эксперта, псевдосвидетель Соловьева А.А. подменила собой экспертизу, а суд бессовестно закрыл на это глаза. Здесь уже мне впору спросить Карагодину, в чем же её возражение.

Вопросы получения образцов крови у Ионова исследованы, допрошены свидетель, подсудимым даны пояснения по факту изъятия у него образцов крови и слюны, оглашены его показания данные в ходе предварительного следствия.
И???
Результат-то исследования где???
А нету его, результата. Результат обвинение не устроил. Поэтому Карагодина Н.А. о нём просто умалчивает.


7. Утверждения без оснований. Ложь
Без этого тоже не удалось обойтись Карагодиной Н.А. при составлении документа, подписанного Щербаковой Н.А.
В жалобе Ионова не содержится указаний на то, каким именно материалам дела противоречит приговор.
Однако! В жалобе Ионова содержатся 53 прямых указания на места, где приговор излагает материалы судебного следствия заведомо ложно. Если это не противоречия приговора и материалов дела, то что?
Свидетель Кадыков А.Н. показал, что в один из дней в 2012 году его попросили отогнать машину, которую он поставил у чужих ворот, однако ни цвета машины, которой он мешал проехать, ни иных данных Кадыков А.Н. вспомнить не мог и его показания в общем никак не опровергают факт совершения полового сношения Ионовым с потерпевшей.
Вот уж точно поздравляю Карагодину Н.А. соврамши! Причём в одной фразе она соврамши как минимум трижды.
Вот -- ещё раз! -- показания свидетеля. Сравним? И увидим там -- что?
Во-первых, всё произошло не
в один из дней в 2012 году, а в воскресенье 16 сентября 2012 года. Эту дату свидетель тогда помнил точно и в заседании суда объяснил, почему тот день ему запомнился.
Во-вторых, он уверенно назвал цвет машины -- чёрный. То, что автомобиль на самом деле серый, ясно говорит о том, что свидетель вспомнил собственные впечатления. С ним никто не беседовал заранее и никто его не готовил. Просто дело происходило в сумерках под дождём, и мокрый автомобиль казался темнее.
В-третьих, каких именно
иных обстоятельств будто бы не мог вспомнить Кадыков А.Н.? Марку авто? Так он уверенно назвал Мерседес. И об обстоятельствах контакта с Ионовым 16.09.2012 рассказал ясно и подробно.

И вот таки да -- показания свидетеля полностью опровергают те хитросплетения лжи, которые по заказу Щербаковой сплела Карагодина. Потому что никакого полового акта в автомобиле на улице Папанина в ночь с 15 на 16 сентября произойти не могло. Просто потому, что тот самый Мерседес не мог выехать с участка возле дома.


Это лишь примеры. Внимательный читатель располагает всей информацией, чтоб самостоятельно наловить в возражениях Щербаково-Карагодиной еще пару вёдер подобного улова.

msannelissa: (Default)
Двое судей сыграли в жмурки-поддавки. Один накосячил, второй сделал вид, что не заметил этого. Это -- Федеральный судья Жарких В.А. в Химкинском городском суде и судья Матошкин С.В. в Московском областном.

Парадокс этот -- сочетание бесстыдства с попыткой придать делу приличный внешне вид -- не перестаёт меня удивлять. Кого они боятся? Не нас явно.

В январе 2015 года потерпевшие были переполнены спесью и самодовольством. Они были уверены, что судьба Ионова А.В. предрешена. На заседание апелляционного суда они не явились.

Возражения законного представителя потерпевшей, риэлтора Щербаковой Н.А., на апелляционную жалобу Ионова А.В. тогда уместились на одной странице. В тот момент риэлторша искренне считала, что этого достаточно.


И вот их же возражения теперь. Их -- поскольку это, на самом-то деле, совместный труд. Всё это написано не Щербаковой, а Карагодиной Н.А., притом что сама Щербакова добавила, разве что, отдельные самые нелогичные пассажи. В целом это не возражения, а упражнения в демагогии. Не знаю, насколько они достойны подробного разбора.





А пока можно сравнить объём.
Теперь обвинители сделали всё, чтобы не казалось, что возразить им было нечего. Это прокуратуре нечего, а Карагодиной и Щербаковой -- очень даже естьчего. Вон же сколько выдали на-гора, целых 12 страниц.

Здесь -- неумирающий расчёт на то, что читать сам текст никто не будет. С точки зрения неправого суда, текст вовсе не должен быть приличным. Ему достаточно относительно прилично выглядеть издали.
К апелляционному постановлению и к самому приговору это тоже относится.


Гром гремит, земля трясётся... Риэлтор Щербаквоа Н.А. несётся верхом на адвокате Карагодиной Н.А.
msannelissa: (Default)
В течение второго процесса обвиняемый трижды обращался к суду с ходатайством о допуске дополнительного защитника. В последнем заседании апелляционного суда ему было отказано в таком ходатайстве в четвёртый раз.

9.06.2016 состоялось краткое заседание, на котором суд так и не приступил к рассмотрению дела по существу. Причиной стала неявка потерпевшей Щербаковой Е.В., которая заболела вместе с адвокатом Карагодиной Н.А. По коридору суда бегала и звонила по сотовому телефону одна только бесноватая риэлторша. Это очень наглядно показывало, в чьих на самом деле интересах проводится этот бесконечный процесс.

Кроме этого, на заседании выяснилось, что с логикой у Щербаковой Н.А. совсем беда.
Просьба обвиняемого о том, чтобы наряду с адвокатом его защищала жена (да, та именно самая жена, которой, по словам адвоката Карагодиной Н.А., нет и никогда не было), встретила со стороны риэлторши очередной приступ яростного протеста. Так примерно протестовала и Карагодина на заседании Химкинского суда 02.12.2015. В тот момент её возражения ещё могли выглядеть обоснованными. Но теперь?

Я возражаю, Ваша честь. Потому что… Ну, во-первых, в этом деле рассматривается материалы… о… половой неприкосновенности несовершеннолетней, поэтому как я понимаю профессиональный адвокат связан профессиональной этикой о неразглашении того, что звучит в суде. Люди, которые не имеют такого профессионального адвокатского статуса, они такими обязательствами не связаны. Кол-во адвокатов не ограничено, которых может приглашать для себя обвиняемый. Эти люди адвокатами не являются. Кроме того, э-э супруга, Анна Шмелёва, а-а, на протяжении последнего года, э-э, в интернете писала лживую информацию обо мне, моей дочери и поливала нас грязью и вот сейчас было упомянуто, что она хорошо знает материалы дела. Этот человек, которого на тот момент не было, который является посторонним, изучала эти материалы, касающиеся сугубо личных вещей в отношении моей дочери … поэтому категорически возражаю.

Разумеется, никакой лжи в данном журнале нет. Риэлторше это прекрасно известно – иначе она давно привлекла бы меня к ответу в предусмотренном законом порядке. Хотя всё решилось бы намного раньше -- я сама исправила бы не то что ложь, а малейшую неточность немедленно после того, как мне на неё аргументировано указали. Журнал открыт. Но указывать не на что – все выводы подтверждены документами и фактами. Есть здесь и вопросы без ответов. Но про них так и говорится, что это вопросы без ответов. Все предположения обоснованы и подкреплены материалами дела.

При всём этом, сторона обвинения уже имела возможность убедиться, что недопуск к защите обвиняемого не мешает мне освещать процесс в журнале. Если Карагодина зимой 2015-2016 ещё могла этого не знать, то уж Щербакова сегодня – никак не могла. Никакой процесс нельзя сделать закрытым от семьи обвиняемого – стены делаются прозрачными, расстояния ничего не значат. Всё, что относится к близкому мне человеку, относится и ко мне самой, и слово посторонний тут явно лишнее. Но в чём тогда смысл выступлений Карагодиной и Щербаковой?

Подобно крысам, они боятся посмотреть мне в глаза. Может быть, не меньше, чем боялись посмотреть в глаза Ионову во время предварительного следствия. Ещё больше они боятся множества вопросов, которые я так давно мечтаю им задать. Вопросы им известны. Они уже здесь фактически прозвучали. Ответы на них для Щербаковой Н.А. и для Щербаковой Е.В. равносильны чистосердечному признанию. Пока они не были заданы во всеуслышание в зале суда, псевдопотерпевшие могут делать вид, что они этих вопросов не слышали.




msannelissa: (Default)
В возражениях прокурора Солохиной О.В. на апелляцию адвоката Горина есть 2 (два) момента, когда подружка потерпевших -- и по совместительству государственный обвинитель -- не была голословна, а попыталась включить хоть какую-то логику.

Первый момент касается протокола забора образцов для сравнительного исследования, а второй -- протокола выемки Трусов Потерпевшей.
Оба документа имеют ключевое значение для обвинения, и оба вызывают сомнения в части дат. Здесь и там защита имеет к обвинению вопросы, на которые так и не был получен ответ.
В качестве ответа на первый вопрос обвинение попыталось использовать показания перепуганного фельдшера химкинской подстанции Скорой помощи Багровой Е.А., которая так и не вспомнила, где и что подмахнула три года назад по просьбе взяточника-следователя. В этом месте Солохина О.В. делает хорошую мину при плохой игре и притворяется, будто бы слова несчастного фельдшера доказывают подлинность протокола, хотя фактически дело обстоит ровно наоборот.

Посмотрим теперь повнимательнее на второй документ. Вопрос, поднятый в апелляции Горина, состоит в следующем.



иными словами, представитель потерпевшей Карагодина Н.А. не могла участвовать в составлении протокола выемки 2-х женских трусов, который был якобы составлен 18.01.2013 г., поскольку, согласно своему ордеру, вступила в дело только 14.02.2013 г.

Напомню, что пишет по этому поводу Солохина О.В.: Довод стороны защиты о том, что представитель потерпевшей -- адвокат Карагодина не могла участвовать при составлении протокола выемки от 18.01.2013, так как она вступила в дело (согласно ордеру) 14.02.2013 г., не основан на законе.
Так, в соответствии с ч.1 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В то же время ст. 45 УПК РФ, регламентирующая процессуальное положение представителя потерпевшего, не предусматривает для представителя потерпевшего наличия ордера, а лишь ходатайство потерпевшего.


Вот эта статья. В ней действительно не говорится ничего об ордере представителя потерпевшего.
Что ничуть не снимает вопросов, продиктованных здравым смыслом.
Ведь если для участия Карагодиной в процессе её ордер был не обязателен, то зачем она его предъявила и 14.02.2013 г. приобщила к делу?
Более того, если вы поверили и решили, что Карагодина участвует в уголовных процессах без ордера, то вы ошибаетесь. Как бы ни было велико желание помочь ребёнку отомстить, адвокат Карагодина Н.А. без ордера всё-таки не работает.
И данный процесс -- не исключение.

Карагодина Н.А.: тоска и месть. Фото из открытых источников.

Да и вообще, много ли вы видели таких адвокатов, которые, не имея ордера, помчались бы участвовать хоть в каком угодно процессуальном действии просто так, из любви к искусству? Думаю, что не больше, чем грязных трусов, которые хранятся в семье риэлтора Щербаковой Н.А. 6 (шесть) месяцев и не начинают, простите, вонять.

И не бросилось ли вам в глаза, наконец, соответствие этих сомнительных дат: 15 января 2013 года -- протокол несостоявшегося забора крови, 18 января 2013 -- протокол якобы выемки несуществующих Трусов?

Мне кажется уже совершенно очевидным, что ни одной, ни другой процедуры в январе 2013 года не проводилось. Точно так же, как и никаких трусов в чемодане никто не находил. Скорее всего все названные документы были состряпаны вместе с экспертизой в апреле-мае 2013 года.

Было бы, конечно, ещё забавнее, если бы протокол выемки Трусов датировался тем же 15-м января. Но следователь Дорошенко, видимо, всё же попытался придать своему творчеству некое внешнее правдоподобие.


 
msannelissa: (Default)
Наконец, как и ожидалось, уголовное дело свелось к единственному вещественному доказательству -- Трусам Потерпевшей.

Вот с чего всё начиналось. Это -- совокупность обстоятельств, из которых следуют сомнения в подлинности данного доказательства и в результатах его экспертизы.

Во втором судебном процессе ни один вопрос, связанный с Трусами, ответа не получил. Более того, появились новые вопросы. Часть этих вопросов подробно раскрыта в главах А ну-ка убери свой чемоданчик! и Вошь на гребешке и Химкинский суд.

По закону суд обязан обосновать вынесенный приговор и разбить все аргументы защиты. Соответственно, суд должен был дать ответ и на все вопросы, связанные с Трусами. Формально суд считает, что ответы он дал. Фактически это выглядит следующим образом:
1. Суд пересказывает -- зачастую не полностью и с искажениями -- аргументы защиты.
2. Суд голословно заявляет, что эти аргументы не доказывают невиновности обвиняемого (чаще всего), либо не имеют значения, либо (совсем редко) неверны.

Логическая связь между п.1 и п.2 не прослеживается почти нигде, и обоснований сделанным выводам чаще всего не даётся вообще никаких. Так построены: приговор, речь государственного обвинителя Солохиной О.В., речь представителя потерпевшей Карагодиной Н.А.

Вот ещё пара листов из протокола судебного заседания от 15.03.2016 года с речью Карагодиной Н.А. (Осторожно -- ложь! ) В них забавно то, что Карагодина пускается в изыскания -- и, возможно, кое-о-чём проговаривается.



Ну а почему бы нет? Рассмотрение дела подходит к концу, приговор -- в буквальном смысле! -- в кармане. Сюжет развивается точно по законам классической трагедии. Зло не может не плюнуть в лицо поверженному добру -- на то оно и зло.
Карагодина: На изъятых у потерпевшей трусах обнаружена сперма. Этот факт подтвержден результатами экспертизы (№ 1379), происхождение этой спермы от Ионова подтверждено итогами другой экспертизы (№ 1802). Данные экспертиз, использованная методика, квалификация экспертов не вызывают сомнений.
Да ну неужели? А как же наши вопросы? Мне кажется, вся эта мутная и тёмная история с Трусами как раз очень большие сомнения вызывает.
Учитывая это обстоятельство, а также то, что нет никаких оснований подозревать экспертов в необъективности или сговоре с сотрудниками прокуратуры, следственного комитета, потерпевшими,
в этом месте речи Карагодина тоненько захихикала
причем одновременно со всеми сразу,
почему сразу? Достаточно было сговора эксперта со следователем.
тот факт, что на неких трусах обнаружена сперма Ионова может означать только то, что или Ионов сам носил эти трусы
Вот-вот. А теперь вспомним, что, действительно, при задержании у Ионова следователем была изъята вся его одежда, в том числе чёрные трусы. Если учесть то, что одежду отобрали 1 октября, а до этого Ионова держали в камере с 29 сентября, то очевидно, что бельё на нём было заношено. А затем одежда Ионова пропала. Ответа на то, куда она девалась, ни прокуратура, ни следственный отдел не дали по сей день. Среди вещественных доказательств трусов Ионова нет. Выводы?
и каким -то необыкновенным и хитроумным способом сумел приобщить их к делу,
а зачем Ионову их приобщать? Если это кто-то и сделал, то следователь Дорошенко, и хитроумия для этого не требовалось.
или что кто-то неизвестный сумел добыть сперму Ионова и нанести их на означенные трусы, что как мы понимаем, маловероятно
почему маловероятно? Дело, как мы видим, семейное. И Катя Щербакова, и Щербаков Владимир Иванович доступ к автомобилю Ионова имели. Теоретически в какой-то момент они могли получить и доступ к его нижнему белью. Люди проводили время вместе, общались -- в том числе на пляже, и в доме, и в саду... Против этой версии говорит то, что тогда Трусы Потерпевшей появились бы сразу. Поэтому скорее всего их появление -- всё-таки дело рук следователя и эксперта.
или то, что имело место половое сношение с владелицей этих трусов. И последнее, в совокупности со всеми иными обстоятельствами дела, является наиболее достоверным и логичным объяснением.
Совокупность иных обстоятельств говорит как раз о том, что Трусы физически не могли существовать. Алиби Ионова, противоречия в рассказах потерпевшей, бумажный рулон, наконец, мотив потерпевших и признаки сговора между ними. Не слишком ли?
Защита неоднократно задавала вопрос как потерпевшей, так и и законному представителю, о том где находились трусы, в каком именно месте, почему были приобщены спустя длительное количество времени и так далее.
И где же ответы на все эти вопросы?
Однако тот факт, что трусы были обнаружены не сразу после происшествия и приобщены еще позже не означает, что данное доказательство было фальсифицировано.
Не сразу -- это через несколько месяцев. Мы вернулись к тому, с чего начали: грязное бельё -- столько -- не лежит. При попытке потерпевших объяснить сей феномен получился форменный цирк, когда в первом судебном процессе подопечные Карагодиной хором заявляли одно, во втором судебном процессе, столь же дружным хором -- другое, и между собой эти две исполненные хором истории не согласуются никак. Если данный факт не означает того, что доказательство было не найдено, а подделано летом 2013 года экспертом по заявке следователя -- то что он означает?
Тот факт, что трусы как вещественное доказательство не сохранились, не означает также того, что результат экспертизы фальсифицированы,
Ещё раз. А что он означает тогда? Особенно в совокупности с десятком других вопросов, так и оставшихся без ответа?
также следственным комитетом представлены документа об утрате вещественных доказательств вследствие обстоятельств непреодолимой силы.
Где эта документа? Почему не названы том и лист дела? Соответствует ли документ предъявляемым в данном случае требованиям?
Наконец, защита указывает, на недействительность протокола выемки трусов как вещественных доказательств от 18 января 2013 года так как при следственном действии присутствовала в качестве представителя потерпевших Карагодина Н.А., в то время как ордер был представлен ею в феврале 2014 года. Однако согласно УПК РФ, ордер в качестве основания для участия в деле предусмотрен только для защитников, а не для представителей потерпевших, факт того, что Карагодина Н.А. к моменту составления протокола изъятия имела статус адвоката, подтверждается удостоверением адвоката.
Да уж! Особенно в свете показаний Щербаковой Е.В. в судебном заседании 02.12.2015 г., согласно которым при выемке трусов присутствовали -- она сама, её мать Щербакова Н.А., следователь Дорошенко и медсестра. Где же в тот момент была Карагодина вместе с её статусом адвоката?
Ещё также двое понятых должны были присутствовать -- но и про них ни гу-гу!
Причём это -- ещё далеко не всё. Самые неудобные обстоятельства Карагодина в своей речи вообще не упоминает. Этой тактики в равной степени придерживаются и Карагодина, и Солохина, и суд -- перечислить не все аргументы и вопросы защиты, а примерно так половину.

Я не знаю, откуда могли взяться Трусы Потерпевшей на самом деле. Я даже не знаю, существовали ли они вообще. Их никто не видел -- ни сам обвиняемый, ни защита. Видела ли их потерпевшая? Даже это неизвестно. Никто не ответил на вопрос о том, как, ну вот хотя бы примерно, выглядел рисунок белого цвета в виде кошки. В заседании 02.12.2015 года потерпевшая категорически отказалась на этот вопрос отвечать. Так был ли котик?

Теоретически Трусы Потерпевшей вообще могли существовать только на бумаге, как и экспертиза.
Они могли быть куплены весной или летом 2013 года и переданы через следователя эксперту -- вместе с образцами биологического материала, который сразу же на них и появился.
Они могли быть теми самыми трусами, которые были изъяты у Ионова при его аресте.
Они а какой смысл гадать? Кто знает ответ?
Следователь Дорошенко Н.В.?
Следователь Лубенский А.Ю.?
Прокурор Солохина О.В.?
Судья Морозова Е.Е.?
Судья Жарких В.А.?

Но все они молчат... Расследовать дело о загадочной судьбе Трусов, видимо, должны соответствующие компетентные органы.




msannelissa: (Default)


Редкий опыт рассмотрения одного и того же дела дважды, разными составами суда первой инстанции с промежутком ровно в 15 месяцев, сам по себе имеет ценность.
Считается, что исправить ошибки прошлого невозможно. Но нам удалось провести судебные прения дважды -- 16.12.2014 г. и 15.03.2016 г. Как теперь не сравнить выступления, сделанные в одном судебном заседании и в другом, и не сделать пары интересных наблюдений!

Например, возьмём речь представителя потерпевшей, Карагодиной Н.А.. На данный момент почти ничего интересного в ней не осталось.
Она состоит из тех же «аргументов», которые мы видели уже в двух приговорах подряд. Те же срежиссированные семейные показания, мелкие неточности и передёргивания, словесная путаница, демагогия. Но есть кое-какия занятные штрихи и подробности. Вот они.

Первое -- особенно интересно лично мне как законной жене обвиняемого. В лучших традициях, вероятно, бурного комсомольского прошлого Карагодина производит разбор личности обвиняемого (хотя суд от неё этого, вроде бы, даже и не требовал)
2014 год, декабрь:

2016 год, март:


Вот оно как. Не смог обвиняемый семьи построить. А мы тогда кто? Так живёшь себе и вдруг узнаёшь: я, оказывается, не существую. Надо думать, что на кнопки сейчас нажимает привидение, не иначе. Карагодину несло

И кто более неадекватен в данном случае: адвокат Карагодина Н.А. или же судья Жарких В.А., положивший сей не соответствующий действительности бред, фактически, в основу приговора?

И ещё одно, уже в конце всей речи:
2014 год, декабрь:

2016 год, март:


Что у неё с ориентацией во времени? Следствие по делу и судебное разбирательство идёт не просто более двух лет, а три с половиной года. Этого-то как можно не заметить? Буксует процесс, это факт. Затягивается вместе со всеми последствиями -- с проблемами в собственной жизни, с возмущением родственников, с недоумением окружающих и всем остальным. В 2012 году семьёй Щербаковых был запланирован блиц-криг -- молниеносная война против друга и брата. Щербакова Н.А. рассчитывала, что с осуждением племянника все её семейные проблемы разом разрешатся. Маска безутешной мамы жертвы насилия была приготовлена, примерена и надета. Катя Щербакова, как в новом платье, вертелась перед зеркалом в образе жертвы насилия -- кроткой, несчастной и невероятно сексуальной. Осуждённый Александр Ионов, по их расчётам, не должен был выйти из тюрьмы никогда -- во всяком случае, в обозримом будущем. Впереди же маячило наследство и безоблачные перспективы... Но расчёты не оправдались. Всё пошло наперекосяк. Обвиняемый оказался вновь -- и до сих пор -- на свободе. Он сражается за справделивость и правду вместе со своей семьёй. Все мы живы и -- не побоюсь этого слова -- счастливы. Потому что мы вместе. И ещё потому, что счастливыми -- рождаются, а вы не знали?

И тогда под напором обстоятельств планы Щербаковых начали рассыпаться. Из-под масок безутешной мамы и дочки-страдалицы выглянули жадность, злоба и месть, вызывающие уже не сочувствие, а недоумение. Ведь понять людей, много лет живущих ненавистью непонятно за что, невозможно. Неужели так сложно оставить невиновного человека в покое? -- мысль, которая с течением времени приходит в голову всё большему количеству людей. Неприятно всё это обвинению, что и говорить. Но даёт ли это Карагодиной Н.А. повод вести себя в судебном заседании настолько раскованно?


msannelissa: (Default)
В обширной коллекции нарушений закона, допущенных Химкинским судом при вынесении приговора по делу 1-8/16 от 18.03.2016 г., есть и кое-что очень важное.
Напомню:
Статья 49 Конституции России
1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.


Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Глава 2. Статья 14 – то, что следует непосредственно из статьи Конституции Рф, приведённой выше.
Презумпция невиновности
1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.
3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.
4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

А теперь снова приговор Химкинского суда. Рассмотрев долгий и путаный, и неадекватный, пересказ прозвучавших на суде показаний;
-- многократные повторения сексуальных историй семьи Щербаковых с противоречиями и вариациями, в пересказе Кати, Вовы, Наташи, психолога Соловьёвой, подружки Ескиной и других;
-- ничего не значащие документы вроде протокола снятия чехлов с сидений автомобиля;
-- заключения экспертиз, из которых никак не следует чья-либо виновность;
-- а также результаты экспертизы не существующих на данный момент Трусов Потерпевшей,
мы подходим уже к чему-то вроде финала. Как же он выглядит?
Лист 14. Он же лист дела 246
Суд считает, что вышеприведенные в приговоре, оглашенные и исследованные по ходатайству подсудимого Ионова А.В. письменные материалы дела, не подтверждают невиновность Ионова А.В. в совершении инкриминируемого ему преступления, поскольку виновность подсудимого Ионова А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 134 УК РФ подтверждена в полном объеме совокупностью вышеприведенных исследованных в судебном заседании доказательств.

Интересно, понимает ли федеральный судья Жарких В.А. смысл того, что он сам написал?

Или вот это:
Ссылки подсудимого Ионова А.В. на то, что в постановлении о возбуждении ходатайства перед руководителем следственного органа о продлении срока предварительного следствия (т.1 л.д.8) указано о необходимости допроса свидетеля Малова И.А., который впоследствии допрошен так и не был, а в постановлении о возбуждении ходатайства перед руководителем следственного органа о продлении срока предварительного следствия (т.1 л.д.27-29, 32-34) и в постановлениях о продлении срока содержания под стражей (т.1 61-63) указано, что допрошен свидетель Малов И.А., при этом в перечислении доказательств в обвинительном заключении указанный свидетель отсутствует и протокола допроса данного свидетеля в деле нет, по мнению суда не свидетельствуют о невиновности Ионова А.В. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 134 УК РФ (в ред. Федерального закона от 29.02.2012г. №14-ФЗ).

То есть получается примерно так. Обвиняемый, понимаете ли, не доказал свою невиновность. Почему? Потому что суд считает, что доказал его виновность. Почему же суд так считает? Потому что исходит из того, что из аргументов, приведённых защитой и обвиняемым, невиновность обвиняемого не следует!
Сказка про белого бычка. Абсурд. Бред.
Но на этом бреде печати стоят, на минуточку. И подписи. И издал данный документ вовсе не сумасшедший дом, а уважаемое учреждение – Химкинский суд.

Таким образом, Основной Закон нашей страны не просто нарушен приговором Химкинского городского суда. Он буквально попран. При новом рассмотрении дела остались, и  -- более того! -- укрепились, неустранимые сомнения – то есть обстоятельства, прояснить которые не удалось и уже не удастся никогда. Есть подробные показания потерпевшей, но объективных доказательств им нет никаких. Есть противоречия между прежними и новыми показаниями обвинителей, объяснить которые свойством естественной забывчивости невозможно. Есть независимые свидетели, чьи показания идут категорически вразрез с версией обвинения, и объяснить это, не уличая Щербаковых во лжи – также невозможно. По закону судья обязан истолковать такие противоречия в пользу обвиняемого. Он же поступает ровно наоборот. Это – уже много серьёзнее, чем вырванный из дела лист или подменённый протокол.

Независимый Химкинский суд ведёт себя как марионетка в руках адвоката Карагодиной Н.А. и её нанимателя риэлтора Щербаковой Н.А.
Иногда удачно сделанный портрет стоит и повторить.
Откуда 09.12.2015 г. мы знали, что так и будет?

msannelissa: (Default)
И ещё немного того, что Химкинский суд как бы слышал (потому что в протокол заседания 15.03.2016 года внёс), но одновременно и не слышал – потому что никак не учёл и не отразил в своём решении.
Напомню, что в течение всего процесса законный представитель потерпевшей Щербакова Н.А. занималась зомбированием окружающих, отрицая очевидное. Суд охотно шёл у неё на поводу, веря – или делая вид, что верит.


Вспомним ещё раз:
На вопрос государственного обвинителя Солохиной О.В.: Ни на какое имущество родственников Вы не претендовали?
Щербакова Н.А.: Нет, абсолютно нет.
(на заседании 16.11.2015 г.)

На вопрос государственного обвинителя свидетелю: Основания какие-то для оговора его у Вас имеются?
Щербакова Н.А. Нет. я, честно говоря, не знала, что происходит в той семье, что у них я особо не интересовалась
(там же).

При всём этом явственный и неподдельный интерес к недвижимости родственников был продемонстрирован Щербаковыми непосредственно в зале суда. Это видели и слышали все – кроме, как оказалось, судьи Жарких В.А. И вот наконец – реплики к прениям, когда Щербакова Н.А. рассказывает, как она не имела к этому никакого отношения и насколько же она была ни о чём не осведомлена:

Реплика законного представителя: Я хотела еще раз подтвердить и заявить о том, что об изнасиловании своей дочери я впервые услышала только в Рязанской области. Услышала это от постороннего человека, вероятно, следователя, который сообщил мне об этом и спрашивал, смогу ли я спокойно общаться со своей дочерью. Естественно, мне было важно, что она жива, в первую очередь. Кроме того, на самом первом судебном заседании, когда была судья Алексеева, перед началом заседания, там был зал больше, на скамейке сидела Оля со своим представителем, и перед началом судебного заседания, Карагодина подтвердит, Ионов сидел и достаточно громко говорил о том, что какое судебное заседание, какой может быть суд, если доказательств нет, они вообще уничтожены, их не существует. Я спрашивала Наталью Александровну (Карагодину Н.А. -- прим.авт.). Меня это взволновало, почему их нет, как это может быть? Откуда Ионов может знать, где они? Наталья Александровна ответила: «Да я не знаю, может, они в процессе экспертизы куда-то деваются или что-то. Сидите спокойно, все нормально».

По поводу вот этой недвижимости пресловутой. Об этом говорится везде и постоянно. Не хотелось бы вот это все ворошить, потому что это глупо и противно. Но скажу, что в тот момент, когда я познакомилась с Владимиром Ивановичем и мы поженились, у них изначально в семье было такое, что он крестник тети Жени, которая живет в Феодосии, она завещала ему тогда квартиру. Меня это несильно волновало, потому что это их дела. Потом мы периодически ездили туда отдыхать, вся семья, все по очереди ездили туда отдыхать. В какой-то момент, в последние годы ее жизни, мы как-то приехали, на что тетя Женя нас усадила, сказала, что ей нужно с нами поговорить. Сказала: «Я хочу Вам сказать, Нина просит переписать на нее квартиру. Что Вы об этом думаете?». Я сказала, что отношения иметь ко всему этому не хочу. Мне неприятно. Владимира Ивановича это неприятно удивило. Они там с тетей разговаривали. Прошло какое-то время, тетя Женя плохо себя чувствовала, Владимир Иванович к ней ездил, Нина Ивановна ей помогала. Потом через какое-то время были похороны, Владимиру Ивановичу не до этого было, выяснять что-то по поводу недвижимости, потому что он очень любил свою тетю, вопросы задавать было не очень. Потом выяснилось, что квартира принадлежит Нине Ивановне, причем сказала нам об этом Галина Ивановна. Она пришла к нам, мы тогда жили в однокомнатной квартире поблизости, и заявила о том, что, и заявила, что оказывается, Нина Ивановна оформила на себя квартиру и предлагала Владимиру Ивановичу с ней судиться. Сказала, что она с Ниной Ивановной поругалась. Я сказала, что делать ничего не нужно, потому что уже есть, то есть. Я его отговаривала, потому что между своими людьми какие могут быть судебные разборки. А теперь они все обвиняют Владимира Ивановича в корысти. Обычно человек судит по другим людям о себе. Документы никто не показывал Владимиру Ивановичу. Вполне возможно, там не совсем честно было вступление в наследство. Владимир Иванович говорил мне о том, что если это воля тети, что он хотел просто ее волю узнать, то он ее уважает и, естественно, претензий на ту квартиру быть не может, и ему было интересно. Ко мне это не имеет никакого отношения. Подтверждаю, что никакого интереса к квартире у меня никогда не было и быть не может.


Хотите – верьте, хотите – нет, но это точно записанная стенограмма, вошедшая в официальный протокол судебного заседания. Но даже после этого Химкинский суд ухитряется утверждать, что у потерпевших нет мотива к оговору обвиняемого.

msannelissa: (Default)

Наконец обработали и выкладываем сам приговор Химкинского городского суда от 18.03.2016 г. в виде картинок. Жалобы на неудобочитаемость не принимаются. Этот приговор, как и предыдущий от 18.12.2014 г., абсолютно не рассчитан на то, чтобы его читали.
И не дай Бог ещё -- внимательно. По диагонали давайте, по диагонали... если так уж неймётся прочитать.
И тем паче не дай Бог вдумываться. А то ещё увидите, чего доброго... нну, много что там можно увидеть... нет уж, эти чиновничьи делишки посторонних глаз не любят...
Добро по ссылке,... в смысле там лежит приговор.
Немного цифр. В приговоре судьи Морозовой 16 страниц, 11 тысяч слов и 64 тысячи букв. В приговоре судьи Жарких 18 страниц, 13 тысяч слов и 77 тысяч букв. Совпадение текстов, по нашей оценке, составляет где-то так процентов 70. Совпадение резолютивных частей -- 99, 999998%

Приговор не выглядит обусловленным теми материалами, которые были получены в ходе судебного следствия. Он существует как бы сам по себе. По своему цинизму он приближается к тому самому апелляционному постановлению по этому же делу от 26.02.2015 г., которое было отменено. Но если упомянутое постановление игнорировало доводы апелляционных жалоб, то на этот раз приговор игнорирует, искажает либо даже фальсифицирует данные собственного судебного следствия!

Проведено 10 судебных заседаний. Допрошено 11 свидетелей, причём трое из них -- впервые. Двух свидетелей обвинения за государственный счёт доставили для допроса аж из рабочего посёлка Шилово Рязанской области, откуда не ходит в Москву никакой общественный транспорт и расстояние составляет 330 километров. Инициаторы дела -- риэлтор Щербакова Н.А. и её гражданский муж Щербаков В.И. -- в общей сложности выступили пять раз. Более того, на этот раз суд трижды предоставлял слово даже обвиняемому.
Судебное следствие выявило интереснейшие, неизвестные раньше обстоятельства этого дела. Жаль, что столь титанические усилия ушли в свисток.




msannelissa: (Default)
В стройной продуманной системе обвинения показания свидетеля Зениной Н.Е. стоят особняком. Виной этому – расстояние. Зенина – та самая женщина-полицейский, которая, согласно материалам дела, первой услышала о совершённом преступлении. Это произошло поздно вечером 29 сентября 2012 года. В настоящее время Зенина Н.Е. занимает должность командира отдельного взвода ППС межмуниципального отдела МВД России «Шиловский» и проживает в рабочем посёлке Шилово Рязанской области. Между р.п. Шилово и г.о.Химки – 330 километров и 4 часа езды.

Мне не верилось, что этот свидетель станет лгать. Казалось, что Шилово находится слишком далеко, чтобы туда смогли дотянуться длинные руки адвоката Карагодиной и риэлтора Щербаковой. Но, по-видимому, дал о себе знать ещё один веский мотив – честь мундира.
Ведь по мере рассмотрения дела перед нами всё ярче выступают косяки предварительного следствия. На последних заседаниях суда Н.А.Щербакова уже взывала к оборотню в погонах Дорошенко Н.В. Но один ли он несёт ответственность за дело и трусы?

Вот отрывок из показаний Зениной. Он достоин самого внимательного прочтения.
… в общем позвонили мы маме, дежурный пояснил, где находится ребенок. Мама, по рассказу оперативного дежурного уже, сказала, что прибудет, ну по возможности, за Машей. Так как я была на сутках и из женской половины личного состава была только я, девочка, «пусть она побудет какое-то время у тебя, потому что маме ехать из Московской области пять с половиной часов до Шиловского района». В общем-то она всю ночь была у меня в кабинете. Ну и очень уставшая, подавленная какая-то. Ну чай ей предложила, попила она чаю сладкого, я спросила: «Что там произошло у Вас, что случилось?». Она стала мне, правда очень-очень неохотно так как-то, но с другой стороны немножко располагала. Потому как я говорю: «У меня тоже дочь растет, как ты забрела-то с этим человеком». Она называла его то Сашей, то дядя Саша. Но почему-то расположилась, стала что-то там рассказывать. Я говорю: «Что случилось, зачем ты вообще туда попала?», «Мы с дядей Сашей поехали туда отдыхать». Я говорю: «Как отдыхать, не лето же, холодно же уже?», «Ну он сказал, что мы поедем отдохнем, несколько дней». Я говорю: «Ну почему в больницу то Вы обратились? Как попали?», «Мне стало с желудком плохо». Я говорю: «Вы принимали алкоголь?». Она сказала: «Ну да, я пила немного». И что-то, как-то, по-моему, не буду врать, она сказала, что только одной морковкой по-корейски она закусывала, что-то особо еды не было. Потом у нее были волосы все в блестках. Я говорю: «Маш, что у тебя с головой, почему волосы все блестят?», «Да ничего, ничего», а потом как-то: «Волосы блестят, потому что Саша, это была такая игра». Я не стала ее дальше допытывать, потому как взрослый человек, понимаю, что это может означать. А такая видимо расшатанная она была, не стала у нее больше ничего спрашивать. Потом она уснула, иногда просыпалась, спрашивала, сколько времени, не приехала ли мама. Я говорила: «Нет Маш, времени еще очень мало, ночь, ты спи». Она засыпала, просыпалась. Спрашивала я ее: «Маш, у вас что-то было? Половой акт?». Она сначала нет махала, потом головой кивала, потом она все-таки головой кивнула положительно. Больше я ничего не спрашивала у нее. Она уснула. Утром она проснулась, мне нужно было сдавать смену, дежурный и начальник РОВД сказали, что писать рапорт по окончании смены и по данному факту все разъяснить, что она рассказала мне. Рапорта я все сдала, передала Машу, потому что мамы еще не было, пришел на смену следователь Алексей. Я сказала ему: «Алексей, пусть она у тебя в кабинете побудет, потому что мамы еще нет, потому что я уже устала». Ну все-таки всю ночь, все равно нервы, разговаривала с ней, беседовала. В общем то и все.

Здесь приём, который в журнале уже рассматривался. Свидетель сообщает о «преступлении» абсолютно непроверяемые вещи – рука не поднимается даже назвать их фактами. Подтверждать всё это не обязана даже самолично Маша Врушкина, ведь она была очень уставшая и засыпала. И наверняка при любом вопросе включится магическое Не помню. Тем временем Зенина, как виртуоз клеветы, ничего не сообщает прямо –- она просто взрослый человек и знает, что это может означать. Вместо фактов суду подаются ужимки, подмигивания и игривые смешки. Обвинение мастерски создаёт иллюзию того, чего не было.

Эти показания, пожалуй, самые подлые во всём рассматриваемом деле.
Их только вот с этим можно сравнить, но рекорд явно побит.
Их слышали все. Но почему обвинение не сделало ни малейшей попытки ничего выяснить? Почему ни Щербакова, ни Карагодина не спросили, что же за игра имела место на отдыхе в Рязанской области и почему у Маши блестели волосы? В тот же день, в том же заседании был допрошен Алексей Елдашов, с семьёй которого Ионов и Маша находились тогда вместе. Позже был допрошен и сам Ионов. Но вопросов по данным обстоятельствам обвинение не задавало!

Наконец, у Н.А. Щербаковой и её адвоката Карагодиной были миллионы возможностей узнать правду от самой Маши. Но ответ понятен – обвинение в правде не нуждается. Обвинение намного больше устраивают подлые, туманные намёки на факты, никогда не имевшие места.

Сказать – и не сказать. Мы это уже проходили.
Думаю, что если ад существует, то слова матери-одиночки Зениной будут вечно висеть перед нею огненными буквами, до конца времён, пока небо и земля не поменяются местами.

И ещё одно. Прочитайте ещё раз показания Зениной и представьте себе, сколько лет ребёнку из этого пронзительного рассказа. Ведь о точном возрасте Маши Врушкиной там не говорится. И как-то невольно представляешь себе девочку… ну так лет пяти, десяти…

Вот поэтому – ещё одно фото. Оно сделано не сейчас, а летом 2012 года. На нём запечатлены потерпевшая (угадайте, которая из трёх?) и два свидетеля. Сейчас-то они ещё больше повзрослели, а.. дальше нас поправили читатели. На самом деле 18 лет Маше Врушкиной исполняется не сегодня, а ещё только через неделю. Поэтому с извинениями возвращаем чёрные квадратики на место. Всё равно они прикрывают не то, что девочки больше всего хотели всем показать.



Но уж брать назад поздравления всё равно как-то неправильно. С совершеннолетием, Маша!

PS. Вот и приговор. Посмотрите, как изложены в нём те же самые показания. То, чего нет в реальных показаниях свидетеля, выделено цветом.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Зенина Н.Е. показала, что  ....  Ночь Врушкина М.В. провела в ее кабинете, та была очень уставшая и подавленная. На ее вопросы о том, что произошло, Врушкина М.В. рассказала, что ездила отдыхать вместе с Ионовым А.В., с которым распивали спиртные напитки, после чего той стало плохо и ее (Врушкину М.В.) отвезли в больницу. На ее вопрос Врушкиной М.В. о том, был ли у последней половой акт с Ионовым А.В., та ответила утвердительно. Что еще ей говорила Врушкина М.В. по поводу полового акта, был ли половой акт с Ионовым А.В. добровольным, она не помнит. Больше она ничего у Врушкиной М.В. не спрашивала и та заснула. На следующий день утром она по данному факту написала рапорт, после чего сменилась. Письменного объяснения у Врушкиной М.В. не брала, т.к. это не входит в ее полномочия.


msannelissa: (Default)

Нежелание большинства граждан выступать в роли свидетелей связано, в немалой степени, с грозными предостережениями, которые служитель закона обязан немедленно им вынести. Свидетеля под роспись предупреждают об ответственности за дачу ложных показаний, предусмотренной статьями 307-308 УК РФ. Даже понимая, что это формальность, всё равно начинаешь чувствовать себя неуютно. А уж в сочетании с ответственностью также и за уклонение от дачи показаний это вызывает в сознании среднестатистического гражданина классическую реакцию: Попал!


И всё-таки это формальность. Я не знаю, известен ли науке хоть один случай, чтобы кого бы то ни было привлекли за враньё в суде. Ведь для этого нужно доказать не только то, что свидетель лжёт, но и то, что он делает это с заранее обдуманным намерением, осознавая последствия своих действий и желая наступления этих последствий. Одно слово свидетеля о том, что он искренне заблуждался, забыл, перепутал -- и меч Немезиды пролетит мимо. Почему-то ложные свидетели знают всё это намного лучше честных граждан. В то время как обычный гражданин воспринимает вызов в суд как кару небесную, лжесвидетель чувствует себя как рыба в воде.

Хотя речь идёт о событиях всего лишь трёхлетней давности, Маша Врушкина и её законный представитель-свидетель Щербакова Н.А. сейчас повторяют слова забыла, не знаю, не помню несчётное количество раз на все лады. Они помнят только отдельные, нужные для обвинения детали, такие как трусы с рисунком в виде белой кошки -- в остальном же их показания похожи на клиническую картину полной амнезии. Как ни выразительно выглядит всё это в целом, потерпевшие не стесняются. Они знают, что за провалы в памяти им абсолютно ничего не грозит.

Современное правосудие не располагает средствами, которые позволяли бы заставить гражданина сказать то, чего он не хочет говорить. Таковы правила игры. Забыл -- значит, забыл.

Но сейчас мы предоставим слово ещё одному свидетелю -- Ангелине Ескиной. До сего момента она упоминалась в журнале только вскользь. Я в принципе не вижу смысла в показаниях данного свидетеля. Всё, что она может подтвердить -- факт того, что в 2012-2013 годах Маша Врушкина распространяла некую информацию. Связь этого факта с реально совершённым.-- или не совершённым! -- преступлением -- иллюзорна.

Тем не менее, обвинение возлагает на свидетельские показания Ескиной большие надежды. Это единственная из бывших подруг Маши Врушкиной, небеременная к моменту рассмотрения дела в новом судебном процессе. Данный свидетель проживает в одном подъезде с Машей Врушкиной и Щербаковой Н.А. В 2012 году сёстры Ескины тренировались и выступали в одной спортивной команде с Машей Врушкиной.
Ескина: фото из открытых источников


В судебном заседании )

Теперь пояснения для тех, кто осилил данный диалог. Свидетель лжёт.
Это совершенно не бросается в глаза. Для того, кто не вдумывался в каждое слово, это гладкий. непротиворечивый текст.

Но обратите внимание на даты, которые свидетель так старательно не помнит, и на последовательность событий. В диалоге выделены эти места.

На предварительном следствии Ескина не сообщала ни о каком изнасиловании, потому что якобы на тот момент ничего об этом не знала. Узнала же она это, будто бы, вовсе не летом 2014 г. от Карагодиной Н.А., давшей ей подробные инструкции, как и что говорить на суде, а при посещении своих подруг в больнице, после чего дала показания уже в полиции. Но…
1. Протокола допроса в полиции (кстати это тоже должно относиться к предварительному следствию), где Ескина якобы рассказала об изнасиловании, в деле нет. Вообще.

2. Маша Врушкина находилась в больнице с 15 по 22 февраля 2013 года. В деле об этом есть справка на л.д. 251, том 2.
Показания Ескиной на предварительном следствии даны 5 марта 2013 года.

Значит, выборочная амнезия свидетеля в отношении дат не случайна. Если Ескина действительно узнала от Врушкиной о преступлении при посещении больницы, то 5 марта она должна была всё это знать. Но опустим даты -- и ложь не видна! -- видимо. в надежде, что и суд её не заметит.

Остаётся вопрос, что именно заставило Ескину А.В. лгать. И зачем вообще эта ложь нужна, если Ескина всё равно не видела и не могла видеть ничего, относящегося в выдуманному семьёй Врушкиных преступлению. Ничего, кроме то ли услышанной, то ли не услышанной ею Машиной болтовни она в принципе не способна суду предъявить. Но ответить могут теперь только лишь сама Ангелина Ескина, а также адвокат Карагодина Н.А. -- дирижёр сфабрикованного дела.

Ескина в 2012 году. Фото из открытых источников




msannelissa: (Default)

Желая знать больше о характере и склонностях адвоката Карагодиной Н.А., мы отправили на анализ графологу следующий документ




и получили совершенно неожиданный ответ. Слово графологу


Карагодина Н.А. -- личность, обуреваемая жаждой внимания, славы, признания, хотя ярких оснований для этого не имеет. В остальном -- человек вполне заурядный и для графолога интереса не представляет А вот сделанная внизу приписка и подпись следователя Лубенского замечательно информативна.


Она раскрывает личность неординарную, сложную. Этому человеку свойственно хорошее самообладание, аккуратность, обстоятельность, склонность к педантизму, внимание к мелочам, способность к концентрации, отличные волевые качества, наблюдательность. У него деловой склад ума, не ведётся на лесть, мышление ясное, чёткое, аналитическое, гибкое, но независимое. Говорит только то, что нужно и сколько нужно. Обо всём составляет своё собственное мнение, и переубедить его можно только очень вескими доводами, фактами. Развита функция защиты. И при всём этом перед нами -- мечтатель. Сидя за письменным столом или полёживая на диване, он может сочинять такие романы, что превзойдёт Жюля Верна, но скромен.


[ Примечание На этот раз графолог и сама задала нам вопрос. Разве в юридическом документе допустимы такие формулировки, как знакомиться не желаю? Не желать можно чашечку кофе. Здесь же можно было бы считать нецелесообразным, неконструктивным, несвоевременным и т.п. и т. д. Человеку, далёкому от юридической практики, данный речевой оборот показался странным.


Нам здесь тоже кое-что странно. Экспертизы -- всё же существенная часть собранных судом доказательств. Более того, это -- единственное доказательство виновности подсудимого в данном деле. Чего стоит адвокат, не желающий с ними знакомиться? Или -- если опытный адвокат с громким именем не желает с ними знакомиться -- то чего стоят такие экспертизы?]



С уважением, графолог для Вас.

msannelissa: (Default)

Пришло время дать ответ на вопрос, поставленный давно - при разоблачении приговора, вынесенного по рассматриваемому делу судьёй Морозовой и давно отменённого. Напомню этот вопрос:

На предварительном следствии Ионов, если верить тексту приговора – а почему бы нам ему не верить? – рассказал следователю, что Примерно в 23 часа 00 минут 15.09.2012г. Шевченко Г.И. попросила его отвезти Врушкину М.В. домой к бабушке последней, которая проживает на ул. Фрунзе в мкр.Сходня г.о.Химки Московской области. Он выполнил просьбу Шевченко Г.И. и на своей автомашине марки «Мерседес» отвез Врушкину М.В. домой к ее бабушке. Учитывая, что бабушка Врушкиной М.В. проживает недалеко, вся поездка заняла по времени не более 5-10 минут. Когда они подъехали к дому, Врушкина М.В. вышла из автомашины и зашла во двор, а он, не выходя из автомашины, сразу же уехал. Каких-либо конфликтов между ним и Врушкиной М.В. никогда, в том числе 15.09.2012г., не было. Какого-либо насилия в отношении Врушкиной М.В. он никогда не применял, в интимные и половые отношения с последней никогда, в том числе 15.09.2012г., не вступал. После чего он поддержал показания данные им в ходе предварительного расследования частично, пояснив, что в ходе предварительного расследования он сообщал следователю, что повез Врушкину Марию на своей автомашине марки «Мерседес», потому, что он считал, что данная информация не сможет повлиять на предъявленное ему обвинение, кроме того, он не хотел, чтобы сотрудники полиции беспокоили его родственников по данному факту…


Таким образом, обвиняемый не сообщил следователю о своём алиби. Прокурор Солохина О.В., представитель потерпевшей Карагодина Н.А. и судья Морозова Е.Е. использовали это обстоятельство, чтобы полностью отмести показания свидетеля и обвиняемого. Тогда почему же Ионов так поступил на предварительном следствии?


8 июля 2015 года я предполагала, что ответ на вопрос потребует некоторых усилий и времени. Нужно было опубликовать целый ряд документов, иллюстрирующих то, до какой степени вольным было обращение химкинского следователя с документами, фактами, показаниями свидетелей. Теперь дело сделано. Большинство этих документов увидело свет. Чего стоит хотя бы эволюция показаний потерпевшей, в которых число преступных эпизодов менялось произвольным образом!


Это ведь лишь нам, сторонним наблюдателям, можно было спорить, гадать, взвешивать:

что произошло на самом деле? Было или не было? Виновен или нет? Но поставьте, хотя бы на миг, себя на место обвиняемого. Ведь ему-то с самого начала была точно известна вся правда. Ему, как никому другому, было очевидно, что дело против него фабрикуют. Эта очевидность пришла сразу же, как стало ясно -- уголовное дело ни завтра, ни послезавтра закрыто не будет.


У меня появилась возможность предоставить слово самому Ионову. После долгих месяцев молчания он снова может говорить.



В октябре 2012 г. числа примерно 8-го, я узнал от адвоката, что я обвиняюсь в изнасиловании Маши Врушкиной не только на Золотарёвских прудах, но есть ещё ряд эпизодов изнасилования на какой-то там даче. Тут надо заметить, что бумаги, в чём я обвиняюсь, мне на руки не давали. Мне об этой же, видимо, даче говорили и в полиции в Шилово, но в Шилово я воспринял это только как бред неизвестно чьего больного воображения, а не как реально существующий факт обвинения. Вообще, надо сказать, я всё это время, даже сейчас, особенно в Шиловской полиции, а так же первое время в тюрьме, был как во сне. Сейчас, по прошествии уже 3,5 лет, я могу более-менее адекватно, как мне кажется, воспринимать окружающую действительность, но тем не менее, иной раз, когда читаешь материалы дела, думаешь о событиях всех этих долгих уже скоро 4-х лет, пишешь всевозможные бумаги, то невольно я оказываюсь там, в том времени, и испытываю те же чувства, что тогда. Многое, понятно, вытеснено из памяти. В психологии есть такое понятие - ”механизм вытеснения” - это когда неприятные воспоминания уходят вглубь, в подсознание. Да, я уже многое забыл, но временами накатит и тогда думаешь: “Господи, а не сон ли это?”


Т.о. ситуация сложилась такая: Меня обвиняют в изнасиловании моей сестры, с которой у меня были замечательные отношения, с которой мы никогда не ссорились, да и не могли поссориться из-за разницы в возрасте. Обвинение абсурдно - я не мог выехать на своей машине, т.е. не мог находиться на этих самых Золотарёвских прудах, о которых я тогда вообще первый раз услышал и ни разу не был. Плюс к этим прудам… Причём как в насмешку - а где у вас тут пруд? - А где поймают, там и прут. И ведь Маша давала показания, с которыми я ознакомился только в в августе при ознакомлении с делом. Тогда я этих показаний не читал, но учитывал, что она же тогда была со мной, когда машина выехать не могла, и тем не менее мне предъявляют этот эпизод на прудах, да ещё на какой-то даче сколько-то раз. Я рассудил, что в такой ситуации говорить об алиби бесполезно - прилепят ещё несколько эпизодов, возможно, не менее нелепых, а может, даже, и правдоподобных. В результате, я отказывался “всю дорогу” давать показания по пятьдесят первой. Но адвокаты летом мне сказали, что показания лучше дать, поскольку отказ от дачи показаний, по их словам, однозначно говорит о моей виновности. Я эти показания дал, но, не желая что бы дёргали соседей, родственников, я дал такие показания, что бы никого не беспокоили. Тем более, как я уже говорил, правда привела бы только к появлению новых эпизодов моих преступлений. Мало того, я в этом уверен и теперь. Т.е. скажи я сразу, что не выезжала машина, придумало бы что-то хитроумное следствие и не стоял бы я сейчас перед вами, а давным-давно уехал бы по 131-й и не знаю, был ли вообще жив. Бог меня отвёл сказать это.


Когда в августе 13-го при ознакомлении с делом выяснилось, что эпизоды, не один - несколько изнасилований на какой-то даче признаны, фактически, клеветой (дела по клевете не возбудили из-за малолетства “потерпевшей” и из-за того, что был этот самый эпизод на Золотарёвских прудах), тут-то меня как в бок и толкнуло что-то - надо говорить о своём алиби. Я изложил письменно это адвокату, сказал об этом следователю. По совету адвоката написал заявление об этом. Следователь моё заявление принимать не хотел, но всё же принял. При этом с ним случилась истерика, я как мог пытался его успокоить, даже воды у сотрудников попросить пытался. Далее этого следователя закрывают (это был Дорошенко Н.В. - А.Ш.). Я долгие более чем 3,5 м-ца не видел ни старого следователя в роли следователя, ни нового -- не считая случая, когда мельком видел Лубенского, когда они вдвоём с какой-то тёмной личностью на свидание к Дорошенко в тюрьму приходили. Так, по крайней мере, мне это потом, по прошествии длительного времени показалось. Эти месяцы я писал и по линии следственного Комитета, и прокуратуры, но подробно уже не писал, только упоминал о том, что у меня есть алиби. Потом, посмотрев эти письма в деле, увидел - Морозова их к делу приобщила, но не приобщила моих самых первых двух заявлений Дорошенко, где я описывал эпизод с моим алиби. Это было в начале сентября 13-го. У адвоката Попова была своя линия - он считал, что ДО суда называть фамилию, координаты свидетеля нельзя - следствие, прокуратура надавит и тот откажется говорить то, что было. А я в своих заявлениях на имя Дорошенко и не мог указать фамилию и точный адрес, т.к. не знал даже имени, а где живёт - не запомнил.


Адвокат Попов, таким образом, препятствовал тому, что бы я дал показания следователю Лубенскому. Не хотел этого и следователь Лубенский, он всякими ухищрениями мешал мне это сделать.

На суде у Алексеевой, затем у Морозовой, эти гражданки скрывали и то, что трусов нет, что дело поступило в суд без вещдоков и то, что трусов с кошками, как выяснилось 20 марта 2013 г. или без кошек, согласно объяснению потерпевшей в Шилово и протоколу . её допроса от 01.10.2012 г  -- нет вообще. Но возможность выяснить, что этих трусов нет, судья Морозова Е.Е. дала только на последнем заседании

.

msannelissa: (Default)

Вот ещё один перепост со страницы ВКонтакте, которую вела, возможно, Маша Врушкина Катя Щербакова. Это тоже выложено в сентябре 2012 года.


Кто на самом деле вёл страничку - вопрос открытый. Может быть, та девочка Маша, которая мечтала убежать от приёмных родителей во взрослую жизнь, здесь и ни при чём. И её двоюродный старший брат, отказавшийся вступать с нею во взрослые интимные отношения и предложивший вернуться домой, ни при чём тоже. Как и лютая девочкина месть, которую так ловко использовала риэлтор Щербакова Н.А. в своих планах по приобретению прав на чужую квартиру. Мы обратим здесь лишь внимание на фразу Волк в цирке не выступает -- на скриншоте подчёркнуто мной.


Судьба - на редкость ироничная дама. С тех-то самых пор Маша Врушкина выступает именно в цирке. По команде своих кукловодов она снова и снова кривляется на заседаниях суда, изворачивается в ответ на неудобные вопросы, огрызается на защитника и судью - и лжёт, лжёт, лжёт…


Завтра - очередное представление. Трибуны рукоплещут. Ваш выход!


Profile

msannelissa: (Default)
msannelissa

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 10:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios