msannelissa: (Default)
        
This is the story of a fabricated case. Translation to English in process.

Вообще-то этот журнал -- обо всём хорошем и добром, что нас окружает. Так было задумано.
Мы хотели бы говорить о творчестве и природе, о деревьях и травах. О секретах мастерства и рукоделия. О животных. О дрессировке собак и о спорте с ними. О живописи, особенно об акварели. О старых и новых книгах. Об экологии, то есть о том, как соблюдать чистоту в собственном и общем доме. О здоровом образе жизни. О переменах к лучшему в нашей стране. Об отношениях между людьми -- и в первую очередь о любви, конечно.

Victims of the libel:


Но пока тематика журнала правовая. Это вынужденно. Наша цель -- вернуться к нормальной трудовой жизни, снова стать полезными и позитивными членами общества.

Сейчас против моего мужа, а значит, и против меня, сфабриковано уголовное дело. Ниже в постах данного журнала подробно изложено, почему я уверена в том, что дело именно сфабриковано.

Подделано вещественное доказательство, многократно нарушены права обвиняемого, суд два раза вынес необоснованный приговор, игнорировал факты, не рассмотрел никаких версий происшедшего, кроме одной. Сейчас судьи этого дела, как я полагаю, давно забыли про правду и закон. Ими руководит корпоративная солидарность, ложно понятая честь мундира, а возможно, и страх ответственности. Очень уж много нарушений закона допущено в этом деле ими всеми -- следственным отделом, прокуратурой и судом г.о.Химки Московской области .

Потерпевшие по этому делу, как и некоторые свидетели с их стороны, тоже теперь очень боятся ответственности. Это сплачивает их и придаёт им сил. Ведь лжесвидетельство -- это уголовная статья, по которой можно лишиться свободы на срок до пяти лет.

Вот и нет им пути назад. Им нужно теперь любой ценой нас уничтожить, т.е.довести дело до конца. Тогда всё шито-крыто будет. И потихоньку забудется. Нет человека -- нет проблемы. А кто мы? За нами никто не стоит. У нас нет ни связей, ни капиталов. Силы неравны. Мы -- всего лишь двое не очень молодых и не идеально здоровых людей. Без работы -- а как ее найти, находясь под подпиской о невыезде и в условиях беспрерывных судов? Без поддержки откуда бы то ни было, но с больными стариками на руках. Зато химкинским прокурорам, судьям и следователям спешить некуда -- их забавы регулярно и щедро оплачивает государство.
Но мы держимся.
Обвиняемые: Александр Ионов, инженер, сейчас вынужденно безработный;
Анна Шмелёва, журналист, сейчас вынужденно безработная


Статистика/Statistics
Объём дела/Case materials -- 8 томов/8 volumes (на февраль 2014 г. -- 3 тома, на декабрь 2014 г. -- 5 томов)
Проведено заседаний суда/Court hearings held -- 51, из них: 41 заседание Химкинского городского суда, 9 заседаний Московского областного суда второй инстанции, и два заседания кассационного суда.
Вынесено приговоров/Sentences suspended -- 2
Отменено приговоров/Sentences vacated -- 1
Вынесено апелляционных постановлений/Sentences on appeal suspended -- 3
Отменено апелляционных постановлений/Sentences on appeal vacated -- 1
Вынесено кассационное постановление/Sentences of third instance court suspended -- 1
Обвиняемый взят под стражу, раз/The accused had been imprisoned, times -- 2
Обвиняемый освобождён из-под стражи, раз/The accused had been released, times -- 2
Проведено в местах лишения свободы, мес./Months spent in prison, totally -- 18
Проведено под подпиской о невыезде, мес/Months spent under a "compulsory residence order", totally -- 30
Потрачено государственных средств/Taxpayer’s money spent --  (точной оценке не поддаётся/no one knows!)

Заказчик/SponsorЩербакова Наталья Александровнариэлтор агентства недвижимости Миэль/Natalja Scherbakova, realtor in Miel agency

Мотив заказчика/Motivation: 1) получить законный доступ к недвижимости, принадлежащей матери обвиняемого, художнику Н.И.Щербаковой-Ионовой/to get access to real estate owned by artist Nina Scherbakova-Ionova, mother of the accused; 2) многолетняя личная неприязнь к родственникам бывшего мужа/hatred for her ex-mother-in-law, Nina Scherbakova-Ionova, and for all her ex-family; 3) попытка скрыть собственные семейные тайны/to escape responsibility for child abuse.

Исполнители/Perpetrators
Щербакова Екатерина Владимировна aka Маша Врушкина, приёмная дочь Щербаковой Н.А. Признана потерпевшей по делу.
Щербаков Владимир Иванович, приёмный отец Щербаковой Е.В. В случае успешного устранения Ионова А.В и его брата-инвалида -- законный наследник имущества Н.И.Щербаковой-Ионовой, включая недвижимость.


Карагодина Наталья Александровнаадвокат

Соловьева А.А., председатель НКО Фонд защиты детей от насилия;
а также: Дорошенко Н.В., следователь (сейчас осуждённый); Лубенский А.Ю., следователь; Томчик С.Ю., следователь, эксперт Песикова, эксперт Смагина, эксперт Катаев, судья Морозова Е.Е., судья Жарких В.А., прокурор Солохина О.В. судья Матошкин С.В.

Хроника: что происходило с нами с 2012 года до настоящего времени. Только факты )

В последний час/Recent news
28.06.2016 г. суд апелляционной инстанции под председательством судьи Матошкина С.В.оставил приговор без изменения.Доводы Ионова А.В. и его адвоката снова не были услышаны. Поданы жалобы в вышестоящий суд..

UPD Два суда пытаются скрыть наличие у Ионова А.В. законной жены. В повторном (см. Хронику) приговоре Химкинского городского суда Ионов А.В. назван холостым, хотя судья Жарких В.А. неоднократно видел его паспорт. Почему?
В апелляционном постановлении судьи Матошкина С.В. семейное положение Ионова А.В. не указано. В протоколе же апелляционного суда снова сказано, что подсудимый холост. Таким образом, ошибка в приговоре -- в части установления личности осуждённого -- не исправлена.

Назвать это технической ошибкой, что суд уже проделывал многократно, невозможно, ведь целенаправленные искажения внесены сразу в несколько документов.
В чём цель этих манипуляций? Неизвестно.
P.S.
История этого уголовного дела постепенно превращается в сайт, затем в книгу. В будущем, возможно, это будет детективный сериал. С момента начала этого журнала меня не покидает чувство, что старые сказки вошли в нашу жизнь – или мы в них каким-то образом очутились. Новостной формат Живого Журнала не совсем подходит для связного рассказа, потому что повествование оказывается выстроенным от конца к началу. А начало истории теряется где-то в прошлом и уходит в архив. Полное оглавление сделано во избежание этого. Нажатие на заголовок должно возвращать к этому журналу в соответствующее место.
Еще для удобства поиска понравившегося поста сделана 
Галереягде собраны некоторые картинки к постам и нажав на которые можно перейти к соответствующему посту. Также материалы журнала собраны в ресурсе Google +, это можно посмотреть в Галерее G+

  
    
msannelissa: (Default)

В апреле 2015 года этот журнал появился как акт отчаяния. C тех пор мы пережилимногое.Всплескнадежды,разочарование, и новое отчаяние, глубже прежнего.Мы многому научились. Мы нашли, наконец, ответы на многие вопросы.Что неудивительно -- дело надолго заменило нам.работу, увлечения, спорт, искусство… всю жизнь.Мы расстались с верой в законность и в справедливость. Смешно было верить? Но мы верили. Особенно после того, как первый приговор был отменён Московским областным судом. Мы не понимали тогда смысла этого шага. Нам казалось, что ещё немного -- и правда будет восстановлена. Справедливость восторжествует. Как же наивно это было!А дело-то шло своим чередом, по отработанной схеме. По Хронике (см. выше) можно проследить, как схема воплощается на практике. Она, без сомнения, имеет варианты, но в главном подобные дела похожи.Вот схема того, как гражданина делают преступником и осуждают. Чтобы угодить под неё, достаточно оказаться не в то время не в том месте. Это отработанная методика. Следствие, прокуратура и суд ведут в ней каждый свою партию.
Шаг 1. Предназначенный в жертву гражданин берётся под стражу по обвинению в особо тяжком преступлении -- изнасилование, убийство и т.п.
Такое обвинение позволяет принять к человеку самые жёсткие меры: изоляция, лишение самых необходимых вещей, обыски в жилище, давление на семью. Иногда побои и пытки, но это не обязательно (в нашем случае не было, например).
Такое обвинение повергает человека в шок, лишает способности защищаться. Гражданин буквально не может поверить, что этот ужас происходит с ним.
Шаг 2 )
Шаг 3 )
Шаг 4 )
Шаг 5 )
Шаг 6 )

Зачем всё это нужно?
Вопрос, над которым я думала все эти годы. Кто такой этот инженер Ионов? Он не диссидент, не враг государства. Он не был так богат, чтобы привлечь хищников. Страдания бесноватой риэлторши Щербаковой Н.А. -- не в счёт, они послужили только поводом закрутить дело… Но Ионов и не хитрый преступник, которого нужно было любой ценой осудить. Он даже вообще не преступник. Так почему?

Лишь теперь я наконец поняла, что дело не в личности Ионова. Дело в том, что армии следователей, прокуроров и судей нужны преступники. Это их работа, их хлеб. Иначе зачем бы они существовали, занимая тёплые места? Им необходимо ловить и осуждать всё большее количество людей -- причём наиболее желанны приговоры по статьям тяжким. Особенно когда это совпадает с кампанией по борьбе с каким-то видом преступлений. Так, в 2012 году были необычайно востребованы маньяки-педофилы. А откуда было их взять?

Это как ловцы бродячих собак, которые теперь почти исчезли. Помните о них? Они часто воровали собак домашних. Потому что дикую собаку -- ещё поди поймай. И найди. Да она ещё и укусит. И заразит чем-нибудь. А домашние -- ласковые, чистые, доверчивые, сами подойдут, лишь бы хозяин на минуту отвернулся. Да и шапки из них были красивые, без рубцов и проплешин... Теперь не то время. Теперь так с собаками почти не поступают. Зато так поступают с людьми.

Что нам остаётся?
Суд Божий. Суд людской.
В этом журнале подробно изложено всё фальшивое дело. Каждый наш вывод обоснован.
Убедиться в невиновности инженера Ионова А.В. может каждый желающий.
Это не популярный журнал. Его цель -- всего лишь дать доступ к информации. Если что-то упущено, то мы готовы на любые дополнительные пояснения. Мы ждём любых вопросов. Здесь приветствуются любые. даже анонимные, комментарии, лишь бы они были корректны и содержали вопрос по существу.
Но вопросов нет… Лишь поддержка друзей, знакомых и незнакомых. До сих пор не слышала я ни одного дурного слова. Без сомнения, появись тут грубые, провокационные, бессмысленные комментарии троллей -- я бы их убрала. Но нет. Ничего подобного не было здесь за все прошедшие месяцы!
Только удивительная тишина со стороны потерпевших, прокуратуры, следственного отдела и суда. Множество вопросов, заданных им, остаются здесь без ответа.
Им нечего сказать.
Тёмные дела совершаются во мраке.
Причём самый тёмный час -- перед рассветом. Когда же придёт рассвет?

Храни Бог несправедливо осуждённых и их защитников!

Starting this blog in April, 2015, we were desperate. Since then, we have experienced a splash of hope, then disappointment, then deeper despair. We have learned much. We have finally found answers to many questions. This is no wonder. Four years of our life were totally absorbed by the fabricated Criminal Case. We had the Case instead of our job, instead of our hobby, instead of sports and instead of art.

We have lost our trust in justice. It may sound funny but we still had had some. At the moment when the first wrong sentence was vacated by Moscow Regional Court we had an illusion that the fair solution was near. We did not know the true intent of that exercise. How naive we had been!

Meanwhile the Case moved on, according to it’s well-perpetrated scheme. The Chronicle (see post above) shows how the scheme works in practice. Cases may differ in details but their base is the same.

Anyone can be framed-up this way. To be smashed by this scheme, it is enough to show up at the wrong place at the wrong time. Prosecutors, judges and criminal investigators play each their own track in it. Here below is the scheme itself.

Step 1 )
Step 2 )
Step 3 )
Step 4 )
Step 5 )
Step 6 )

What for?
This is the question I have been thinking over for nearly two years. Who on Earth this Alexandr Ionov is? He is not a dissident. He is not an enemy of the state. He had never been wealthy enough to attract predators. Sufferings of mad real estate agent Natalja Scherbakova did not mean much, but were used as occasional reason to start frame-up process… He had never been a cunning criminal that avoids justice. He had never been a criminal at all. So why?

Now I know. In this whole story there was nothing personal against Alexandr Ionov. The thing is that the army of judges, investigators and prosecutors need people to be accused and jailed. This is their job. This is their money. More prisoners -- more job and more money! People accused of particularly serious crimes are most valuable, especially when a campaign is held against some definite kind of crime. For example, in 2012 there was a great need for pedophilles and child abusers. So where could they be taken from?

It reminds me of dog-catchers of old. Their job was to catch and kill stray dogs, but they much preferred to steal home pets instead. This was much easier. It is a really hard job to find and catch a stray dog. It can bite and infect the catcher. Pet dogs are tame, trusting, clean and healthy. Any of them is very easy to catch, provided  the master has turned away for a moment. Nowadays dogs are not treated this way. Treated this way are people.

What is left for us?
Public opinion and Lord’s justice!
In this blog we have published all the most important case materials with our comments. There are enough details here to make reasonable conclusions. The accusation is fabricated. The man is innocent. It can be easily seen from documents published here.
Perhaps it is not pleasant reading. It is not a popular blog. Not anyone will know. But anyone.must have possibility to know! If anything still seems not clear, we are ready to answer any questions. Any comment is welcome. The blog is open for anonymous comments too.
But strange as it is, up to now there are no comments from the opposite side. No answers are given to our numerous questions. Judges, prosecutors, investigators mentioned here keep silence for more than 17 months!
They have nothing to say. There is no reasonable explanation of what they have done.
Darkest deeds are committed in darkness.
The darkest hour comes before dawn, people say.
How soon will we see the light?

msannelissa: (Default)
Почему в России так мало оправдательных приговоров? Это явно бросается в глаза. Так явно уже, что перед всем миром стыдно и некрасиво. Вероятно, в ответ на это и появился текст, приведённый ниже. Я не знаю точно его автора, потому что один и тот же текст выпал по запросу одновременно в нескольких местах без подписи. Ох уж это думающее пространство под названием Сеть!
Если автор найдётся – с благодарностью поставлю подпись на законное место.

« Либералы любят потыкать российскую правовую систему тем, что у нас слишком мало оправдательных приговоров в судах, а значит мол, у нас сажают в тюрьмы массы невиновных граждан (тот самый мем про мешок картошки). Но так ли это на самом деле? В 2015 году российскими судами было оправдано 4658 человек из 762 556 человек осужденных, то есть оправдывают каждого 227-го обвиняемого http://pravo.ru/news/view/127427/. А знаете почему в России так мало оправдательных приговоров в отличии от США или Англии какой-нибудь? Вы наверняка думаете, что это из-за отсутствии демократии и независимых судов в России. Но причина здесь совсем в другом, в самой правоохранительной системе. В США или Англии, человека хватают по подозрению в совершении преступления, затем короткое разбирательство и его сразу тащат в суд. Там уже суд решает, арестовать его или нет, есть в его действиях состав преступления или нет, есть у него смягчающие (отягчающие) вину обстоятельства или нет, достаточно доказательств вины или не достаточно, виновен он или не виновен. При таком раскладе конечно будет большой процент оправдательных приговоров, сама англосаксонская система права это предполагает. Хорошо это или плохо? Не знаю, но так уж исторически сложилось.

У нас, в отличии от США, Англии и др., исторически сложилась романо-германская правовая система (с некоторыми элементами англосаксонской правовой системы) и суды лишь решают виновен человек или не виновен, все остальное возложено на следственные органы. То есть невиновные лица отсеиваются еще на стадии предварительного следствия. Именно поэтому в наши суды попадают уже вылизанные уголовные дела, со всем готовым для судьи. То есть российский прокурор пропускает в суд только такое уголовное дело, где у него есть 100% уверенность в виновности обвиняемого, по малейшим сомнениям прокурор отправляет уголовное дело следователю на доследование, если прокурор вдруг просрал фишку, тоже самое может сделать судья, если возникнет хоть малейшее сомнение. Именно поэтому, за оправдательный приговор, тем более по тяжким статьям, прокурор поимеет кучу неприятностей для себя лично, ну и конечно же следователь. Хорошо если их просто уволят. Поэтому в России очень мало оправдательных приговоров, суду, адвокатам и присяжным просто не за что зацепиться для оправдания обвиняемого
» .

С чьей-то лёгкой руки это мнение широко распространилось (UPD скорее всего его придумал и пустил в Сеть Владимир Маркин, официальный представитель СК РФ). Оно выглядит более реалистично, чем то, что судей кто-то жестоко карает за оправдательные приговоры.в наши суды попадают дела скрупулёзно проверенные следствием вынесенное другое судебное решение судом более высокой инстанции редкость. Это знает любой нормальный человек (из переписки)

Но понимает ли автор, что он написал? Равно как и все, кто разделяет и пересказывает это мнение?

Статья 49
    1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
Статья 118
    1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.
Статья 120
    1. Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.


Это – Конституция России !
И как с этими тремя (!!!) статьями Основного Закона нашей страны согласуются изложенные выше особенности правовой системы?

А никак они не согласуются. Противоречат явно. По Конституции, назвать гражданина преступником может только суд. По особенностям -- вопрос о виновности решают следователь и прокурор. По Конституции, суд независим. По понятиям особенностям -- решение суда предопределено. Суд уже с обвинительным заключением получает готового преступника. Остальное -- фарс? Так что же это тогда за суд? Где его смысл и где независимость?

Ещё раз. суды лишь решают виновен человек или не виновен, все остальное возложено на следственные органы. То есть невиновные лица отсеиваются еще на стадии предварительного следствия. Это как вообще? Автор сам себе противоречит. Если невиновные граждане, будто бы, уже отсеялись, то какой вопрос о виновности решает суд?

Кажется, я начинаю понимать, почему судья кривлялся, как паяц, лишь бы вынести обвинительный приговор Ионову А.В. при его, Ионова, очевидной невиновности. Почему дамочки их Химкинской прокуратуры встречают нас с перекошенными лицами, как личных врагов. Потому что, согласно вышесказанному, оправдание Ионова значит кучу неприятностей лично для них. То есть мы и есть их личные враги. Хорошо, если их просто уволят. Осталось разобраться в следующем:
-- на основании какого закона всех этих, в сущности таких милых, прокурорских куриц будут из-за нас хорошо если просто увольнять; и
-- каковы законные рычаги влияния органов прокуратуры на суд?


И тогда это должно будет стать предметом разбирательства в Конституционном Суде России.
Я прекрасно понимаю автора. Когда либералы тыкают – это форменное безобразие. Только, вместо вброса беспомощных текстов с Сеть, может быть, лучше начать соблюдать конституционные права граждан? Чтобы им, либералам проклятым, потыкать стало нечем.


msannelissa: (Default)
При знакомстве с делом бросается в глаза изуверское несоответствие приговора предъявленному обвинению. «Наказание» за несовершённое «преступление» близко к максимально возможному по данной статье -- три с половиной года реального лишения свободы из четырёх. И это при тех условиях, что:
-- обвиняемый обвинялся в одном-единственном эпизоде, который и рассматривал суд;
-- обвиняемый никогда ранее не проявлял ни малейших преступных наклонностей, никаких конфликтов с законом не имел, характеризовался исключительно как добропорядочный гражданин;
-- потерпевшая по данному делу объективно не пострадала;
-- обвиняемый – опора двух беспомощных людей – престарелой матери и больного брата;
-- наконец, самое главное – обвинение так и не доказали!


С другой стороны, в пользу приговора говорит одно – ненависть потерпевших. Она неестественна, нереальна, непостижима. Она переходит все мыслимые границы. Даже если бы Александр Ионов был виновен в том, что ему приписывают, такой ненависти к нему со стороны Щербаковой Н.А. это не могло бы объяснить. Для суда – это отягчающее обстоятельство. Но, может быть, на самом-то деле это мотив оговора?

Формально суд якобы учёл все за и против. В приговоре есть и слова о влиянии наказания на жизнь семьи осуждённого, и о его личности, и о том, что исправление невозможно без изоляции от общества. Непонятна здесь только причинно-следственная связь. Суд не обосновал, каким образом из перечисленных предпосылок были сделаны выводы. От кого так необходимо изолировать осуждённого? От жены и от двух собак? От старенькой мамы и брата-инвалида? Что исправлять? Обвиняемый (которого почему-то всё время хочется назвать потерпевшим) был лишён свободы уже дважды – в 2012-2014 годах и летом 2015 года. Дважды он был выпущен на свободу (ну или почти… подписка о невыезде – так, небольшое неудобство по сравнению с тюрьмой). Химкинскому суду мало этого. Почему?

Объяснение есть, просто в него очень не хочется верить. Приговор выглядит естественным и очень логичным, если допустить, что личный мотив... )имеется у самого суда. Причём этим мотивом является, как ни удивительно, то, что по здравой человеческой логике должно было привести к оправданию – недоказанность обвинения. Вот как маскируется этот мотив в речи государственного обвинителя Солохиной О.В.

на первом судебном процессе


и на втором судебном процессе


Отношение к обвинению!. То есть получается, что дикий срок – 3,5 года лишения свободы там, где естественно смотрелись бы три месяца – назначен обвиняемому не как наказание, а как месть за судейскую беспомощность!

Можно предположить, что суд манипулирует понятиями чистосердечного признания и раскаяния. Признание преступником своей вины должно смягчать наказание, не-признание – его усугублять. Одно дело – человек оступившийся, и совсем другое – убеждённый враг, который не сдаётся и его уничтожают. Обвиняемый справедливости обвинения не признал. Только как он мог это сделать? Ведь для этого, на минуточку, преступление -- или хотя бы то, что противник считает преступлением -- должно быть совершено.

Вот как выглядит «отсутствие раскаяния» перед лицом врага


Или так -- перед лицом правосудиия:
Ваша взяла, граждане судьи! Грабил я и убивал, жёг и насиловал, о чём не жалею. Эх и погулял же я на свободе, хороша моя жизнь разбойничья, и ни на что я её на променяю никогда. Выйдет срок, увижу и я снова свободу. Может быть, тогда и встретимся. Всё попомню вам тогда персонально, не уйдёте от моего ножика. Вот такое моё будет вам последнее слово!

Разве выступление на суде Ионова А.В. похоже на это? В его речи нет ни угроз, ни признаний, а есть -- несколько десятков аргументов, ставящих под сомнение версию обвинения. И ни на один из тех аргументов суд не дал ответа по существу…

Получается, что Химкинский суд, подобно колхозному сторожу, что охраняет, то имеет. Сторож, как известно, считает себя вправе подарить мешок огурцов – может, за бутылку, а может быть, просто в знак уважения. Ну а Химкинский суд, стало быть, на таких же примерно основаниях может вынести любому гражданину какой пожелает приговор?

 
msannelissa: (Default)
Впечатление, что сторона обвинения лжёт и недоговаривает, как оказалось, осталось не только у меня. Вот ещё один документ, не публиковавшийся раньше. Он относится к тому моменту, когда окончание следственных действий в сентябре 2013 года так и не состоялось, и дело так и не было передано в суд. Прокурор вернул его халтурщикам-следователям. Любопытно, что замечания прокуратуры, послужившие причиной для возвращения дела на доработку, и сейчас удовлетворены лишь частично. Часть указаний осталась невыполненной до сих пор.




Такое вот несчастливое дело. Не в добрый час его открыли. Вероятно, все давно поняли, что делать этого не следовало. Но теперь уже очень сложно что-то изменить...

Поясню, что под психофизиологической экспертизой проверки достоверности показаний Щербаковой Е.В. и Ионова А.В. имеется в виду проверка на полиграфе, или детекторе лжи. Указание прокурора в этой части выполнено так и не было, потому что дело тогда попросту рассыпалось бы. Впоследствии, уже в заседаниях суда, психофизиологическую экспертизу проверки достоверности показаний Щербаковой Е.В. фактически подменили показаниями свидетеля-психолога Соловьёвой А.А., несмотря на то, что та не имела ни полномочий, ни квалификации эксперта. Но решающую роль сыграло то, что договориться со свидетелем проще, чем с беспристрастной техникой.
msannelissa: (Default)
Самое время показать речь законного представителя потерпевшей, риэлтора Щербаковой Н.А., в судебных прениях 15.03.2016 года. Обратите внимание, что аргументация практически отсутствует. Особенно впечатляет эта речь сразу после ознакомления с документами из предыдущего нашего материала. Стоит также сравнить её с выступлением обвиняемого в том же заседании, где аргументировано каждое слово, и доводов столько, что в протоколе они едва вместились в 12 страниц плотного текста.

Ещё интереснее тот факт, что речь Щербаковой Н.А. почти полностью посвящена событиям, не имеющим отношения к эпизоду, за который судят Ионова! То, что дочь Щербаковой Н.А.уехала на отдых без разрешения мамаши, преступлением не является. За месяц до этого девица уже проделывала подобное, уехав в Крым с собственным отцом, находившимся с матерью в разводе и жившим отдельно. Никаких обвинений в том, что Щербакова-младшая самовольно поехала отдыхать, Ионову никто и никогда не предъявлял. Никаких вопросов на эту тему никем -- ни обвинением, ни судом, ни защитой -- в судебном заседании не задавалось. Обстоятельства, связанные с этой поездкой на отдых, соответственно, не выяснялись -- просто потому, что такая задача перед судом и не ставилась. Судом рассматривалось совершенно другое обвинение. Пользуясь этим, Щербакова Н.А. вываливает перед судом целый ушат бессовестных измышлений, которые и приводятся ниже.




Примечания.
1. Обратите внимание, что такими словами мать агрессивно программирует будущее своей дочери, как бы давая ей установку на то, чтобы быть несчастной долгие годы.
2. Щербакова выдаёт свои желания за действительность. Фактически всё это не выяснилось в суде, а бездоказательно утверждалось в суде ею самой и членами её семьи.
3. Это утверждение не соответствует действительности.
4. Щербакова продолжает свои попытки манипулирования аудиторией -- задает
вопросы, честный ответ на которые ей не нужен. У неё же была возможность обо всём расспросить обвиняемого во время его допроса. Так зачем было приберегать свои вопросы для последнего судебного заседания?
5. Причина того, почему свидетель Кадыков А.Н. выступил в судебном заседании только в декабре 2014 года, была
раскрыта в ходе процесса с исчерпывающей полнотой.
6. На самом деле время было указано свидетелем не вплоть до минут, а с точностью до получаса (
показания).
7. На самом деле свидетель сказал это ровно два раза. В ходе допроса внимание на цвете машины не акцентировалось (там же).
8. На самом деле эта деталь говорит о том, что свидетель честно излагает собственные впечатления. Сумеречное зрение человека -- чёрно-белое. В сумерках в дождливую погоду, в тени деревьев серый Мерседес Ионова действительно мог запомниться свидетелю как чёрный.


Демагогия -- главное оружие риэлтора. Речь необоснована, зато эмоциональна. И пускай достаточных законных причин осудить Ионова А.В. риэлторша не имеет -- зато она, как мама и как женщина, очень этого хочет. Ну и как тут Химкинскому суду не пойти навстречу -- если женщина просит?



 
msannelissa: (Default)
Так мы и остались с нерешённым вопросом: один, три или пять? Или, может быть, ни одного? Сколько было в деле преступных эпизодов? Химкинскому городскому суду это, как оказалось, в принципе неинтересно. Никаких подробностей никто сообщать не намерен. Со стороны обвинения последовало указание довольствоваться рассказом потерпевшей от 01.10.2012 г., который, по её последним на данный момент словам -- правда.

Согласно приговору суда (л.д.232, или лист 4),
Из оглашенных в судебном заседании показаний потерпевшей Щербаковой Е.В., данных ею в ходе предварительного расследования (т.1 л.д.203-211), следует, что после того как Ионов А.В. совершил с ней половой акт и отвез ее к бабушке, она сделала вид, что идет к последней, однако сама направилась домой к своей подруге - Волковой Д., у которой жила следующие три дня. После произошедшего, когда она поехала вместе с Ионовым А.В., то, перед поездкой в Рязанскую область, он повез ее на какую-то дачу знакомой Ионова А.В., где последний снова дважды вступал с ней в половую связь. Она не решалась ему отказать, т.к.боялась, что он ее бросит в той местности и она может заблудиться. В остальной части показания потерпевшей Щербаковой Е.В. аналогичны тем показаниям, которые она давала в суде.
Свои оглашенные показания потерпевшая Щербакова Е.В. подтвердила частично, пояснив, что после того, как Ионов А.В. ее привез к бабушке, то она последующие три дня находилась на даче у последней, однако, чтобы бабушку не трогали из-за престарелого возраста последней, она сказала следователю, что находилась у Волковой Д. Ионов А.В. действительно вступал с ней в половую связь в общей сложности три раза.
Из оглашенных в судебном заседании показаний потерпевшей Щербаковой Е.В., данных ею в ходе предварительного расследования (т.1 л.д.212-218,219-222), следует, что во время нахождения с Ионовым А.В. на даче, интимных и половых отношений между ней и Ионовым А.В. не было, последний ее не насиловал, к ней не приставал, каких-либо попыток вступить с ней в половую связь не предпринимал. Ранее в ходе допроса она ошибочно показывала, что когда сбежала из дома и находилась вместе с Ионовым А.В. на даче, последний ее изнасиловал. Данные показания являются ошибочными и не соответствуют действительности, она давала такие показания во время обострения болезни, находясь в стрессовом состоянии, после нескольких дней без сна. В том числе причиной дачи ею таких показаний явилось то, что она боялась, что ей не поверят, когда она сообщила об изнасиловании, которое произошло в ночь с 15.09.2012г. на 16.09.2012г., поскольку сразу она об этом не сообщила и прошло, уже много времени. В остальной части показания потерпевшей Щербаковой Е.В. аналогичны тем показаниям, которые она давала в суде.
Свои оглашенные показания потерпевшая Щербакова Е.В. подтвердила частично, пояснив, что на самом деле Ионов А.В. совершил с ней три половых акта, о которых она уже говорила ранее.


Удивительно, но на этот раз ни адвокат Карагодина Н.А., ни Химкинский суд не называют показания Кати Щербаковой постоянными и последовательными (Какой прогресс! Какой сдвиг в мировоззрении!).  Мало того, суд с ловкостью опытного шулера опускает главное -- даты. Когда всё это происходило?
В показаниях Кати Щербаковой ясно говорится -- 25-27 сентября 2012 года. С показаниями её родителей это, в общем, совпадает.
Только есть ещё одна деталь. 27 сентября несчастная жертва полового акта, будучи, по её собственным словам, дезориентированной в пространстве и находясь у насильника буквально в заложницах -- или в наложницах? -- то ли на какой-то даче, то ли в машине, колесящей несколько дней неизвестно где -- встречается с собственным отцом у метро Выхино! Вот объяснение Щербакова В.И., где он рассказывает, как это было.



Вот и показания трепетной матери, Щербаковой Н.А., в которых говорится о том же самом:



Неувязочка получается. И не одна.
Предположим, что показания Щербаковой Н.А. в судебном заседании верны. 25.09.2012 года её непослушная дочь-подросток куда-то исчезает. Мать переживает, не знает, что и думать, поднимает на ноги полицию, через пять мучительных суток получает звонок из полиции, мчится в Рязанскую область и узнаёт ужасную новость: дочь изнасиловали. И кто!!! Близкий друг бывшего мужа… племянник… понеслась…

Но из показаний мы узнаём, что родители и дочь поддерживали, фактически, постоянную телефонную связь. Для чего же было объявлять дочь в розыск?

Далее -- допустим! -- мать узнаёт, что дочка находится не в неизвестной компании, а вместе с двоюродным братом, взрослым человеком и близким другом отца девочки. Что почувствовала бы всякая нормальная мать? В первую очередь -- облегчение, радость от того, что ситуация под контролем. Вслед за тем -- желание немедленно связаться с этим взрослым родственником. Обсудить с ним всё, и вместе составить план действий по возвращению непокорной дщери в семейное лоно.

Вместо всего этого -- нечто странное. Получив звонок из Рязанской области, Щербакова Н.А. не просит дать трубку Ионову. Вместо этого она настаивает, чтобы его задержали. Почему, если ни про какое изнасилование она и подумать не может? По её многократным утверждениям, Щербакова Н.А. узнаёт ужасную новость только в Шилово, и это -- шок...
Более того, приехав в Шилово, Щербакова также не пытается поговорить с племянником лично, посмотреть ему в глаза. А вдруг всё это -- недоразумение? Тем более, что полиция -- со слов Щербаковой. конечно -- говорит лишь о подозрении. Какая мать, услышав о близком родственнике такое, повела бы себя так, как Щербакова Н.А.?

И ещё одно. Фактического содержания телефонных переговоров -- ни Кати Щербаковой с родителями, ни Щербаковой Н.А. с полицией -- мы не знаем. Можно только предполагать. Всё, чем мы реально располагаем -- показания Щербаковой Н.А. Насколько они отражают действительность?

Лично у меня осталось впечатление, что лгут и недоговаривают все трое. А у вас?

msannelissa: (Default)


Редкий опыт рассмотрения одного и того же дела дважды, разными составами суда первой инстанции с промежутком ровно в 15 месяцев, сам по себе имеет ценность.
Считается, что исправить ошибки прошлого невозможно. Но нам удалось провести судебные прения дважды -- 16.12.2014 г. и 15.03.2016 г. Как теперь не сравнить выступления, сделанные в одном судебном заседании и в другом, и не сделать пары интересных наблюдений!

Например, возьмём речь представителя потерпевшей, Карагодиной Н.А.. На данный момент почти ничего интересного в ней не осталось.
Она состоит из тех же «аргументов», которые мы видели уже в двух приговорах подряд. Те же срежиссированные семейные показания, мелкие неточности и передёргивания, словесная путаница, демагогия. Но есть кое-какия занятные штрихи и подробности. Вот они.

Первое -- особенно интересно лично мне как законной жене обвиняемого. В лучших традициях, вероятно, бурного комсомольского прошлого Карагодина производит разбор личности обвиняемого (хотя суд от неё этого, вроде бы, даже и не требовал)
2014 год, декабрь:

2016 год, март:


Вот оно как. Не смог обвиняемый семьи построить. А мы тогда кто? Так живёшь себе и вдруг узнаёшь: я, оказывается, не существую. Надо думать, что на кнопки сейчас нажимает привидение, не иначе. Карагодину несло

И кто более неадекватен в данном случае: адвокат Карагодина Н.А. или же судья Жарких В.А., положивший сей не соответствующий действительности бред, фактически, в основу приговора?

И ещё одно, уже в конце всей речи:
2014 год, декабрь:

2016 год, март:


Что у неё с ориентацией во времени? Следствие по делу и судебное разбирательство идёт не просто более двух лет, а три с половиной года. Этого-то как можно не заметить? Буксует процесс, это факт. Затягивается вместе со всеми последствиями -- с проблемами в собственной жизни, с возмущением родственников, с недоумением окружающих и всем остальным. В 2012 году семьёй Щербаковых был запланирован блиц-криг -- молниеносная война против друга и брата. Щербакова Н.А. рассчитывала, что с осуждением племянника все её семейные проблемы разом разрешатся. Маска безутешной мамы жертвы насилия была приготовлена, примерена и надета. Катя Щербакова, как в новом платье, вертелась перед зеркалом в образе жертвы насилия -- кроткой, несчастной и невероятно сексуальной. Осуждённый Александр Ионов, по их расчётам, не должен был выйти из тюрьмы никогда -- во всяком случае, в обозримом будущем. Впереди же маячило наследство и безоблачные перспективы... Но расчёты не оправдались. Всё пошло наперекосяк. Обвиняемый оказался вновь -- и до сих пор -- на свободе. Он сражается за справделивость и правду вместе со своей семьёй. Все мы живы и -- не побоюсь этого слова -- счастливы. Потому что мы вместе. И ещё потому, что счастливыми -- рождаются, а вы не знали?

И тогда под напором обстоятельств планы Щербаковых начали рассыпаться. Из-под масок безутешной мамы и дочки-страдалицы выглянули жадность, злоба и месть, вызывающие уже не сочувствие, а недоумение. Ведь понять людей, много лет живущих ненавистью непонятно за что, невозможно. Неужели так сложно оставить невиновного человека в покое? -- мысль, которая с течением времени приходит в голову всё большему количеству людей. Неприятно всё это обвинению, что и говорить. Но даёт ли это Карагодиной Н.А. повод вести себя в судебном заседании настолько раскованно?


msannelissa: (Default)
В обширной коллекции нарушений закона, допущенных Химкинским судом при вынесении приговора по делу 1-8/16 от 18.03.2016 г., есть и кое-что очень важное.
Напомню:
Статья 49 Конституции России
1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.


Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Глава 2. Статья 14 – то, что следует непосредственно из статьи Конституции Рф, приведённой выше.
Презумпция невиновности
1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.
3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.
4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

А теперь снова приговор Химкинского суда. Рассмотрев долгий и путаный, и неадекватный, пересказ прозвучавших на суде показаний;
-- многократные повторения сексуальных историй семьи Щербаковых с противоречиями и вариациями, в пересказе Кати, Вовы, Наташи, психолога Соловьёвой, подружки Ескиной и других;
-- ничего не значащие документы вроде протокола снятия чехлов с сидений автомобиля;
-- заключения экспертиз, из которых никак не следует чья-либо виновность;
-- а также результаты экспертизы не существующих на данный момент Трусов Потерпевшей,
мы подходим уже к чему-то вроде финала. Как же он выглядит?
Лист 14. Он же лист дела 246
Суд считает, что вышеприведенные в приговоре, оглашенные и исследованные по ходатайству подсудимого Ионова А.В. письменные материалы дела, не подтверждают невиновность Ионова А.В. в совершении инкриминируемого ему преступления, поскольку виновность подсудимого Ионова А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 134 УК РФ подтверждена в полном объеме совокупностью вышеприведенных исследованных в судебном заседании доказательств.

Интересно, понимает ли федеральный судья Жарких В.А. смысл того, что он сам написал?

Или вот это:
Ссылки подсудимого Ионова А.В. на то, что в постановлении о возбуждении ходатайства перед руководителем следственного органа о продлении срока предварительного следствия (т.1 л.д.8) указано о необходимости допроса свидетеля Малова И.А., который впоследствии допрошен так и не был, а в постановлении о возбуждении ходатайства перед руководителем следственного органа о продлении срока предварительного следствия (т.1 л.д.27-29, 32-34) и в постановлениях о продлении срока содержания под стражей (т.1 61-63) указано, что допрошен свидетель Малов И.А., при этом в перечислении доказательств в обвинительном заключении указанный свидетель отсутствует и протокола допроса данного свидетеля в деле нет, по мнению суда не свидетельствуют о невиновности Ионова А.В. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 134 УК РФ (в ред. Федерального закона от 29.02.2012г. №14-ФЗ).

То есть получается примерно так. Обвиняемый, понимаете ли, не доказал свою невиновность. Почему? Потому что суд считает, что доказал его виновность. Почему же суд так считает? Потому что исходит из того, что из аргументов, приведённых защитой и обвиняемым, невиновность обвиняемого не следует!
Сказка про белого бычка. Абсурд. Бред.
Но на этом бреде печати стоят, на минуточку. И подписи. И издал данный документ вовсе не сумасшедший дом, а уважаемое учреждение – Химкинский суд.

Таким образом, Основной Закон нашей страны не просто нарушен приговором Химкинского городского суда. Он буквально попран. При новом рассмотрении дела остались, и  -- более того! -- укрепились, неустранимые сомнения – то есть обстоятельства, прояснить которые не удалось и уже не удастся никогда. Есть подробные показания потерпевшей, но объективных доказательств им нет никаких. Есть противоречия между прежними и новыми показаниями обвинителей, объяснить которые свойством естественной забывчивости невозможно. Есть независимые свидетели, чьи показания идут категорически вразрез с версией обвинения, и объяснить это, не уличая Щербаковых во лжи – также невозможно. По закону судья обязан истолковать такие противоречия в пользу обвиняемого. Он же поступает ровно наоборот. Это – уже много серьёзнее, чем вырванный из дела лист или подменённый протокол.

Независимый Химкинский суд ведёт себя как марионетка в руках адвоката Карагодиной Н.А. и её нанимателя риэлтора Щербаковой Н.А.
Иногда удачно сделанный портрет стоит и повторить.
Откуда 09.12.2015 г. мы знали, что так и будет?

msannelissa: (Default)
Есть в деле и такое. Это протокол допроса свидетеля Тренёвой (фото здесь) от 4 марта 2013 года.

Первое ознакомление обвиняемого с уголовным делом состоялось осенью 2013 года. При последующих ознакомлениях выяснилось, что
вот эти листы дела


были заменены вот на эти



Данный факт был зафиксирован обвиняемым и его адвокатом с помощью фотосъёмки.
В каких целях протокол заменили? Вероятно, ответ содержится в сравнении первой версии показаний (удалённой из дела) со второй версией (помещённой в дело на место первой).
Насколько вообще всё это важно с учётом того, что Тренёва -- фактически слушатель рассказов Кати Щербаковой, а не свидетель чего-либо? Не знаю.

Наконец, вот как показания Тренёвой отражены в двух приговорах -- первом и втором:

Приговор судьи Морозовой v. 1.0 (Морозова Е.Е., 18.12.14):
Допрошенная в судебном заседании свидетель Тренева Ю.А., показала, что Щербакова Е.В. являлась её одноклассницей, общались как одноклассницы. Летом 2012 года начали общаться реже. У Щербаковой Е.В. сложились к ней доверительные отношения. В ходе общения Щербакова Е.В. рассказывала о конфликтах с мамой, из-за чего последняя уходила из дома. В школе Щербакова Е.В. была спокойная, когда находилась дома, то становилась агрессивной, грубо разговаривала. В настоящее время точной даты не помнит, когда она совместно с Щербаковой Е.В. находилась на стационарном лечении в Сходненской городской больнице, ей со слов Щербаковой Е.В. стало известно о том, что, когда Щербакова Е.В. в сентябре 2012 года уходила из дома вместе со своим братом, которому 50 лет и его друзьями они поехали в Рязанскую область, где Щербакова Е.В. весело проводила время: употребляла алкогольные напитки и занималась анальным сексом с братом, она частично поверила рассказанному Щербаковой Е.В. потому, что вообще не доверяет людям, кроме того эта история для неё показалась невероятной и тяжело воспринималась. Также со слов Щербаковой Е.В. ей было известно, что последняя уходила из дома примерно 5 раз.


Приговор судьи Морозовой v. 2.0 (Жарких В.А., 18.03.16):
Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля Треневой Ю.А. (т.2 л.д.20-24), данных ею в ходе предварительного расследования, следует, что она обучается вместе с Щербаковой Е.В. в одном классе СОШ № 22. Она знакома с Щербаковой Е.В. на протяжении 2-х лет, поддерживает с ней нормальные товарищеские отношения, какой-либо неприязни не испытывает. Щербакову Е.В. характеризует как закрытого, спокойного, иногда склонного к импульсивным поступкам, склонного к преувеличениям человека. Ей известно, что в сентябре 2012 года Щербакова Е.В. на месяц убегала из дома, о причинах такого поступка ей не известно. Также ей известно, что родители Щербаковой Е.В. находятся в разводе и проживают раздельно, в связи с чем Щербакова Е.В. часто уходит жить к отцу.

Указания на факт подлога делались стороной защиты неоднократно. В качестве примера привожу ответ судьи Морозовой Е.Е. из Приговора судьи Морозовой v. 1.0 :

Оглашенные по ходатайству защитника Горина М.В. материалы уголовного дела, а именно: протокол допроса свидетеля Виноградовой Е.В. (т.2 л.д.56-57); протокол допроса свидетеля Шевченко Г.И. (т.2 л.д.60-62); протокол допроса свидетеля Данилюк Н.Н. (т.2 л.д.65-66); протокол допроса свидетеля Щербакова В.И. (т.1 л.д.230-232); протокол ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (т.З л.д.49-53); протокол допроса несовершеннолетнего свидетеля Треневой Ю.А. (т.2 л.д.20-24); протокол получения образцов для сравнительного исследования (т.2 л.д. 160-161); протокол выемки (т.2 л.д. 156-158); постановление о получении образцов для сравнительного исследования (т.2 л.д.159); ордер адвоката Карагодиной Н.А. (т.1 л.д.225); протокол выемки (т.2 л.д.170-172), а также указание защитника Горина М.В. на то, что между листами 113-114 уголовного дела т. 2 имеются признаки вырывания и последующие доводы стороны защиты, подсудимого о том, что уголовное дело в отношении Ионова А.В. сфальсифицировано органом предварительного расследования, поскольку имеющиеся материалах уголовного дела указанные выше протоколы допросов свидетелей в ходе следствия в действительности осуществлялись следователем СО по г.Химки ГСУ СК РФ по Московской области Дорошенко Н.В., тогда как в протоколах указан следователь Горбашев Д.И.; имеющийся в материалах уголовного дела протокол допроса несовершеннолетнего свидетеля Треневой Ю.А. (т.2 л.д.21-24) был заменен, поскольку первичное ознакомление с материалами уголовного дела, свидетельствует о том, что первоначальные показания указанного свидетеля отличны от имеющихся в материалах уголовного дела; протокол получения образцов для сравнительного исследования от 15.01.2013 года (т.2 л.д.160-161), также сфальсифицирован, поскольку, согласно справке о движении Ионова А.В. из СИЗО-12 г.Зеленограда Ионов А.В. не был этапирован в МВД по г.о.Химки Московской области в указанный период; в протоколе выемки от 01.10.2012 года за получении копии указанного протокола, подпись поддельная, постановление о получении образцов для сравнительного исследования (т.2 л.д.159), также был заменен следователем, поскольку Ионов А.В. от подписи не отказывался, а указал на процессуальные нарушения при изучении биологических образцов, кроме того 18.01.2013 г. представитель потерпевшей - адвокат Карагодина Н.А. принимала участие в процессуальном действии, а именно в изъятии предметов одежды без предоставления ордера, поскольку имеющийся в материалах уголовного дела ордер адвоката Карагодиной Н.А. от 14.02.2013г. (т.1 л.д.225); судом не приняты во внимание, поскольку как следует из материалов уголовного дела следует, что данное уголовное дело 17.12.2012 года; принято к производству следователем СО по г.Химки ГСУ СК РФ по Московской области Дорошенко Н.В., которое находилось в его производстве, следовательно, суд считает указание в протоколах допросов: свидетеля Виноградовой Е.В. (т.2 л.д.56-57); Шевченко Г.И. (т.2 л.д.60-62); Даниплюк Н.Н. (т.2 л.д.65-66); Щербакова В.И. (т.1 л.д.230-232) должностного лица - следователя Горбашева Д.И. технической опиской при составлении протоколов; у суда нет оснований полагать, что имеющийся в материалах дела протокол допроса несовершеннолетнего свидетеля Треневой Ю-А. (т.2 л.д.20-24) был заменен следователем, поскольку представленная в судебном заседании стороной защиты фото- копия протокола не свидетельствует о его замене; довод стороны защиты и подсудимого о том, что получение образцов крови у Ионова А.В. в действительности было произведено позднее, а не 15.01.2013г., также не принят судом во внимание, поскольку данное процессуальное действие было произведено в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства, кроме того, Ионов А.В. не отрицает тот факт, что образцы крови и слюны были в действительности у него получены; 18.01.2013г. представитель потерпевшей - адвокат Карагодина Н.А. принимала участие в процессуальном действии, а именно в изъятии предметов одежды, однако имеющийся в материалах уголовного дела ордер адвоката Карагодиной Н.А. от 1- 02.2013г., по мнению суда, никоим образом не свидетельствует о признании данного процессуального действия незаконным, поскольку представитель потерпевшей Щербаковой Е.В. - Карагодина Н.А., имела в тот период времени статус адвоката, и присутствовала как участвующее лило при производстве указанного процессуального действия, кроме того суд не находит Оснований полагать, что в томе 2 данного уголовного дела имелись признаки вырывания листов, поскольку нумерация листов соответствует имеющейся описи.


Здесь, как и в предыдущем примере, судья намеренно представляет текст в таком виде, прочесть который почти невозможно. Из всего огромного абзаца (представляющего собой дословную цитату из приговора) нам сейчас нужны лишь несколько слов, которые выделены цветом.


msannelissa: (Default)

Ещё немного приговора. Кажется, сей документ -- неисчерпаемый источник примеров судейскоо цинизма, подлогов и беспардонной лжи.
Листы 13-14 по версии, выданной судом на руки 18.03.2016 г. (не забываем, что версий две и что они, вообще говоря, не совпадают).
Интересно, какой документ был вырван из дела и когда?
Между прочим не устану удивляться искусству, с которым эти приговоры пишутся. Это можно читать вообще? Из предствленной словесной каши я выделила цветом те несколько слов, которые взяты темой данного поста.

Оглашенные по ходатайству защитника Горина М.В. материалы уголовного дела, а именно: протокол дополнительного допроса свидетеля Щербакова В.И. (т.1 л.д.230-232); протокол допроса свидетеля Виноградовой Е.В. (т.2 л.д.56-57); протокол допроса свидетеля Шевченко Г.И. (т.2 л.д.60-62); протокол допроса свидетеля Данилюк Н.Н. (т.2 л.д.65-66); постановление о назначении урологической экспертизы (т.2 л.д.87-88); постановление о назначении медицинской биологической судебной экспертизы (т.2 л.д.94-95); постановление о получении образцов для сравнительного исследования (т.2 л.д.159); запрос в СИЗО-12 (т.5 л.д.233); справка о движении в район (т.5 л.д.234); протокол выемки от 18.01.2013г. (т.2 л.д.170-172); ордер адвоката Карагодиной Н.А. (т.1 л.д.255); а также указание защитника Горина М.В. на то, что «уголовное дело в отношении Ионова А.В. сфальсифицировано органом предварительного расследования, поскольку допрос вышеуказанных свидетелей осуществлялся от имени следователя СО по г.Химки ГСУ СК РФ по Московской области Горбашева Д.И., что указано на первых листах протоколов, а подпись в конце протоколов стоит от имени следователя Дорошенко Н.В.; в соответствии со справкой о движении в район Ионов А.В. 15.01.2013г. не вывозился из СИЗО; все записи в протоколе получения образцов для сравнительного исследования от 15.01.2013 года (т.2 л.д.160-161) появились уже после того, как Ионов А.В. подписал чистый протокол, в т.2 на л.д. 161 подпись Ионова А.В. сфальсифицирована и последнему не принадлежит; представитель потерпевшей - адвокат Карагодина Н.А. 18.01.2013г. не могла принимать участие в следственных действиях, поскольку не вступила в дело, т.к. имеющийся в материалах уголовного дела ордер адвоката Карагодиной Н.А. датирован 14.02.2013г. (т.1 л.д.225); между листами 113-114 уголовного дела т. 2 имеются признаки вырывания какого-то документа, который отсутствует в деле», судом не принимаются во внимание, поскольку из материалов уголовного дела следует, что данное уголовное дело 17.12.2012 года было принято к производству следователем СО по г.Химки ГСУ СК РФ по Московской области Дорошенко Н.В., которое находилось в его производстве, следовательно, суд считает указание в протоколах допросов: свидетеля Виноградовой Е.В. (т.2 л.д.56-57); Шевченко Г.И. (т.2 л.д.60-62); Данилюк Н.Н. (т.2 л.д.65-66); Щербакова В.И. (т.1 л.д.230-232) должностного лица - следователя Горбашева Д.И. технической опиской при составлении протоколов. 18.01.2013г. представитель потерпевшей - адвокат Карагодина Н.А. принимала участие в процессуальном действии, а именно в изъятии предметов одежды, однако имеющийся в материалах уголовного дела ордер адвоката Карагодиной Н.А. от 14.02.2013г., по мнению суда, никоим образом не свидетельствует о признании данного процессуального действия незаконным, поскольку представитель потерпевшей Щербаковой Е.В. - Карагодина Н.А. имела в тот период времени статус адвоката, и присутствовала как участвующее лицо при производстве указанного процессуального действия. Кроме того суд не находит оснований полагать, что в томе 2 данного уголовного дела имелись признаки вырывания листов, поскольку нумерация листов соответствует имеющейся описи.

Вот то самое место в деле. И те самые признаки вырывания, про которые судья утверждает, что их нет. Имеющий глаза да убедится сам в том, что видит!



Это уже который раз судья наврал? 55-й, кажется.

msannelissa: (Default)
Нет, конечно. Разумеется, не бывает. Но порой они делают такие телодвижения, которые даже и не знаешь, как объяснить.
Немногим больше месяца назад судья Химкинского городского суда Жарких В.А. вынес по рассматриваемому делу очередной приговор судьи Морозовой. При детальном сличении описательно-мотивировочной части приговора с протоколами судебных заседаний судья Жарких В.А. был пойман на откровенном вранье 54 раза.



Уже после обнародования результатов наших изысканий мы провели очередное ознакомление с уголовным делом. Тут-то и оказалось, что копия приговора,.выданная на руки осуждённому 18.03.2016 года (сразу после его оглашения), не совпадает с копией приговора, которая сейчас содержится в деле.

Не то чтобы она содержала другой текст. Скорее всего текст один и тот же. Хотя это ещё предстоит тщательно проверить. При беглом ознакомлении текст вроде бы совпадает. Но этот приговор по-другому распечатан, заменён шрифт, изменены межстрочные интервалы, задан другой размер полей. Если приговор, выданный на руки, имеет объём 17 листов, то в деле он располагается на листах 227-249, т.е. занимает уже 23 листа.
Больше всего похоже на неуклюжую попытку Химкинского суда прикрыть срам.
Но это не так уж безобидно.
Ведь критический разбор приговора, который будет теперь рассматривать вышестоящий суд, снабжён множеством ссылок на первоисточник, т.е. на исходный текст того самого приговора. Теперь все эти ссылки "поплыли" -- переехали на другие листы из-за того, что текст в деле распечатан иначе. Значит, нужно перепроверить все 50 с лишним ссылок, и это только в одном Приложении (да-да, к тому самому нашему письму в вышестоящий суд). Вроде бы и мелочи -- подумаешь, распечатали тот же текст по-другому! -- а объём работы весьма приличный.
А ну как бы мы вообще не стали проводить ознакомление с делом, и не заметили бы данного обстоятельства? В МОС ушла бы абракадабра (причём даже не та, что имел в виду Стив Миллер)?
На всякий случай в Химкинский суд подано вот такое заявление. Мы тоже умеем шрифт менять.



msannelissa: (Default)
Как же я хочу спросить следователя! Просто поговорить по-человечески. Не с Лубенским и не с Дорошенко, а с любым произвольно выбранным тружеником следственных органов. Ведь не все же они оборотни и взяточники, в конце-то концов!

Я спросила бы, что может значить неверная дата в объяснении, полученном от свидетеля. Для чего, по мнению людей опытных, это могло быть сделано? Связано ли это с тем обстоятельством, что свидетель был мертвецки пьян? Связано ли с тем, что уголовное дело, скорее всего, фабриковалось? Что могло толкнуть следователей на такие действия? Насколько вообще такое вероятно и как часто бывает?
Но нет у меня знакомых в следственных отделах, увы. И думающее пространство молчит...
Говорят только документы, с которыми  не поспоришь.

Посмотрим ещё раз на показания свидетеля Елдашова. Если честно, мне как-то в них даже до конца не верилось.
На вопрос защитника свидетелю: А Вы говорите уже в Шилово, работники полиции там, в нетрезвом состоянии работники полиции?
Свидетель: Да, они прямо с утра нас там начали зомбировать. Особенно один в фуражке, который нас разбудил, потому что я потом, когда отключился, сын сел за руль машины, а патруль полиции подъехал к автомобилю. И сказал сыну проследовать за ними, и так мы приехали в этот город, то есть не я за рулем уже ехал. Вот. Но так как за милицией мы ехали, сын смело ехал. И все, мы остановились на площади, напротив отдела милиции, а утром нас разбудили.
На вопрос защитника свидетелю: Какого рода просьбы были? Какие показания нужно было давать?
Свидетель: Во-первых, начали разговор с чего, я спросил, что вообще случилось, где Саша, где Катя. Мне начал Игорь пояснять, что: «Кате было плохо, ты ей засунул палец, чтобы не задохнулась. Потом тебя начало вырубать, мы помчались там к какому-то фельдшеру». Я так до сих пор и не знаю историю, честно, дотошно. «А ты спал на заднем сидении, потом мы застряли, ты очнулся, какой-то трактор нашел, сходил в деревню». Я даже этого не помню, видно уже на автомате. Нас вытащили и все, и в город приехали. И этот начал: «А Вы знаете Вы с кем ехали? Вот эта Катя кто Вам?», «С кем? Родственник Саши. Знаете, что он ее..?» и матом. «Как, когда». «Как когда? Да постоянно, Вы просто этого не видели». Ну и началось...

На вопрос суда свидетелю: Вы говорили, что Вам в милиции там что-то матерное сказали, что было между Ионовым и Катей, что имелось ввиду? О чем Вам сказал сотрудник милиции?
Свидетель: Типа: «Вы знаете, что он ее имел везде?».
На вопрос суда свидетелю: Вступил в половую связь. Вы имеете ввиду?
Свидетель: Что он с ней уединялся для совокупности. Везде и всегда. Вплоть до того, что я там не знаю, видеоматериал там нескольких фильмом там включал.
На вопрос суда свидетелю: Совокупность — это что? Вступал в половую связь, другими словами?
Свидетель: Да, типа того. Это сотрудник полиции, который нас разбудил.
...
Свидетель: ... По-другому немножко, это уже Дорошенко, который уже начал меня умолять, уговаривать, чтобы я сказал, что он имел, что я отдавал им машину, что я им стелил кровать, для того, чтобы Саше легче было. Вот. Дорошенко пытался уговорить меня. На что я говорю: «Смысл врать? Пиши. И напиши, что это вранье».

Что это? Реальность? Во всяком случае, суд не воспринял эти показания как сенсацию. Он их словно бы вообще не заметил. Как и не было. Но в протоколах судебного заседания они есть -- листы 46, 47 и далее от 02.12.2015 года.

Это было бы более чем странно. Но вот что ещё я нашла в деле:



Место действия -- снова рабочий посёлок Шилово Рязанской области. Время действия -- теперь уже 2013 год. Свидетеля -- врача Шиловской больницы -- на этот раз допрашивает некий следователь Осычный. Посмотрите на выделенный мной фрагмент протокола допроса. Если это -- не наводящий вопрос и не грубейшее давление на свидетеля, то что?
Кажется, запрет задавать свидетелям наводящие вопросы -- одно из тех положений закона, которые вообще существуют только на бумаге.
И если такое осталось в документе и подшито к делу, то что происходило на самом деле?

Тайное всегда становится явным. Думаю, что рано или поздно ответ будет найден и опубликован.

msannelissa: (Default)
Наконец обещанный анализ показаний свидетеля Елдашова и того, что судья от них оставил.
Снова дежавю. Был тут пост Отношения судьи Морозовой. Теперь оказалось, что и федеральный судья Химкинского городского суда Жарких В.А. в отношениях состоит.

Весь допрос свидетеля судом велся, как оказалось, ради одной фразы: он спросил Ионова А.В. о том, есть ли между ним (Ионовым А.В.) и Щербаковой Е.В. связь и какие-либо отношения, кроме родственных, на что Ионов А.В. ответил утвердительно.
Всё!
Остальное было суду не нужно. Требовались только несколько слов, помнить которые через 3,5 года вряд ли кто-то на самом деле мог. Как бывало уже неоднократно -- и с несколькими свидетелями -- Елдашов резонно рассудил, что, если за ним такое записали, стало быть, наверное, это и на самом деле было сказано. Любопытно, что Елдашов А.Н. -- единственный в деле свидетель, про которого не говорится, подтвердил ли он свои оглашённые показания и в какой степени.

Но что именно подтвердил свидетель? Как уже известно, отношения могут быть разными. И под отношениями, кроме родственных, тоже много чего можно понимать.

Это могут быть например, дружба и совместные планы. Ранее уже было показано, что в 2012 году Катя Щербакова стремилась начать новую жизнь отдельно от родителей, и надеялась, что Ионов ей в этом поможет. Это могут быть отношения деловые. Помимо своей основной работы на ЗРЭПСе Ионов занимался сетевым маркетингом и наверняка предлагал Кате такой заработок -- в её возрасте вполне доступный.
При этом судья постарался выяснить, что плохого мог подумать Алексей Елдашов, но категорически побоялся узнать, что имел в виду Ионов! Чуть дойдя до этого, он немедленно прекратил допрос. Ведь могла бы прозвучать правда, а она была не нужна. Не спросили этого и у Ионова при его допросе.

Если нет доказанного обвинения -- как-нибудь сойдут и подлые намёки на содержимое выеденного яйца. Странно видеть их в таком, казалось бы, серьёзном документе, как приговор суда.

Более того, на протяжении всего многосерийного процесса обвинение, следствие и суд беспардонно пытались представить Елдашова А.Н. как человека, который обвинил Александра Ионова в изнасиловании Кати Щербаковой. Мы видим, как бесстыдно бесноватая риэлторша Наталья Щербакова приписывает этому свидетелю слова, которых он не говорил. На него оказывает сильное давление следствие. Наконец, и суд выбирает из всех его показаний одну фразу, которую можно истолковать двусмысленно.
Почему?
Ответ на поверхности, он виден даже в приговоре... Увы, на момент критических событий -- а также на момент дачи объяснений в полиции р.п.Шилово! -- свидетель был пьян.

msannelissa: (Default)

Напомню, что рассматриваемое сфабрикованное дело сводится по сути к двум камням преткновения. Это Трусы Потерпевшей и алиби обвиняемого.
Сочиняя всю эту историю, риэлтор Щербакова Н.А. сотоварищи допустили оплошность, которую никто не мог предусмотреть. Важнейший реквизит всего спектакля -- автомобиль Ионова -- в избранную обвинением ночь, как оказалось, вообще не мог выехать с участка. Более того, со временем нашёлся владелец машины, перегородившей дорогу. Этот человек дал чёткие и ясные показания, составившие неопровержимое алиби.

Хотя нет. Неопровержимое -- это на взгляд обычных граждан. Но для Химкинского суда ничего неопровержимого быть не может.

Шутка ли -- эпизод в машине в унисон во всех подробностях повторяют свидетели Щербакова Н.А., Соловьёва А.А., Щербаков В.И., и скромно подтверждают Зенина Н.Е., Ескина А.В., Тренева Ю.А. И неважно, что все они повторяют это с чужих слов -- зато их показания хорошо совпадают друг с другом. Собственно, они и совпадают-то именно по этой причине. И тут вдруг появляется некто со стороны, ни с кем не знакомый, который, видите ли, что-то видел сам! Возмущение дружной компании, во главе с судьёй и прокурором, понятно. Мягко говоря, этот человек в меньшинстве.


Из приговора, вынесенного Морозовой Е.Е.:18.12.2014 г.:
Суд критически относится к показаниям, допрошенных по ходатайству защитника подсудимого Ионова А.В. -- Стахиевой Л.В.: свидетеля Кадыкова А.Н., по той причине, что показания указанного свидетеля полностью опровергаются приведенными выше доказательствами; свидетель же Ионова Н.И. является матерью Ионова А.В., её показания характеризуют личность Ионова А.В.; данный свидетель, по мнению суда, заинтересован в исходе дела: также суд критически относится к приобщенному к материалам уголовного дела по ходатайству стороны защиты заключению эксперта №101/2014 от 10.06.2014г., поскольку указанный специалист, не мог объективно оценить обстоятельства произошедшего, поскольку он привлечен для дачи заключения стороной защиты, указанное лицо объективно не изучало все материалы дела; кроме того допрошенные в судебном заседании по ходатайству стороны защиты эксперты- Курилина Э.В., Тархнишвили Г.С., выводы экспертиз, произведенных ими поддержали в полном объёме, показали, что анатомическое строение девственной плевы потерпевшей допускает совершение с последней половых актов без нарушения целостности девственной плевы.

Здесь я специально привела весь абзац полностью, вместе информацией, не относящейся к теме, чтобы показать, как судья намеренно сваливает в одну кучу разнородные факты, маскирует наиболее важные и вопиющие моменты приговора и делает текст неудобочитаемым. Выводы суда из этого абзаца, относящиеся к экспертизам, также достойны внимания -- но в другом разделе.

Из приговора, вынесенного  Жарких В.А. 18.03.2016 г.
Показания свидетеля Кадыкова А.Н. суд не принимает во внимание, поскольку они полностью опровергаются вышеприведенными в деле доказательствами, в том числе и первоначальными показаниями Ионова А.В., данными им на стадии предварительного расследования.

Однако на сёй раз ситуация, в которой рассматривалось дело, всё-таки была несколько иной. После отмены неправосудного приговора, вынесенного Морозовой, судья Жарких был лишён возможности нагло фальсифицировать протоколы судебных заседаний и отказывать стороне защиты во всех ходатайствах. Тут и оказалось, что алиби Ионова подтверждается не только одним, а -- хотя и косвенно! -- ещё двумя свидетелями, не зависящими друг от друга. Это проживающая в доме на Сходне Галина Ивановна Шевченко и владелец смежного участка Т-в.

Таким образом, для того, чтобы ещё раз обосновать обвинительный приговор, суду нужно было разделаться уже не с одним, а с тремя независимыми друг от друга свидетелями. Но ничего невозможного нет!

Ещё из приговора от 18.03.2016 г.:
Суд критически относится к показаниям свидетеля Шевченко Г.И., данных ею в судебном заседании, в той части, что «Ионов А.В. отвозил Щербакову Е.В. не на своем автомобиле; на следующий день к ним приходил сосед Т-в и высказывал претензии по тому поводу, что Ионов А.В. приходил к его (Т-ва) жене и спрашивал, не они ли своим автомобилем перегородили выезд автомобилю Ионова А.В., в связи с чем последний так и не смог выехать», поскольку они полностью опровергаются как приведенными выше доказательствами, так и оглашенными в судебном заседании показаниями самой Шевченко Г.И., данными ею в ходе предварительного расследования. Утверждения Шевченко Г.И. о том, что «она прочитала протокол допроса и подписала его, но была к тому времени очень уставшая и, кроме того, поскольку является пожилым человеком, то забыла сказать следователю, что Ионов А.В. в тот вечер не выезжал на своем автомобиле», не принимаются судом во внимание, поскольку направлены на введение суда в заблуждение относительно виновности Ионова А.В. в инкриминируемом ему деянии. Кроме этого, суд не может не учесть, что Ионов А.В. является племянником свидетеля Шевченко Г.И., и в связи с этим последняя бесспорно заинтересована в благополучном для подсудимого Ионова А.В. исходе дела.

Здесь мы видим двойную мораль и двойные стандарты во всей красе. Почему-то суд не замечает ни родственных связей Щербаковых с обвиняемым, ни их вытекающей отсюда материальной заинтересованности, ни их яростного желания добиться осуждения любыми средствами. И тем более не относится критически к их показаниям, несмотря ни на какие противоречия в них. Ну а каким образом было предотвращено появление в суде третьего свидетеля, рассказано ранее.

msannelissa: (Default)
Химкинский городской суд, получив обратно уголовное дело Щербакова против Ионова, мог пойти разными путями. Например, он мог бы рассмотреть дело добросовестно и справедливо и вынести оправдательный приговор. Мог он и попробовать повторить уловки судьи Морозовой с тем, чтобы её первый приговор на этот раз выглядел обоснованным.
Этим-то путём суд и пошёл. В результате мы получили улучшенную версию приговора Морозова 2.0, с прежними характеристиками, но более тяжёлую и несколько более кривую.
Основные параметры новой версии те же. К ней так же применимо всё сказанное в заметках Приговор почти полностью и Те же Яйца, только в Профиль Сказанное там на 100% относится и к новому приговору. Даже умопомрачительный пассаж о синих джинсах и зелёном свитере судья из нового текста не убрал !

Почему? А это одна из рыбок, то есть из множества циничных нелепостей, задача которых шокировать и дезориентировать читающего. Имеется в виду, конечно, не работник Химкинского суда или прокуратуры, а любой читающий со стороны -- включая осуждённого и его родных! -- поимевший наглость во всём этом разбираться. Уберите из приговора одну не относящуюся к делу деталь, другую, третью -- того и гляди суть дела видна станет. А уж этого, граждане хорошие, суд никак не может допустить.

Посмотрите на приговор ещё раз. Готова побиться об заклад, что читать его вам не очень хочется. Максимум, что вы осилите -- первую страницу. Мелкий, неудобочитаемый шрифт, плотный текст почти без полей, корявый язык, неудобоваримый, как манная каша. Расстояние между строчками уменьшено, абзацы не отбиты друг от друга. Думаете, это случайно?
Не любой читающий доберётся до перечисления доказательств виновности. Оно идёт по пунктам, но пункты не пронумерованы. Где же ты, радость бюрократа -- номера-параграфы, заголовки, подзаголовки? Нет, здесь их никто расставлять не станет -- ведь наличие у документа структуры сделало бы его читаемым. Более того, пунктики идут вперемешку. Важные -- с неважными, значимые -- с полной ерундой. Разобраться можно, лишь вооружившись терпением и остро отточенным карандашом.

И тогда проявится картина. Вот перечисляются документальные доказательства. Номеров у них нет, но мы подсчитаем сами:
17 пунктов. На первый взгляд кажется, что вина осуждённого доказана-предоказана. Только не спешите с выводами. Там всё сделано для того, чтобы вы прочитали текст по диагонали и чтобы вам так показалось. Лучше посмотрите внимательно, что за доказательства перед вами.
5 из них -- россказни Щербаковых, записанные в том или ином виде  -- заявления, рапорты, протокол осмотра места происшествия

Ещё 8 -- заключения разных вспомогательных экспертиз, которые обстоятельства дела в чём-то проясняют, но отношения ни к какому преступлению не имеют -- и уж конечно ничего не доказывают. Вроде экспертизы половой зрелости Врушкиной, вменяемости Ионова и т.п. Сюда же отнесём то, что вообще ни к чему не имеет отношения -- свитер и джинсы Ионова,  чехлы с сидений автомобиля и т.д.
Хотя здесь вопрос: раз включили в приговор протокол выемки, что ж про результаты экспертизы изъятых предметов забыли? Сей вопрос повис ещё при анализе приговора от судьи Морозовой. Теперь приговор уже новый, а вопрос так с тех пор и висит.

Таким образом, 17--5--8=4. Эти 4 (четыре) пункта можно признать значимыми, и все они относятся к таинственным Трусам Потерпевшей. Это: протокол выемки Трусов, результаты двух вроде бы проведённых над ними экспертиз и протокол получения биологических образцов для сравнительного исследования. Это -- всё, что остаётся от пары страниц плотного текста, если отбросить шелуху.

Со свидетельскими показаниями -- та же самая картина.
Допрошено 15 свидетелей, два эксперта и один специалист.
Звучит солидно, не правда ли? Ещё солиднее выглядит на бумаге. Но
Четверо свидетелей связаны между собой, а также с потерпевшей и обвиняемым теснейшими родственными узами. При этом у двоих из них, а именно у четы Щербаковых -- явная заинтересованность в обвинении, корыстный мотив.
Ещё восемь свидетелей хорошо знакомы с потерпевшими и частично -- между собой, а один находится в многолетних деловых и личных отношениях с обвиняемым.
Независимы только трое: врач из Рязанской области, женщина-полицейский оттуда же и сосед, живущий через улицу от места событий в многоквартирном доме и не знакомый ни с кем из участников процесса.

При этом:
-- показания шести свидетелей полностью производны, т.е. эти свидетели дают показания с чужих слов. В их числе и женщина-полицейский.
-- показания ещё шести свидетелей вообще не имеют никакого отношения к якобы имевшему место преступлению. Эти люди просто ничего не знают, о чём так прямо на суде и говорят. В их числе -- и врач из Рязанской области.
-- и тогда остаются лишь трое, кто действительно хоть что-то видел, знает и способен объективно подтвердить. Двое из этих людей находятся в неких отношениях с обвиняемым и потерпевшей. Полностью независим -- один. Это и есть тот самый сосед.

Специально опустила имена. Для чистоты и ясности мысли.
Как вы думаете:
1. Чьи показания наиболее ценны для установления истины?
2. Показания какого свидетеля (каких свидетелей) суд отказался принимать во внимание? И под каким предлогом?

Я пока сделаю паузу. Это, чёрт побери, надо прочувствовать!
Посмотрим тем временем старую, добрую сказку. Я б её применительно к этой теме дополнительно озаглавила: А может, прокурор?



msannelissa: (Default)

В приговоре Химкинского суда от 18.03.2016 г. широко используется ещё один шулерский приём: перечисление через запятую обстоятельств, имён и понятий, на самом деле весьма неоднородных и различных по своему значению. Это создаёт у читающего ложное впечатление о рассмотренных судом материалах.


Сравнив показания, мы только что рассмотрели, как изворачивалась в заседании суда уличённая во лжи риэлторша Щербакова Н.А. -- инициатор всего данного дела, выступающая одновременно и как законный представитель потерпевшей, и как свидетель. Теперь посмотрите, какую оценку всему этому даёт суд:


Наличие противоречий в показаниях свидетелей Зениной Н.Е., Виноградовой Е.В., Елдашова А.Н., Мелешкиной Л.В., Ескиной А.В. и Щербаковой Н.А. данных ими в судебном заседании и показаниями, которые были даны ими в ходе предварительного следствия, никоим образом, по мнению суда, не свидетельствует о ложности и надуманности показаний этих лиц, а обусловлено длительным временным промежутком между имевшими место событиями и допросом свидетелей в суде, а также свойством памяти людей забывать со временем подробности произошедшего. Суд не может не принять во внимание, что вышеуказанные свидетели подтвердили свои показания, данные ими в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании, которые были получены спустя непродолжительное время после имевших место событий. Показания, данные указанными свидетелями, в ходе предварительного расследования, являются подробными, полными и объективными, они согласуются с фактическими обстоятельствами, установленными по делу, были подтверждены допрошенными лицами в суде, в связи с чем признаются судом допустимыми доказательствами.


Сказанное выше безусловно верно по отношению к Мелешкиной, Елдашову и Виноградовой. Но не сразу ведь и заметишь, что с подачи судьи в этой компании оказалась и Щербакова Н.А. Пропустить это в неудобочитаемом тексте ничего не стоит.


Но смотрите, что фактически сказано. Свойство памяти людей? Но через три года после допроса на предварительном следствии, в судебном заседании Щербакова подробнейшим образом рассказывает про чемодан, кармашек на молнии и случайно найденные трусы. По логике же суда ей следовало бы лучше помнить все обстоятельства на предварительном следствии. Но допрос Щербаковой Н.А. на предварительном следствии, тем не менее, даёт картину совершенно иную. Не уточнённую, а именно иную, которая с рассказом про чемодан не согласуется в принципе.


И ведь так -- весь приговор. Что ни предложение, что ни фраза -- то попытка ввести читающего в заблуждение тем или иным способом.



msannelissa: (Default)

Я видела это в прекрасном фильме под названием Океан. У всего живущего в море -- как и в мире -- своя тактика. Как спастись от хищника, если скрыться некуда и передвигается он так же быстро, как ты сам? Переливающийся косяк мелких рыб -- завораживающее зрелище. Окружённый живым серебром, хищник проплывает, как нож сквозь масло -- и остаётся голодным. Почему?
Именно за этим-то мелкая рыбёшка и держится вместе.
Хищнику ничего не стоит поймать одну рыбку. Но, со всех сторон окружённый ускользающей, подвижной добычей, он дезориентирован. Он в буквальном смысле этих слов не знает, кого хватать. Это кажется неправдоподобным, но мы видим, что тактика работает. Это зафиксировано во множестве документальных лент об океане. Да и для чего бы ещё маленькие рыбки, даже в аквариуме, сбивались в стайку при малейшем испуге?

Мы так через турникеты в метро с собаками проходили.
Каюсь -- нарушали. Но я считаю, что запрет на проезд в метро с собаками давно следует отменить. Это -- оскорбительная дискриминация, если называть вещи своими именами. В лондонском метро нет таких ограничений, только требуется, чтоб на эскалаторе собака была на руках. Зато московское метро в то время изобиловало дворнягами, обитавшими на каждой станции -- и круглый знак с перечёркнутой собакой к ним не относился. Ну не абсурд?
Перед турникетами мы расходились как бы в разные немного стороны. Мы двигались на линию турникетов ровным шагом, но по отдельности. Несколько человек -- каждый с собакой -- проходили через турникеты одновременно, но в разных местах. Ошарашенные контролёры не знали, кого задерживать. Мы же, пользуясь мгновенной заминкой, оказывались внутри.
Ни разу эта тактика не подвела. К слову бы заметила, что люди с собаками не просто так ездят в метро. Едут, например. спортсмены-кинологи, едут будущие спасатели на свои непростые тренировки, едут канис-терапевты лечить больных детей. Но чиновники почему-то ненавидят людей с собаками даже больше, чем людей без собак.

Но я не об этом. Я вот всё это к чему.
Огромное количество мелких нарушений в одном уголовном деле -- на мой взгляд, применение той же самой тактики.
Перепутали протоколы допросов. Вырвали из дела лист. Исказили показания свидетеля при подготовке протокола судебного заседания. Раз, ещё раз, много раз. Вплоть до неверно записанных паспортных данных. Указать на что-то одно -- ну, мелочь же. Мелочь!
Опечатка, с кем не бывает. Ошибка техническая. Даже стыдно как-то об этом говорить.
А всего их до сотни в одном деле, этих мелочей. Если дело длинное, как у нас, то и не за первую сотню перевалит.

Случайность? Угу. Только все эти якобы случайные ошибки почему-то работают строго в одном направлении.
Доказать почти невозможно. Легко поймать за руку того, кто солгал явно и существенно. Здесь же мы на зыбкой почве догадок, умозрительных выводов. Даже если определённая направленность следствия и затем суда по совокупности мелких подтасовок очевидна, то как её доказать?

Ну найдётся грамотный въедливый адвокат (сколько денег он стоит, представляете?), который в апелляционной жалобе перечислит их все. Каков будет объём такой жалобы? Полагаю, что листов 50. Ну и кто, в каком вышестоящем суде вообще возьмётся читать всё это?

Если же такого адвоката нет, то представьте себе отчаяние, которое чувствует осуждённый в этом океане беззакония. И как опускаются руки, когда -- видишь вроде всё. а доказать не можешь. Ясно же, что скажут -- ошибка, опечатка. Ну две опечатки. Ну четыре. Ну сорок. У Вас всё, гражданин осуждённый?
В этом отношении спасительной находкой оказывается формат ЖЖ. Каждой рыбе можно посвящать по отдельному посту. Причём делать это неограниченно долго, пока все эти рыбы не закончатся. Я не устану.
Только повисает вопрос. Почему Химкинский суд, даже видя, что его тактика мелких подтасовок при фабрикации дела понята и расшифрована, применил её же второй раз?

Да, банальный очевидный ответ тот, что Химкинскому суду наплевать. Может быть, кто-то кое-где считает, что в первый раз -- летом 2015 года -- недосмотрел. Мы не знаем, какой оборотень в Московском областном суде, может быть, уже обещал оборотню в городе Химки, что на этот раз апелляционный суд оставит приговор без изменения. Что бы там защита ни говорила и на какие бы нарушения она ни указала. Разве в МОС не может быть оборотней? Было дело, их даже и в более высоких инстанциях ловили. Мы сейчас не знаем, какой крысе и когда мы наступили на хвост. Нас хотят растоптать показательно, чтоб никто не смел больше жалобы писать и ловить чинуш на вранье.



Но есть и другой ответ, дополнительный. Другой тактики у неправого суда просто нет.

Это как мошенническая схема. Вы не замечали, что жулики, которые
подбрасывают кошельки на улице;
или представляются социальными работниками,
или детскими голосами звонят на чужие телефонные номера -- люди, вообще-то, весьма тупые? Было дело -- находчивые граждане ставили в дурацкое положение их самих, если только вели себя нестандартно.
Схемы разводов придумывают не сами мошенники. Подозреваю, что авторы схем -- особые люди, и что они пользуются в уголовном мире большим уважением. Рядовые мошенники все эти схемы только применяют, и, конечно, им сильно мешает в их чёрных делах Интернет. Стоит схему раз-другой применить -- и уже народ впечатлениями делится, народ начеку.


Так вот и методика фальсификации дела с помощью десятков мелких подтасовок и циничных, но небольших нарушений -- явно же не следователем Дорошенко и не судьёй Морозовой разработана.
Уж не преподают ли курс “Фабрикация уголовного дела” в юридических вузах? Интересно было бы узнать. Но подозреваю, что на этот вопрос никто не захочет ответить.


msannelissa: (Default)

Наконец обработали и выкладываем сам приговор Химкинского городского суда от 18.03.2016 г. в виде картинок. Жалобы на неудобочитаемость не принимаются. Этот приговор, как и предыдущий от 18.12.2014 г., абсолютно не рассчитан на то, чтобы его читали.
И не дай Бог ещё -- внимательно. По диагонали давайте, по диагонали... если так уж неймётся прочитать.
И тем паче не дай Бог вдумываться. А то ещё увидите, чего доброго... нну, много что там можно увидеть... нет уж, эти чиновничьи делишки посторонних глаз не любят...
Добро по ссылке,... в смысле там лежит приговор.
Немного цифр. В приговоре судьи Морозовой 16 страниц, 11 тысяч слов и 64 тысячи букв. В приговоре судьи Жарких 18 страниц, 13 тысяч слов и 77 тысяч букв. Совпадение текстов, по нашей оценке, составляет где-то так процентов 70. Совпадение резолютивных частей -- 99, 999998%

Приговор не выглядит обусловленным теми материалами, которые были получены в ходе судебного следствия. Он существует как бы сам по себе. По своему цинизму он приближается к тому самому апелляционному постановлению по этому же делу от 26.02.2015 г., которое было отменено. Но если упомянутое постановление игнорировало доводы апелляционных жалоб, то на этот раз приговор игнорирует, искажает либо даже фальсифицирует данные собственного судебного следствия!

Проведено 10 судебных заседаний. Допрошено 11 свидетелей, причём трое из них -- впервые. Двух свидетелей обвинения за государственный счёт доставили для допроса аж из рабочего посёлка Шилово Рязанской области, откуда не ходит в Москву никакой общественный транспорт и расстояние составляет 330 километров. Инициаторы дела -- риэлтор Щербакова Н.А. и её гражданский муж Щербаков В.И. -- в общей сложности выступили пять раз. Более того, на этот раз суд трижды предоставлял слово даже обвиняемому.
Судебное следствие выявило интереснейшие, неизвестные раньше обстоятельства этого дела. Жаль, что столь титанические усилия ушли в свисток.




msannelissa: (Default)
Это текст выступления обвиняемого в судебном заседании 02.03.2016 г. -- самое объёмное из всех выступлений в прениях на новом судебном процессе. Как и прежде, обвиняемому было нечего скрывать, и он хотел сказать больше всех. Понимая, что длинный пост не есть хорошо, всё-таки публикую речь полностью, без сокращений.

Уважаемый суд!
В преступлении, которое мне приписывают, виновным себя не признаю. Считаю, что в судебном заседании совершение мной данного преступления не доказано. Считаю также, что сторона обвинения взвалила на себя непосильную задачу, пытаясь доказать то, чего не было в действительности.

Читать дальше )

продолжение следует

Profile

msannelissa: (Default)
msannelissa

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 10:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios