msannelissa: (Default)
В эти дни мне пришлось перешагнуть важный для меня моральный барьер. Я приняла для себя возможность попрошайничать – то есть, публично просить знакомых и незнакомых о помощи.
Не исключая при этом унижений со стороны части друзей, сразу ставших бывшими. Это неизбежные издержки подобного шага. Вообще, просить у знакомых намного морально сложнее, чем у незнакомых.

Однако расчёт неумолим. Включиться ни в какую серьёзную работу или проект я сейчас не способна. Все мои мысли и силы в одной-единственной теме. И там они будут – до того момента, когда мой муж Александр Ионов будет оправдан. У меня нет никаких сомнений, что это случится. Только вот – когда? Лишь бы не посмертно! А пока – я та самая лягушка, которая прыгает и прыгает, авось да собьёт какое-то масло.
У меня в Статистике нет количества посланных писем, жалоб и заявлений. Мы тут все уже давно сбились со счёта.

В том году у меня ещё были какие-то личные сбережения, теперь же от них и следа не осталось.
Тогда я решилась. Номер нашей карты Сбербанка 6761 9600 0227 242360. Получатель – Ионов.
Ещё раз огромное спасибо всем откликнувшимся!
И… та-дамс!
-- 03.10.16 12:09 взыскание/арест по требованию судебных органов. Баланс 0 р. Информация на сайте Фед.Службы Судебных Приставов, раздел Банк данных исполнительных производств, и в Контактном центре Банка.

Да. Конечно же. Как можно было забыть. В Приговоре Химкинского городского суда (судья Жарких В.А.) сказано:

С этим невозможно не согласиться. Моральный урон несчастной риэлторши Щербаковой Н.А. и впрямь огромен. Рассчитывала на квартиру в Москве для дочки – а что получила? Ни Ионов не покончил с собой, ни его мама до сих пор не умерла. Их квартира теперь не достанется Кате Щербаковой никогда. А Ионов, пусть и оболганный, и лишённый средств к существованию, обрёл множество новых друзей и верную жену. Как оно вам?

Посему я повторяю реквизиты нашей карты Сбербанка -- 6761 9600 0227 242360. Если вдруг у вас, дорогие друзья, зазвенят в кармане лишние 10 рублей – переведите их, пожалуйста, в пользу бедной, несчастной потерпевшей риэлторши Щербаковой Н.А. На данный момент Щербакова Наталья Александровна благодаря вам обогатилась на 4 тысячи 443 рубля 54 копейки. Осталось собрать всего ничего – 45 тысяч 556 рублей 46 копеек. К сожалению, для нас с Ионовым это астрономическая, совершенно нереальная сумма, и останется она такой ближайшие год, два, может дольше.

Въедливый читатель здесь может меня поправить. Ведь формально потерпевшая по делу – не риэлтор Щербакова Н.А., а её дочка Катя. Почему сбор денег идёт в утешение именно Щербаковой Н.А., а не Кате, скажем, на свадебные трусики? (Понимаю, что на платье – мало, ну а вот на трусики в самый раз!)
Отвечаю.
Это не ошибка.
Потерпевшая Щербакова Е.В. с горизонта исчезла. Сравните два протокола заседаний под председательством судьи Матошкина С.В.:
09.06.2016 г.

28.06.2016 г.

То есть если в первый раз судья – что естественно! – считает явку потерпевшей важным условием события, то второй раз он про потерпевшую Щербакову Е.В. даже не вспоминает. В протоколе нет ни вопроса о ней, ни ответа. Вообще никакого упоминания. Словно и не бывало в процессе никогда никакой потерпевшей.


msannelissa: (Default)
Сегодня покажу документ, ещё не публиковавшийся. Это -- Приложение к последней апелляционной жалобе Ионова А.В. Речь как раз идёт о постоянных и последовательных показаниях потерпевшей, запутавшейся в собственном вранье.

Подсудимый хотел и мог сказать так много, что его апелляция получалась несоразмерно длинной. Тогда он разбил её на части, выделив самое существенное, а из всего остального сделав Приложения, которых получилось пять.

Вот одно из них, посвящённое только показаниям потерпевшей.
Удивительно, что и Щербакова Н.А., и Карагодина Н.А., и судья Матошкин С.В. это читали. Мнение судьи по данному поводу мы уже видели в предыдущем посте.

ещё 3 страницы )
msannelissa: (Default)
Мне сейчас часто говорят, что квартирный мотив -- не начальная пружина этого дела. Мало ли квартир продаётся, наследуется, делится? Здесь просматривается иное -- давняя, застарелая семейная ненависть.
Может быть! Семейное дело -- на то оно и семейное дело.
Вот оно -- это сочинение, достойное быть написанным где-нибудь на задней части проезжающей фуры:
Затем Ионов стал говорить мне: Ты прекрасна, само очарование. Я никогда не встречал такую девушку, как ты. Далее Ионов рассказывал мне про мои части тела, какие они прекрасные, в том числе моя грудь. Я стала одеваться. Он не мешал мне одеться, но при этом, когда я одевалась, он очень пристально и внимательно смотрел на меня, как бы пожирал меня взглядом.
Катя Щербакова, 14 лет, дочка риэлтора Щербаковой Н.А., пгт. Сходня Московской области
напомню ещё раз, для справки, если вдруг кто-то о данном факте забыл: по сценарию, вся сцена происходит в салоне легкового автомобиля! ну плохо у сочинителей с фантазией... очень плохо... мои соболезнования...



Говорят, автор всегда похож на своё произведение. Посмотрите на это фото. 1994 год. 28-летняя Наташа вне себя от счастья -- она наконец-то выходит замуж! За Щербакова В.И. -- Вову, как его называют в семье. Но кто эта молодая женщина справа? Отблеск её красоты падает на обезьянье личико будущей риэлторши Щербаковой Н.А.
Это не подруги. Они оказались рядом почти случайно. Просто помогли счастливой невесте сделать красивое фото, и только. Слева -- Елена, подруга двоюродного брата Александра Ионова. Справа -- первая жена Александра Ионова, Светлана.

Когда именно, в какой момент Щербакова Н.А. воспылала ненавистью? Ионов не заметил этого момента. Ему не было никакого дела до серенькой незаметной Наташи и её страданий. И теперь никто не сможет точно сказать, когда в тайных замыслах Щербаковой Н.А. зародился план мести -- будущее уголовное дело, полное безудержных сексуальных грёз.
Остальное -- это уже потом. Со всеми подробностями и подтасовками, рассмотренными ранее.
 
msannelissa: (Default)
Так мы и остались с нерешённым вопросом: один, три или пять? Или, может быть, ни одного? Сколько было в деле преступных эпизодов? Химкинскому городскому суду это, как оказалось, в принципе неинтересно. Никаких подробностей никто сообщать не намерен. Со стороны обвинения последовало указание довольствоваться рассказом потерпевшей от 01.10.2012 г., который, по её последним на данный момент словам -- правда.

Согласно приговору суда (л.д.232, или лист 4),
Из оглашенных в судебном заседании показаний потерпевшей Щербаковой Е.В., данных ею в ходе предварительного расследования (т.1 л.д.203-211), следует, что после того как Ионов А.В. совершил с ней половой акт и отвез ее к бабушке, она сделала вид, что идет к последней, однако сама направилась домой к своей подруге - Волковой Д., у которой жила следующие три дня. После произошедшего, когда она поехала вместе с Ионовым А.В., то, перед поездкой в Рязанскую область, он повез ее на какую-то дачу знакомой Ионова А.В., где последний снова дважды вступал с ней в половую связь. Она не решалась ему отказать, т.к.боялась, что он ее бросит в той местности и она может заблудиться. В остальной части показания потерпевшей Щербаковой Е.В. аналогичны тем показаниям, которые она давала в суде.
Свои оглашенные показания потерпевшая Щербакова Е.В. подтвердила частично, пояснив, что после того, как Ионов А.В. ее привез к бабушке, то она последующие три дня находилась на даче у последней, однако, чтобы бабушку не трогали из-за престарелого возраста последней, она сказала следователю, что находилась у Волковой Д. Ионов А.В. действительно вступал с ней в половую связь в общей сложности три раза.
Из оглашенных в судебном заседании показаний потерпевшей Щербаковой Е.В., данных ею в ходе предварительного расследования (т.1 л.д.212-218,219-222), следует, что во время нахождения с Ионовым А.В. на даче, интимных и половых отношений между ней и Ионовым А.В. не было, последний ее не насиловал, к ней не приставал, каких-либо попыток вступить с ней в половую связь не предпринимал. Ранее в ходе допроса она ошибочно показывала, что когда сбежала из дома и находилась вместе с Ионовым А.В. на даче, последний ее изнасиловал. Данные показания являются ошибочными и не соответствуют действительности, она давала такие показания во время обострения болезни, находясь в стрессовом состоянии, после нескольких дней без сна. В том числе причиной дачи ею таких показаний явилось то, что она боялась, что ей не поверят, когда она сообщила об изнасиловании, которое произошло в ночь с 15.09.2012г. на 16.09.2012г., поскольку сразу она об этом не сообщила и прошло, уже много времени. В остальной части показания потерпевшей Щербаковой Е.В. аналогичны тем показаниям, которые она давала в суде.
Свои оглашенные показания потерпевшая Щербакова Е.В. подтвердила частично, пояснив, что на самом деле Ионов А.В. совершил с ней три половых акта, о которых она уже говорила ранее.


Удивительно, но на этот раз ни адвокат Карагодина Н.А., ни Химкинский суд не называют показания Кати Щербаковой постоянными и последовательными (Какой прогресс! Какой сдвиг в мировоззрении!).  Мало того, суд с ловкостью опытного шулера опускает главное -- даты. Когда всё это происходило?
В показаниях Кати Щербаковой ясно говорится -- 25-27 сентября 2012 года. С показаниями её родителей это, в общем, совпадает.
Только есть ещё одна деталь. 27 сентября несчастная жертва полового акта, будучи, по её собственным словам, дезориентированной в пространстве и находясь у насильника буквально в заложницах -- или в наложницах? -- то ли на какой-то даче, то ли в машине, колесящей несколько дней неизвестно где -- встречается с собственным отцом у метро Выхино! Вот объяснение Щербакова В.И., где он рассказывает, как это было.



Вот и показания трепетной матери, Щербаковой Н.А., в которых говорится о том же самом:



Неувязочка получается. И не одна.
Предположим, что показания Щербаковой Н.А. в судебном заседании верны. 25.09.2012 года её непослушная дочь-подросток куда-то исчезает. Мать переживает, не знает, что и думать, поднимает на ноги полицию, через пять мучительных суток получает звонок из полиции, мчится в Рязанскую область и узнаёт ужасную новость: дочь изнасиловали. И кто!!! Близкий друг бывшего мужа… племянник… понеслась…

Но из показаний мы узнаём, что родители и дочь поддерживали, фактически, постоянную телефонную связь. Для чего же было объявлять дочь в розыск?

Далее -- допустим! -- мать узнаёт, что дочка находится не в неизвестной компании, а вместе с двоюродным братом, взрослым человеком и близким другом отца девочки. Что почувствовала бы всякая нормальная мать? В первую очередь -- облегчение, радость от того, что ситуация под контролем. Вслед за тем -- желание немедленно связаться с этим взрослым родственником. Обсудить с ним всё, и вместе составить план действий по возвращению непокорной дщери в семейное лоно.

Вместо всего этого -- нечто странное. Получив звонок из Рязанской области, Щербакова Н.А. не просит дать трубку Ионову. Вместо этого она настаивает, чтобы его задержали. Почему, если ни про какое изнасилование она и подумать не может? По её многократным утверждениям, Щербакова Н.А. узнаёт ужасную новость только в Шилово, и это -- шок...
Более того, приехав в Шилово, Щербакова также не пытается поговорить с племянником лично, посмотреть ему в глаза. А вдруг всё это -- недоразумение? Тем более, что полиция -- со слов Щербаковой. конечно -- говорит лишь о подозрении. Какая мать, услышав о близком родственнике такое, повела бы себя так, как Щербакова Н.А.?

И ещё одно. Фактического содержания телефонных переговоров -- ни Кати Щербаковой с родителями, ни Щербаковой Н.А. с полицией -- мы не знаем. Можно только предполагать. Всё, чем мы реально располагаем -- показания Щербаковой Н.А. Насколько они отражают действительность?

Лично у меня осталось впечатление, что лгут и недоговаривают все трое. А у вас?

msannelissa: (Default)
 Как выяснилось в ходе последнего судебного процесса, потерпевшая стала жертвой добровольного полового сношения -- будто бы, со своим двоюродным братом -- три раза. Кроме этого, стало известно, что никаких подробностей происшедшего, кроме тех, которые записаны в её показаниях 2012-2013 гг., она не помнит, и что-то пояснять категорически отказывается. Химкинский городской суд отнёсся ко всему этому с редким благодушием и в своём последнем решении (от 18.03.2016 года) учтёл её показания лишь частично, вынеся в точности тот приговор, который заказывала риэлтор Щербакова Н.А..

В связи с этим сейчас публикуется ещё один документ из уголовного дела.






Но ведь к настоящему времени ситуация изменилась. В заседани суда потерпевшая вновь утверждала, будто её изнасиловали три раза. Но при этом, во-первых, сейчас она достигла совершеннолетия. Во-вторых, наличие в каких-либо действиях обвиняемого признаков преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ, не нашло своего подтверждения, что отражено как в постановлении следователя, так и в вердикте суда. Не значит ли это, что к рассмотрению вопроса стоит вернуться?

msannelissa: (Default)
Осталось ответить всего на несколько вопросов.
Дело -- странное. Суд рассматривает эпизод далёкого прошлого, не имевший в своё время ни свидетелей, ни последствий. Обвиняемого задержали не там и не тогда, когда он якобы преступление совершил. Обстоятельства задержания не рассматриваются, поскольку отношения к якобы совершённому преступлению не имеют.
Мы лишь знаем, что в конце сентября 2012 года Катя Щербакова буквально заставила своего слабохарактерного брата увезти её в Рязанскую область, умоляя того о спасении от мамочки-тирана. Никаких подробностей того, что ужасного происходило дома, она, однако, не сообщила. Тем не менее, Александр Ионов в слова Кати поверил, взяв на себя роль спасителя и миротворца. Вероятно, такая роль льстила его самолюбию.Это стало роковой ошибкой. Но и полностью план Щербаковых, видимо, не сработал. Вместо уединённой дачи или романтического пруда Александр увёз Катю в гости к знакомым, представил как сестру и не оставался с ней наедине.

И тогда, возможно, выходит и так, что эпизод в машине на улице Папанина был на самом деле не основным, а запасным вариантом! В качестве основного обвинения были заготовлены эпизоды на даче. Но мышь так и не пошла в мышеловку, в результате чего обвинение повисло в воздухе. Остались без ответа вопросы: по какую сторону реальности всё это, якобы. происходило, где и когда? Кате Щербаковой пришлось заявить, будто бы Ионов изнасиловал её не сейчас, а две недели назад.

Остальное теперь известно. 2012-2014 -- годы, когда лепилось фальшивое дело; 2015-2016 -- битва тесной компании Щербаковых-Карагодиных-обротней-в погонах за то, чтобы спасти ситуацию и уйти от ответственности.

Но вернёмся в Шилово, в 2012 год.
Впоследствии путём многократных повторений Щербакова Н.А.с подельниками внушили и обществу, и суду, будто осенью 2012 года в Шилово оказалась маленькая девочка без родителей в окружении пьяных мужчин. Врачи местной больницы, куда девочка обратилась за помощью, забили тревогу и вызвали полицию. Но из показаний свидетелей на последнем процессе следует, что всё это ложь. Из материалов дела мы видим совершенно иную картину, а именно;
-- никто из врачей никакую полицию не вызывал;
-- Катя Щербакова маленькой девочкой
не выглядела;
-- ничего ужасного и подозрительного в том, что девочка-подросток путешествует со старшим братом, никто не видел;
-- ни Ионов, ни Катя не были пьяными;
-- да и Елдашов по-настоящему напился не
до, а после задержания Ионова полицией, днём 30.09.2012, будучи -- в понятном по-человечески -- шоке от внезапных и жутких событий.


Но тогда -- почему их задержали, и что всё-таки такое не то мог наговорить свидетель Елдашов -- как бы зол и пьян на тот момент он ни был! -- если мысль ни о каких изнасилованиях и в голову тогда бы никому не пришла?

Ответ прост. Риэлтор Щербакова Н.А. с супругом заранее объявили дочь в розыск. Вероятно, во время телефонных переговоров Ионова с родителями Кати хозяину дома стало это известно. Ситуация накалилась, ведь семья Елдашовых могла бы оказаться причастной к похищению человека. Тот, кто обратился тогда в полицию, теперь вряд ли признается в этом. Это мог сделать любой, кроме самого Ионова.

Задержав Катю Щербакову и на всякий случай Ионова тоже, полиция связалась по телефону с бесноватой риэлторшей -- а та, видимо, смогла построить разговор в нужном ей ключе.

На момент беседы Кати Щербаковой с Зениной Н.Е. в её служебном кабинете мать-риэлторша в посёлок Шилово ещё не приехала, однако телефонный разговор с нею у полиции уже состоялся.

Остаётся только один вопрос. Почему же из материалов суда так бесследно исчез свидетель, сын Елдашова А.Н. Игорь Малов?
Может быть, дело и не в том, что обвинение боялось ещё одного человека, знающего правду. Мы видели, как легко суд отмёл все неугодные свидетельские показания. Одним больше -- какая разница? Но как выглядела бы история, если бы её рассказывали так: на отдых поехали хозяин дома, его сын, жена и двое гостей, брат с сестрой. Причём сын -- ненамного старше Кати Щербаковой. Не компания пьяных мужчин с маленькой девочкой, а практически семейный выезд, каким он по факту и являлся. Это пошатнуло бы версию обвинения. И если убрать из материалов суда жену Елдашова не удалось, то сын пропал полностью, как и не было. В приговоре от 18.03.2016 г. не упоминаются ни его возраст, ни даже имя.



msannelissa: (Default)
Удивительное рядом. В ответ на заявление Ионова А.В. Химкинская прокуратура отмолчалась, зато в приговоре Химкинского суда нарисовался вот такой абзац. Это на стр. 11, что можно проверить.

Суд не принимает по внимание показания потерпевшей Щербаковой Е.В. в той части, что «Ионов А.В. совершил в отношении нее половой акт без ее согласия», поскольку они не подтверждаются материалами дела, а также фактическими обстоятельствами. Кроме того, при производстве гинекологической экспертизы Щербакова Е.В. рассказала эксперту, что вступала с Ионовым А.В. в половую связь добровольно (т.2 л.д.83- 85). Выводы данной экспертизы в судебном заседании подтвердила эксперт Курилина Э.В., которая показала, что Щербакова Е.В. рассказывала ей об обстоятельствах произошедшего с последней, и она все изложенные Щербаковой Е.В. сведения записала в виде прямой речи в графе «со слов потерпевшей»

Что вы, я не берусь утверждать, что независимость Хмкинского суда -- фикция. Или что в городе Химки суд, прокуратура и следственный отдел срослись в один коррупционный клубок. Это всё досужие разговоры, не более. А чем объясняются сии чудеса, я просто не знаю.




Так вот второй раз похоронили историю с изнасилованием Маши Врушкиной. Хотя -- надолго ли? Что расскажет теперь семья Врушкиных, то есть Щербаковых, на апелляционном суде? Продолжат ли цепляться за слово изнасилование прокурор Солохина О.В. и адвокат Карагодина Н.А.? И наконец, для чего им, всё-таки, это нужно?

Однако любопытно вот что. Кроме потерпевшей Щербаковой Е.В., в один голос говорят то же самое свидетели Ескина, Зенина, Соловьева, Щербакова Н.А. и Щербаков В.И. Да ещё мало что то же самое, про половой акт без согласия, а прямо про изнасилование, никак иначе. Но к показаниям всех этих свидетелей, в этой части, суд своего отношения не выразил. Никак.

Что же это значит? Либо суд признаёт, что все эти показания носят производный характер, т.е. представляют собой ни что иное, как пересказ услышанного от Щербаковой Е.В. Но тогда неясно, почему суд вообще считает всех этих людей свидетелями. Либо... тут уже я не знаю, что и думать.
В общем, ответов не получено, как всегда.

msannelissa: (Default)

Вот ещё один фотодокумент, не приобщённый судом к делу - на сей раз на заседании 21 января 2016 года. Причины такого решения суда пока опускаем.


Для начала - немного показаний двух героев данных фотографий.

Маша Врушкина: Хочу ещё дополнить, что Ионов после того, как изнасиловал меня, говорил мне, что уже давно заглядывался на меня, уже примерно три года. Просто тогда он не решался выразить это, поскольку я была ещё маленькой, но сейчас он желает меня. как девушку. (т.1 л.д.75).


Щербаков В.И.: Мне показалось странным такое отношение Ионова А.В. к Врушкиной М.В., поскольку Ионов похлопывал мою дочь по груди и бёдрам (т.4 л.д.11).


Теперь - фотодокумент. Слева - Маша Врушкина. А вот справа… Как вы думаете, кто сей не вполне трезвый гражданин?

Думаете, это Ионов А.В.? Ничуть не бывало. Ионов вот.


На фотографии же с Машей Врушкиной запечатлён её приёмный папа, беспристрастный свидетель и гневный обличитель педофилов Щербаков В.И.




Что уж тут сказать....Я не знаю.




msannelissa: (Default)
Иногда бывает, что люди, говоря одни и те же слова, вкладывают в них разный смысл. В октябре 2012 года риэлтор Щербакова Н.А. заявила об «изнасиловании» своей дочери, а Маша Врушкина дала соответствующие показания. Александр Ионов попал под стражу как подозреваемый в насилии и педофилии. Справка о дальнейшем приводится в главе Почём Химкинский суд?

Многократные продления стражи (так это называли в СИЗО), которым подвергался обвиняемый, выглядят особенно эффектно, если сразу после этой главы внимательно прочесть статью 109 УПК РФ. Получается, что химкинские следователи и Химкинский суд, а затем и судья Московского областного суда усмотрели не только подозрение в совершении особо тяжкого преступления, но также особую сложность уголовного дела и исключительный случай. Что ж, и впрямь осудить невиновного за особо тяжкое преступление, да ещё при отсутствии доказательств – случай исключительный и особо сложный!

Есть тут, тем не менее, одна тонкость. Может быть, Щербакова с дочерью и верили, что химкинские следователи делают всё возможное в поисках доказательств изнасилования. Но любой работник полиции, любой следователь, любой опер – в силу специфики своей работы! – с самого начала понимал цену показаниям Маши Врушкиной.

Воздержусь от вопроса, почему дело не закрыли сразу. Вместо законного освобождения Ионова надолго поместили в СИЗО – почему? Но разоблачение «оборотней в погонах» - не мой профиль. Скажу только, что в Химкинском СО никто в поисках доказательств с ног не сбивался. Наоборот, обвиняемого держали в камере месяцами, не производя никаких следственных действий. Зачем напрягаться, доказывая то, чего не было?

В Химкинском СО прекрасно знали, что делали. Шёл торг. От Ионова требовали признания, то есть самооговора. Взамен обещали переквалифицировать статью на менее тяжкую. Вот для этого «изнасилование» и было нужно следователям.

Но увы! В СИЗО-12 г.Зеленограда, где содержался обвиняемый, почему-то не нашлось возможности прибегнуть к побоям и пыткам. Медленная пытка цингой не в счёт… В следственном изоляторе появлялись с проверками представители правозащитных организаций. В арсенале следствия оставались перлюстрация писем и разнообразное моральное давление, причём не только на самого Ионова, но и на его мать. Ей позволили увидеть Александра лишь в апреле 2013 года, и только в обмен на обещание уговорить сына «сознаться». Попытки подследственного дать показания пресекались с формулировкой «нет признания – нет показаний». Тем не менее, к январю 2014 года обвинение в изнасиловании пришло к логическому концу. Никаких законных оснований держать Александра Ионова в тюрьме не оставалось. В отсутствие как признания обвиняемого, так и всяких доказательств «изнасилования» ситуация становилась просто фарсовой.

Постановление о прекращении уголовного преследования в части, подписанное следователем по особо важным делам следственного отдела по городу Химки А.Ю.Лубенским, датировано 16 января 2014 года.




Дело оставалось за малым – провести дополнительный допрос потерпевшей. Посмотрите, как легко и элегантно это было сделано. Несколько вопросов – и обвинение в изнасиловании рассыпается в пыль. Всё очевидно. После каждого абзаца стоит собственноручная подпись Маши Врушкиной, маленькая и грязная, как раздавленная муха.



У меня нет никаких сомнений, что покончить с «изнасилованием» любой следователь мог в любой момент, хоть бы и задолго до января 2014 года. Но тогда следствию это было не нужно.

msannelissa: (Default)
Оговор – нелёгкая работа. Лжесвидетель резко отличается от свидетеля уже только одной манерой дачи показаний.

У свидетеля нет причин сказать так или сказать этак. Он рассказывает, что знает и видел, просто потому, что так было. Идеальный свидетель – тот, кто отвечает, не задумываясь, не навязывает своё мнение, доверяет суду и не стесняется, если вдруг чего-то не знает или не помнит. Именно с таким свидетелем легко и приятно работать.

У лжесвидетеля всё иначе. Каждое показание выстроено с целью повлиять на решение суда. Все его слова занимают место в продуманной заранее логической цепочке. В этом принципиальное отличие лгуна от свидетеля.

Это очень хорошо видно на примере Маши Врушкиной.
Поначалу её показания кажутся бессвязным набором нелепых противоречий. В них, читая, буквально вязнешь: джинсы чёрные-джинсы синие, переднее сиденье-заднее сиденье, было сложено-было разложено, разделся-не разделся, сказал-не сказал, позвонил-не позвонил… Вызывает желание плюнуть и махнуть рукой. Адвокат же Карагодина Н.А. тотчас заявляет: а чего вы хотите, девочка забыла, девочка в шоке, девочка – жертва ужасного преступления. Все ходы записаны заранее и предусмотрены до мелочей.

Но картина в корне меняется, если понимать, для чего Маша Врушкина говорит каждое своё слово.
Ведь на самом деле ничего случайного в показаниях Врушкиной нет. Это очень стройные показания, в них всё продумано. Разумеется, продумано не Машей, а самой Карагадиной. И когда Карагодина Н.А. называет показания Маши постоянными и последовательными – это вовсе не так смешно, как кажется на первый взгляд. В душе Карагодиной в этот момент играет возмущённое авторское самолюбие. Ведь на самом деле авторство большинства показаний принадлежит не Маше, а ей самой.

Вот пока отдельные примеры.

Маша Врушкина говорит: На улице было темно, шёл дождь, местность не освещённая и нелюдимая (неоднократно, в том числе т.4 л.д.197).
Следует понимать: Не сопротивлялась насильнику, не выскочила из машины, потому что звать кого-то на помощь было бесполезно, темно, страшно, да ещё и дождик на улице шёл.

Маша Врушкина говорит: На улице горел фонарь (т.1 л.д.214).
Следует понимать: Следствие потребует ответа, как опознала место происшествия. Значит, надо сказать, что был фонарь. То есть было достаточно светло, чтобы потом узнать местность.

Маша Врушкина говорит: На улице начало светать (на суде 2 декабря 2015 года).
Следует понимать: Блин, забыла совсем про фонарь-то! Ну да ладно. Было достаточно светло, чтобы потом узнать местность и указать следствию место происшествия.

Маша Врушкина говорит: После того, как он меня изнасиловал, он отодвинулся и уснул, храпел мне в ухо. Я всё это время лежала и приходила в себя. Сколько времени это продолжалось, не могу сказать (на суде 2 декабря 2015 года).
Следует понимать: Надо же как-то объяснить, что происходило в промежуток времени от момента изнасилования до момента, когда начало светать.

Да уж, Маше Врушкиной не позавидуешь! В середине сентября светает довольно поздно. Это вам не ночь на Ивана Купалу. То, что Ионов и Маша вышли из дома около одиннадцати вечера, точно установлено – не подкопаешься. Не могло же изнасилование продолжаться семь часов кряду! Стало быть, надо сказать, что Ионов спал. Спал почти всю ночь под фонарём, в машине с нетонированными стёклами, посреди улицы (пусть и не центральной, но всё же улицы!), только что совершив особо тяжкое уголовное преступление и прямо рядом с жертвой того самого преступления, которая, на минуточку, ещё не известно как себя поведёт. На абсурдность этой выдумки Ионов уже указывал и в своих апелляционных жалобах, и в речи на суде. Но похоже, что тут бессилен даже изворотливый ум адвоката Карагодиной.

Или всё-таки не совсем бессилен? На заседании суда 2 декабря 2015 года Маша Врушкина внезапно заявила, что 29 сентября 2012 года в Шилово она… была пьяна! Ни полиция, ни врачи этого тогда не заметили, и ни одного малейшего намёка на столь пикантное обстоятельство в пяти томах уголовного дела нет. А теперь в шестом томе - вон оно что. Выясняется. Через три года! Интересно, какой ход последует за этим?

Ложь – короткое одеяло. На нос натянул – так пятки торчат. Объяснишь одно – пошли косяком вопросы в другом месте. Во время предыдущего процесса Карагодина и Щербакова рассчитывали на предвзятость суда, на грубые нарушения УПК РФ, на манипуляции законом, на неопытность невиновной жертвы оговора и на слабость её адвокатов. Но теперь в новых условиях им не очень просто приходится.



msannelissa: (Default)
Этот пост – самый длинный и скучный во всем журнале. И еще он самый печальный, потому что в нем правда. Нет в нем ни перестрелок, ни эротики, а есть нудное перечисление чьих-то дядек и теток, чьих-то бабушек, внуков, детей, в которых запутаешься; есть какие-то поездки, дни рождения, до которых никому особо и дела-то нет. Все это приводится здесь по необходимости. Вот когда заговорят потерпевшие, тут всё будет не в пример интереснее, как по писаному – зачитаешься!

Правда – она ведь пресная, невкусная. Да и литературный стиль человека, измученного тюрьмой, оставляет желать лучшего. Но я привожу эти показания (кажется, так и не прозвучавшие в суде, поскольку суду они были невыгодны) лишь с минимальными сокращениями.

Числа 5-го, примерно, сентября 12-го года, когда я был в Пензе на свадьбе, мне на мой мобильный телефон позвонила Маша Врушкина и пригласила прийти на день рождения бабушки. В разговоре я сообщил, что я в Пензе, ходил за грибами. Маша сказала, что она тоже очень хочет за грибами. Я ответил, что проблем с этим нет, и что я её папе скажу и, наверно, мы все вместе и сходим. В назначенный день я приехал к бабушке (Виноградовой), привёз арбуз. Арбуз был большой очень, и бабушка сказала, что его мы сейчас резать не будем, т.к. народу мало. Это происходило на даче у бабушки. Тогда же я сказал Володе о нашем разговоре с Машей и её желании сходить за грибами, и предложил пойти за грибами всем вместе. Так мы договорились поехать 15-го утром. 15-го утром поехали за грибами. Я приехал часов примерно в 5:30 на Речную, 5. Дома были Володя и Галя. Володя сказал, что заедем за Ваней – это Первомайская, 47, где они живут вместе с мамой, бабушкой, Машей, собаками, кошками. Я говорю: «А как же Маша? Ведь она инициатор этой поездки, я из-за неё, собственно, поездка и состоялась» На что Володя сказал, что Маша учится, но болеет и поэтому в школу, кажется, ей не надо идти, и что сейчас можно будет подумать и, если мама будет не против, то Маша сможет поехать с нами.

Далее всё сложилось так, что Маша поехала. Приехали с грибами – было ещё светло. Далее примерно в 23:30 мы втроём с Машей и тетей Галей находись на кухне, Володя лёг спать, т.к. ему рано на работу. Тетя Галя сказала, что Машу надо отвезти. То, что Машу, если здесь она не останется, повезу я, и так было ясно, т.к. было это не впервые. Я неоднократно отвозил Машу на Первомайскую улицу до квартиры, или до бабушки на дачу. Я так и сказал, что отвезу Машу, это само собой, можно было бы этого не говорить. Только спросил, почему бы Маше здесь не остаться? На это Галя ответила, что здесь ей спать негде. Мы с Машей вышли, дошли до машины. Я завёл машину и пошел открывать ворота. Когда начал открывать ворота, то увидел, что выезд заблокирован какой-то машиной, которую оставили у ворот. Я пошёл к соседям, калитка которых была недалеко от этой машины. Дома была соседка. Как мне показалось в тот момент, она была пьяна. Она заявила, что машины у них нет вовсе и, как мне показалось, была недовольна моим визитом. Тогда мы с Машей дошли пешком до Первомайской улицы, там я поймал машину, мы сели и доехали до дачи. Маша вошла в калитку, а я на той же машине доехал до главной дороги, вышел и вернулся пешком. Там я лёг спать в своей машине, чтобы дома никого не тревожить. Проснувшись утром, я обнаружил, что чужая машина у ворот по-прежнему стоит – ведь было воскресенье. Я снова пошёл к соседке, подумав, что накануне она была пьяна и, возможно, неадекватна – ведь делать-то что-то надо! Соседка была недовольна. То ли утром, то ли вечером она выходила на улицу и видела всю эту картину – и мою машину, и ту, другую, которая загородила выезд. Я стучал ногой по колесу, толкал, пытался откатить  – всё тщетно.

Затем я пошел в ближайший дом, ближайший подъезд и после нескольких попыток нашёл владельца на 2-ом или 3-м этаже.

Я доехал почти до дома, когда мне позвонила Маша и сказала, что в моей машине остались какие-то чьи-то вещи, которые очень этому кому-то нужны. Маша попросила их привезти. Пробок в выходной день не было, поэтому я без задержки вернулся на Сходню. Приехал к бабушке. На даче были бабушка и Маша. Бабушка настояла, чтобы я разрезал арбуз – а что ж ему стоять-то? Бабушка по мобильному телефону говорила с Ваней, который, как я понимаю, находился у себя дома – она приглашала его на арбуз. Ваня не пришёл. Затем я уехал.

Машу я увёз по её просьбе. С ней у нас сложились доверительные отношения. Маша мне не то, чтобы много рассказывала про себя. Что-то говорила она, что-то я видел сам. Видел, как с ней обращаются ВСЕ без исключения родственники. Общались с ней всегда с каким-то негативом, в приказном тоне, с требованиями что-то сделать и сделать немедленно, как, примерно, грамотный владелец собаки обращается с собакой, а если сформулировать совсем коротко, то уже вот сейчас думаю, это должно звучать – КАК С НЕРОДНОЙ. Отец её на мои вопросы по этой теме отвечал, что сделать ничего не может – это всё Наташа, он ей об этом говорил, но у неё свои взгляды на воспитание, а Наташу и Машу, и Ваню, и собак, и кошек, и весь мир он любит, они все хорошие.

Машу, сколько её помню, всегда за что-нибудь ругали. Она для окружающих была почему-то плохая. Она имела забитый несчастный вид. Тогда, когда она была маленькая, мы с ней и не разговаривали особо. Когда, она меня спрашивала о чём-то, как дети задают вопросы, я ей отвечал. С ней я тогда не говорил о её отношениях с родственниками, да это и не надо было – это и так было видно: «Маша такая, Маша сякая и т.д.» Я у дядьки спрашивал, что, дескать, вы своих детей бьёте, кричите на них? Он же говорил: «Это Наташа, у неё свой взгляд на воспитание, я не во всём согласен, но я ничего не могу сделать, Да, бывает и бьёт, бывает и кричит».

Время шло, дети росли, на Ваню, как мне показалось, ослабили прессинг, а Маша так зашуганная, забитая и ходила.

Маша рассказала мне, что хочет уйти из дома «куда глаза глядят», и что она уже уходила из дома. Как-то она даже при мне убегала от папы из дома, где он живёт. Мы поехали, побежали вдвоём её догонять. Не догнали. Правду она говорить не могла, потому что правда влекла за собой репрессии и ухудшение содержания Маши домашними. Она как-то раз мне сказала: «Они научили меня врать!», имея в виду родственников-домашних.

Маша мне говорила, что ей не хочется идти домой, потому что ей там плохо, т.к. мама её не любит, бьёт, плохо относится.

Я видел, что Маша очень тяжело воспринимает ситуацию дома – бесконечный контроль со стороны всех, положение в семье отца (его номер – 17), которого она любит. Она была против того, что он курит, говорила ему об этом, он неоднократно обещал ей, что больше не будет. Факт этого его обмана она тоже тяжело переживала. Она поэтому уходила из дома, не хотела там находиться. Сбегала она и до меня и после меня.

В сентябре я случайно, считаю, стал участником такого побега. Она решила уйти из дома и я решил ей не препятствовать – я не смог бы этому помешать. У меня был выбор:
    – либо находиться рядом с ней и контролировать эту ситуацию, тем более, что я был уверен, что всё-таки это у неё детские фантазии, больше в её голове, чем на самом деле. Маша необычный человек, она обладает гипнозом, или, если точнее, суггестией, а такие люди обладают повышенной чувствительностью;
    - либо всё пустить на самотёк и тогда была вероятность, что девочку мы бы не увидели больше никогда.

Я верил, что смогу объяснить Маше, что всё это фантазии, это пройдёт. Все родители всегда своих детей любят, а дети вбивают себе в голову разные глупости.
Я ошибался – Машино понимание ситуации было правильным.

Я уговаривал Машу вернуться домой, говорил ей, что не так всё плохо. Маша мне и Елдашову (друг Ионова, у которого Маша поселилась после своего побега из дома - А.Ш.) отвечала рассказами о том, как дома с ней обращаются (в общих чертах без подробностей) и говорила, что возвращаться домой она не собирается. Я пытался её уговорить вернуться. Я добился того, что она позвонила и поговорила с папой, мамой, детской комнатой милиции. Разговоры велись по громкой связи. Особенно впечатлил  разговор с детской комнатой. Трубку взяла какая-то должностная  тётя. Узнав, кто звонит, она попросила подождать, отложила трубку  в сторону и стала докладывать о факте звонка коллеге. Разговор мы слышали, он, вкратце, примерно такой:

- Эта шалава, б…ь, Машка, звонит
- И чего эта дура, б…ь, хочет?
- Сейчас узнаю
- Ты с этой проституткой построже, пусть немедленно возвращается, а то я её в…у во все дыры!

С мамой разговор тоже был интересный. Мама разговаривала с Машей, на мой взгляд, очень корректно, вежливо, позитивно. Но Маша во время разговора с ней повела себя как-то странно. Она отвечала односложно и не разделяла маминого позитива, в ходе разговора отказалась немедленно вернуться, а после того, как разговор был окончен её вообще стало трясти. Я поинтересовался:

- Маша, что с тобой? Мама же с тобой очень хорошо поговорила!
Маша ответила, что мама на людях всегда такая, а дома – это монстр.

Таким образом, после разговора с папой и до разговора с мамой и детской комнатой Маша была готова вернуться, но после разговоров с детской комнатой и мамой она уже отказалась наотрез. Она согласилась встретиться с папой, сказав, что она встретится, но не поедет с ним – она ему не верит, он ничего плохого ей не делает, но к маме она не хочет. Если папа попытается её забрать против воли, то она его ударит. Маша с папой встречалась (лист 122, т.2), но домой с ним не поехала.

Мы в компании Елдашовых поехали в Рязанскую обл. на рыбалку. Маше стало плохо, мы попали в больницу, оттуда в ментовку.
С Елдашовым был конфликт из-за Маши, из-за того, что она не едет домой. Он считал, что родители могут и в похищении обвинить и даже в изнасиловании. «Наподобие того, что у неё сейчас пубертатный период и она может с кем-нибудь, особо того, заранее не желая, вступить в половую связь, да вот хоть с Игорем, например. А на практике, с кем бы она не совокупилась, обвинят, Саша, тебя, да и мы паровозом все можем с тобой поехать. А нам это не надо. Я этих родителей знаю»

Елдашов потом мне рассказывал, что, когда Маша прибежала к ним, уже после того, как меня закрыли. Вот она лежит на диване, они её уговаривают вернуться, а она заявляет, что дома – кошмар и она туда не пойдёт. На практике Маша после моего ареста какое-то время жила у Елдашовых, пока её не нашли и не вернули против её воли.

Когда моя мама приезжала к Елдашову – это было несколько раз – мама рассказывала, конечно,  какое несчастье случилось с её сыном Сашей. Все ей конечно – это Елдашов, его подруга Оксана, его сын Игорь – сочувствовали. Мама сетовала на то, что вот Сашу обвиняют в том, что он изнасиловал Машу, и что этого, конечно же, не может быть. На что Игорь как-то сказал: «Конечно, не может, она сама, кого хочешь, изнасилует. Ха-ха-ха».


Из «Истории одного оговора»:
Врушкина Мария Владимировна, потерпевшая, 1998 года рождения, гражданка РФ, студентка Медицинского училища, не замужем, проживает в г. Сходня, ранее не судима.

Формальный инициатор дела. В апелляционном постановлении от 26.02.2015 указано, что показания Врушкиной М.В. «положены судом в основу обвинительного приговора» (т.5 л.д.428). В деле нет ни одного документа, составленного ею без участия других лиц (Н.А.Щербаковой, Н.А.Карагодиной и др.), что соответствует законодательству, но одновременно и позволяет усомниться в добровольности участия Врушкиной М.В. в процессе. При допросах несовершеннолетней больной девочки взрослыми открывались обширные возможности как для искажения ее слов вплоть до полной подмены, так и для всех форм психологического давления (т.1 л.д.216).

Кожный дерматит на теле и руках Врушкиной М.В.(т.2 л.д.118) не препятствовал ее дружескому общению со сверстниками, но практически исключал половые контакты, т.к. мальчики опасались кожных и венерических заболеваний. Это вызывало у Врушкиной М.В. чувство неполноценности среди сверстников, которое она компенсировала рассказами о вымышленных сексуальных похождениях с незнакомыми сверстникам людьми (т.2 л.д.22) – в том числе с двоюродным братом (там же). Дружеское внимание, симпатию и сочувствие со стороны Ионова А.В. Врушкина использовала как основу для своего вымысла. После побега из дома 23.09.2012, встретив со стороны Ионова А.В. уговоры вернуться домой к родителям, Маша сочла это предательством их дружеских отношений. Оказавшись в полиции 29.09.2012 года и ожидая наказания за побег от родителей, уже выехавших за ней в Шиловский район, из страха перед наказанием, пребывая в состоянии астено-невротического синдрома (т.2 л.д. 46, 118, т.1 л.д. 216), Маша Врушкина предпочла оговорить Ионова А.В. с целью представить себя невинной жертвой преступления. В дальнейшем, испытывая давление со стороны взрослых, Врушкина М.В. не нашла в себе мужества полностью отказаться от своих показаний.


Вот такая грустная сказка про современную Золушку. Да, Золушка очень хотела стать принцессой и сбежала на бал. Только вот злая мачеха в ответ пригрозила Золушке поркой. И тогда Золушка, испугавшись, быстренько помирилась с мачехой, а в качестве платы за это оклеветала и посадила в тюрьму своего принца.

 

Profile

msannelissa: (Default)
msannelissa

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 10:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios