msannelissa: (Default)


Думаю. Хорошо или плохо ставить живую ёлку вместо искусственной?

1. Плохо. Ёлку по-человечески жаль. В детстве это был невыносимый момент – когда декорации разбирают, игрушки убирают до следующего года, ёлкины останки волокут на мусорку, и полквартиры в иголках. Нас старались на этот день отправить в гости к бабушке. Кстати, я и букеты цветов не люблю по той же причине.

2. Хорошо. Какой Новый Год без ёлки? Никогда пыльный пластик с антресолей не заменит запаха хвои, мороза, лесной свежести. Когда пишут, что детям всё равно – это значит, дети обделены с самого начала. Отобрали сказку. И таких детей лично мне жалко больше, чем ёлку.

3. Хорошо, потому что ёлочки не рубят в лесу, а выращивают. Это значит, что где-то под посадки отведены специальные делянки. Там растут грибы, живут ежи, зайцы, гнездятся лесные птицы. Раз в несколько лет посадки обновляются – вместо срубленных зимой подросших ёлочек весной сажают новые. А вы знаете, что за новогодней ёлкой в лес никто не ходит?

Если не верите – сходите в лес и попробуйте сами найти там новогоднюю ёлку. Не получится. Нет там маленьких, милых, пушистых новогодних ёлочек! Им в лесу темно. Вам встретится орешник, чахлые рябинки, волчье лыко, бузина, бересклет – а если и вытянется где-то ёлочка, то такая хилая, что жалко смотреть, а не то что брать к Новому Году. Причём большим деревом она не станет, а засохнет если не первым же летом, то следующим. Чтобы отыскать ёлочку, из леса надо выйти – и пройтись по опушкам, просекам, вдоль дорог, по местам пожаров, или – что совсем ужасно звучит! – по вырубкам.

Я, конечно, не говорю, что новогоднюю ёлку можно найти и срубить самим. Боже упаси! Нет уж. Пусть лучше её срубят летом вместе с прочей порослью и оставят гнить, где срубили. Или – в лучшем случае – вывезут как мусор. А чтобы под Новый Год использовать – ни-ни-ни, не положено!

Я же видела, что бывает с ёлочками вдоль железнодорожного полотна, под ЛЭП и на просеках. Их периодически вырубают сплошь, вместе с кустарником. Потому они там и растут такие хорошенькие – до следующей расчистки пространства.

4. Плохо. Для чего срубленные ёлки на площадях, например? В том, чтобы выбирать, спиливать и везти в город большое красивое дерево, лично я не вижу никакой романтики. Чиновники – не дети. Лучше бы обошлись пластиком, а средства потратили на подарки детям или на помощь малоимущим семьям.

5. А ещё есть прекрасная традиция – встретить Новый Год на лесной полянке вокруг живой ёлки. Или посадить «праздничное дерево» у себя на даче, или на городской площади. Пусть всё лето украшает участок, а раз в год работает Новогодней елью. Почему бы нет? Разве это не замечательно?
msannelissa: (Default)
Навеяно этим. Хотя я считаю – не может. Или – может, но только при условии
наличия цензуры и
государственного финансирования.
Остальное такая же утопия, как пытаться одной только молитвой потушить пожар, или вылечить перелом.

Сейчас докажу это. Начнём с терминов. Ключевых понятий здесь два – журналистика и нравственность.
1. Журналистика. Это же не только умение складывать красивые тексты. Высказать в сети своё мнение – полдела. Если вы ведёте журнал о себе и своей жизни, то вы блогер, но ещё не журналист. Вот как я сейчас. Журналистика – это информационная услуга, предоставляемая читателю.

Журналисту платит читатель для того, чтобы что-то узнать. Погодите смеяться и спорить – так задумано. Пока вы делитесь случайно доставшимися вам новостями – вы любитель. Лишь когда вы ищете, анализируете, обрабатываете, проверяете и предлагаете людям информацию – вот тогда начинается профессия. Вы ею живёте и с неё живёте. Лишь тогда уже вы журналист, независимо от образования, статуса и регалий.
Когда мне пытались пенять отсутствием красной корочки, я смотрела в собственный кошелёк и посмеивалась про себя. В нашем мире всё определяется презренным металлом.

2. Нравственность. В этой профессии она сводится к формуле Не солги. Скошенные к носу от постоянного вранья глаза – профессиональная болезнь не только секретарей.

Причём чаще всего журналисты лгут невольно. От чего не легче никому – ни читателям, ни героям, от тех самых публикаций пострадавшим.
Как это получается? Просто! Не менее 80% трудозатрат при честной подготовке материала – это сбор, поиск и проверка информации. Литературный стиль – не более чем вишенка на торте. По большому счёту, журналисту и не обязательно уметь писать. Есть литературные редакторы. Автор же несёт ответственность за содержание материала.

Но если услуга оплачивается читающей публикой, то скажите мне, как эта публика отличит правду от полуправды? Как она проверит качество потребляемой информации?
Вы правильно догадались.
Никак.
Интересный, захватывающий текст – вот что по-настоящему востребовано.
Ещё публике нравятся тексты, отвечающие её собственным настроениям, оправдывающие ожидания.
Но скажите, если я напишу, что в городе Мухине Саратовской области 70-летняя бабушка родила от внука и оба ушли в соседний монастырь – много ли читателей поедут в Мухин, чтобы лично проверить написанное?
Может быть, возмутятся несколько граждан города Мухина. Если такой город вообще есть, конечно. Но кто станет их слушать?

Но мало того… Предположим, я не злостный лгун. Пусть я и хочу, и могу рассказывать правду и только правду. Тогда не менее 60% процентов всех усилий я потрачу на проверку информации – согласования, читки, встречи, обсуждения статьи вместе с её героями. Они обязательно что-то вспомнят, в чём-то меня поправят. И не раз. На выходе получится по-настоящему качественная статья. Но читатель никак не заметит всей этой работы. Соответственно, у него не будет и желания за неё платить.

Я сейчас оставила в стороне вопросы рекламы, заказных статей, всевозможных кампаний и прочего. Я оставила в стороне главное – то, что и заказчики, и сами издания на читателя сейчас плевали. Современная журналистика финансируется вообще не читателем. Но даже представив себе журналистику в изложенном выше классическом, незамутнённом рекламой виде – мы поймём, что нравственный журналист был бы тотчас выдавлен из профессии. Потому что за то время, пока он готовил бы одну статью, его менее нравственный коллега сделал бы двадцать. Нравственная журналистика не способна никого прокормить. Она может быть только увлечением очень богатых людей.

Кто-нибудь поспорит со мной? Я сама очень хотела бы, чтобы мне возразили.

msannelissa: (Default)
Нет, конечно. Разумеется, не бывает. Но порой они делают такие телодвижения, которые даже и не знаешь, как объяснить.
Немногим больше месяца назад судья Химкинского городского суда Жарких В.А. вынес по рассматриваемому делу очередной приговор судьи Морозовой. При детальном сличении описательно-мотивировочной части приговора с протоколами судебных заседаний судья Жарких В.А. был пойман на откровенном вранье 54 раза.



Уже после обнародования результатов наших изысканий мы провели очередное ознакомление с уголовным делом. Тут-то и оказалось, что копия приговора,.выданная на руки осуждённому 18.03.2016 года (сразу после его оглашения), не совпадает с копией приговора, которая сейчас содержится в деле.

Не то чтобы она содержала другой текст. Скорее всего текст один и тот же. Хотя это ещё предстоит тщательно проверить. При беглом ознакомлении текст вроде бы совпадает. Но этот приговор по-другому распечатан, заменён шрифт, изменены межстрочные интервалы, задан другой размер полей. Если приговор, выданный на руки, имеет объём 17 листов, то в деле он располагается на листах 227-249, т.е. занимает уже 23 листа.
Больше всего похоже на неуклюжую попытку Химкинского суда прикрыть срам.
Но это не так уж безобидно.
Ведь критический разбор приговора, который будет теперь рассматривать вышестоящий суд, снабжён множеством ссылок на первоисточник, т.е. на исходный текст того самого приговора. Теперь все эти ссылки "поплыли" -- переехали на другие листы из-за того, что текст в деле распечатан иначе. Значит, нужно перепроверить все 50 с лишним ссылок, и это только в одном Приложении (да-да, к тому самому нашему письму в вышестоящий суд). Вроде бы и мелочи -- подумаешь, распечатали тот же текст по-другому! -- а объём работы весьма приличный.
А ну как бы мы вообще не стали проводить ознакомление с делом, и не заметили бы данного обстоятельства? В МОС ушла бы абракадабра (причём даже не та, что имел в виду Стив Миллер)?
На всякий случай в Химкинский суд подано вот такое заявление. Мы тоже умеем шрифт менять.



msannelissa: (Default)

Наконец обработали и выкладываем сам приговор Химкинского городского суда от 18.03.2016 г. в виде картинок. Жалобы на неудобочитаемость не принимаются. Этот приговор, как и предыдущий от 18.12.2014 г., абсолютно не рассчитан на то, чтобы его читали.
И не дай Бог ещё -- внимательно. По диагонали давайте, по диагонали... если так уж неймётся прочитать.
И тем паче не дай Бог вдумываться. А то ещё увидите, чего доброго... нну, много что там можно увидеть... нет уж, эти чиновничьи делишки посторонних глаз не любят...
Добро по ссылке,... в смысле там лежит приговор.
Немного цифр. В приговоре судьи Морозовой 16 страниц, 11 тысяч слов и 64 тысячи букв. В приговоре судьи Жарких 18 страниц, 13 тысяч слов и 77 тысяч букв. Совпадение текстов, по нашей оценке, составляет где-то так процентов 70. Совпадение резолютивных частей -- 99, 999998%

Приговор не выглядит обусловленным теми материалами, которые были получены в ходе судебного следствия. Он существует как бы сам по себе. По своему цинизму он приближается к тому самому апелляционному постановлению по этому же делу от 26.02.2015 г., которое было отменено. Но если упомянутое постановление игнорировало доводы апелляционных жалоб, то на этот раз приговор игнорирует, искажает либо даже фальсифицирует данные собственного судебного следствия!

Проведено 10 судебных заседаний. Допрошено 11 свидетелей, причём трое из них -- впервые. Двух свидетелей обвинения за государственный счёт доставили для допроса аж из рабочего посёлка Шилово Рязанской области, откуда не ходит в Москву никакой общественный транспорт и расстояние составляет 330 километров. Инициаторы дела -- риэлтор Щербакова Н.А. и её гражданский муж Щербаков В.И. -- в общей сложности выступили пять раз. Более того, на этот раз суд трижды предоставлял слово даже обвиняемому.
Судебное следствие выявило интереснейшие, неизвестные раньше обстоятельства этого дела. Жаль, что столь титанические усилия ушли в свисток.




msannelissa: (Default)
Почему собаки не играют в покер?
Потому что, когда им приходит карта,
они виляют хвостом!
(с) Willie Bee


Собаку не примут на работу следователем в Химкинский следственный отдел. Это связано с тем, что в Химкинском следственном отделе принято играть. Так, светлой памяти, ныне осужденный Дорошенко Н.В., ранее старший следователь Химкинского СО, старший лейтенант юстиции профессионально  играл в покер.
msannelissa: (Default)


Маленькая передышка в журнале. Отсюда. Просто очень понравилось. Герой чувствует себя хорошо и готов к новым подвигам.

Profile

msannelissa: (Default)
msannelissa

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 10:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios