msannelissa: (Default)
        
This is the story of a fabricated case. Translation to English in process.

Вообще-то этот журнал -- обо всём хорошем и добром, что нас окружает. Так было задумано.
Мы хотели бы говорить о творчестве и природе, о деревьях и травах. О секретах мастерства и рукоделия. О животных. О дрессировке собак и о спорте с ними. О живописи, особенно об акварели. О старых и новых книгах. Об экологии, то есть о том, как соблюдать чистоту в собственном и общем доме. О здоровом образе жизни. О переменах к лучшему в нашей стране. Об отношениях между людьми -- и в первую очередь о любви, конечно.

Victims of the libel:


Но пока тематика журнала правовая. Это вынужденно. Наша цель -- вернуться к нормальной трудовой жизни, снова стать полезными и позитивными членами общества.

Сейчас против моего мужа, а значит, и против меня, сфабриковано уголовное дело. Ниже в постах данного журнала подробно изложено, почему я уверена в том, что дело именно сфабриковано.

Подделано вещественное доказательство, многократно нарушены права обвиняемого, суд два раза вынес необоснованный приговор, игнорировал факты, не рассмотрел никаких версий происшедшего, кроме одной. Сейчас судьи этого дела, как я полагаю, давно забыли про правду и закон. Ими руководит корпоративная солидарность, ложно понятая честь мундира, а возможно, и страх ответственности. Очень уж много нарушений закона допущено в этом деле ими всеми -- следственным отделом, прокуратурой и судом г.о.Химки Московской области .

Потерпевшие по этому делу, как и некоторые свидетели с их стороны, тоже теперь очень боятся ответственности. Это сплачивает их и придаёт им сил. Ведь лжесвидетельство -- это уголовная статья, по которой можно лишиться свободы на срок до пяти лет.

Вот и нет им пути назад. Им нужно теперь любой ценой нас уничтожить, т.е.довести дело до конца. Тогда всё шито-крыто будет. И потихоньку забудется. Нет человека -- нет проблемы. А кто мы? За нами никто не стоит. У нас нет ни связей, ни капиталов. Силы неравны. Мы -- всего лишь двое не очень молодых и не идеально здоровых людей. Без работы -- а как ее найти, находясь под подпиской о невыезде и в условиях беспрерывных судов? Без поддержки откуда бы то ни было, но с больными стариками на руках. Зато химкинским прокурорам, судьям и следователям спешить некуда -- их забавы регулярно и щедро оплачивает государство.
Но мы держимся.
Обвиняемые: Александр Ионов, инженер, сейчас вынужденно безработный;
Анна Шмелёва, журналист, сейчас вынужденно безработная


Статистика/Statistics
Объём дела/Case materials -- 8 томов/8 volumes (на февраль 2014 г. -- 3 тома, на декабрь 2014 г. -- 5 томов)
Проведено заседаний суда/Court hearings held -- 51, из них: 41 заседание Химкинского городского суда, 9 заседаний Московского областного суда второй инстанции, и два заседания кассационного суда.
Вынесено приговоров/Sentences suspended -- 2
Отменено приговоров/Sentences vacated -- 1
Вынесено апелляционных постановлений/Sentences on appeal suspended -- 3
Отменено апелляционных постановлений/Sentences on appeal vacated -- 1
Вынесено кассационное постановление/Sentences of third instance court suspended -- 1
Обвиняемый взят под стражу, раз/The accused had been imprisoned, times -- 2
Обвиняемый освобождён из-под стражи, раз/The accused had been released, times -- 2
Проведено в местах лишения свободы, мес./Months spent in prison, totally -- 18
Проведено под подпиской о невыезде, мес/Months spent under a "compulsory residence order", totally -- 30
Потрачено государственных средств/Taxpayer’s money spent --  (точной оценке не поддаётся/no one knows!)

Заказчик/SponsorЩербакова Наталья Александровнариэлтор агентства недвижимости Миэль/Natalja Scherbakova, realtor in Miel agency

Мотив заказчика/Motivation: 1) получить законный доступ к недвижимости, принадлежащей матери обвиняемого, художнику Н.И.Щербаковой-Ионовой/to get access to real estate owned by artist Nina Scherbakova-Ionova, mother of the accused; 2) многолетняя личная неприязнь к родственникам бывшего мужа/hatred for her ex-mother-in-law, Nina Scherbakova-Ionova, and for all her ex-family; 3) попытка скрыть собственные семейные тайны/to escape responsibility for child abuse.

Исполнители/Perpetrators
Щербакова Екатерина Владимировна aka Маша Врушкина, приёмная дочь Щербаковой Н.А. Признана потерпевшей по делу.
Щербаков Владимир Иванович, приёмный отец Щербаковой Е.В. В случае успешного устранения Ионова А.В и его брата-инвалида -- законный наследник имущества Н.И.Щербаковой-Ионовой, включая недвижимость.


Карагодина Наталья Александровнаадвокат

Соловьева А.А., председатель НКО Фонд защиты детей от насилия;
а также: Дорошенко Н.В., следователь (сейчас осуждённый); Лубенский А.Ю., следователь; Томчик С.Ю., следователь, эксперт Песикова, эксперт Смагина, эксперт Катаев, судья Морозова Е.Е., судья Жарких В.А., прокурор Солохина О.В. судья Матошкин С.В.

Хроника: что происходило с нами с 2012 года до настоящего времени. Только факты )

В последний час/Recent news
28.06.2016 г. суд апелляционной инстанции под председательством судьи Матошкина С.В.оставил приговор без изменения.Доводы Ионова А.В. и его адвоката снова не были услышаны. Поданы жалобы в вышестоящий суд..

UPD Два суда пытаются скрыть наличие у Ионова А.В. законной жены. В повторном (см. Хронику) приговоре Химкинского городского суда Ионов А.В. назван холостым, хотя судья Жарких В.А. неоднократно видел его паспорт. Почему?
В апелляционном постановлении судьи Матошкина С.В. семейное положение Ионова А.В. не указано. В протоколе же апелляционного суда снова сказано, что подсудимый холост. Таким образом, ошибка в приговоре -- в части установления личности осуждённого -- не исправлена.

Назвать это технической ошибкой, что суд уже проделывал многократно, невозможно, ведь целенаправленные искажения внесены сразу в несколько документов.
В чём цель этих манипуляций? Неизвестно.
P.S.
История этого уголовного дела постепенно превращается в сайт, затем в книгу. В будущем, возможно, это будет детективный сериал. С момента начала этого журнала меня не покидает чувство, что старые сказки вошли в нашу жизнь – или мы в них каким-то образом очутились. Новостной формат Живого Журнала не совсем подходит для связного рассказа, потому что повествование оказывается выстроенным от конца к началу. А начало истории теряется где-то в прошлом и уходит в архив. Полное оглавление сделано во избежание этого. Нажатие на заголовок должно возвращать к этому журналу в соответствующее место.
Еще для удобства поиска понравившегося поста сделана 
Галереягде собраны некоторые картинки к постам и нажав на которые можно перейти к соответствующему посту. Также материалы журнала собраны в ресурсе Google +, это можно посмотреть в Галерее G+

  
    
msannelissa: (Default)

Бандероль из Москвы
10100089853478
Вручено 2 сентября
Получено адресатом
02 сентября 2016, 19:50 103265, Москва
Прибыло в место вручения
02 сентября 2016, 16:20 103265, Москва
Покинуло сортировочный центр
02 сентября 2016, 13:04 111981, Москва
Покинуло сортировочный центр
02 сентября 2016, 05:41 111950, Москва
Покинуло сортировочный центр
01 сентября 2016, 20:37 101000, Москва
Принято в отделении связи
01 сентября 2016, 15:14 101000, Москва
Бандероль c объявленной ценностью 1 руб.361 г
От кого: ИОНОВА А В
Кому: КРАШЕНИННИКОВУ П В


Вот так. Публикую почти без комментария. Полагаю, что разные подробности мы увидим позже
msannelissa: (Default)
В приёмной Генеральной Прокуратуры России меня спросили, что именно меня туда привело. Я честно ответила -- страх.
Мы не из пугливых, вообще-то. Но когда перед тобой масштабы, и когда ясно, что ты стоишь на пути -- как тут не задуматься о давнем, проверенном принципе: нет человека -- нет проблемы.

Увы, я никогда не видела следователя Дорошенко Н.В. А вот с Ионовым он вёл задушевные следовательские беседы. Как-то раз спросил (так и вижу ту самую игуану, заглядывающую в глаза) -- О чём задумались, Александр Владимирович?
Ионов ему ответил: -- О будущем.
-- Что тут думать, --
сказал следователь, -- Приговор. И срок.
-- Сколько?
-- Лет шесть ...

Дорошенко Н.В. не ошибся. Именно шесть лет ему и дали. Он попался на взятке, а дело продолжил другой следователь.

Но история на том не кончилась. Почему дела, которые расследовал следователь-взяточник, не были критически пересмотрены после его ареста и осуждения?
Из характеристик личности Дорошенко Н.В. (да, я обращалась к психологам с данными, которыми располагала) следует, что без подде
ржки он не работал. То есть некая крыша у него должна была быть. Да, это всего лишь предположения. Но вкупе со всем остальным?

У меня в руках нет ничего, кроме документов, с которыми не поспоришь. И ещё умения анализировать. Письмо перед вами.


ещё 4 листа )

Разве не очевидно, что следователем, теперь уже против Ионова А.В., было совершено ещё одно преступление? Но на этот раз у Дорошенко Н.В. были соучастники, которых принято сейчас называть оборотнями в погонах. Их-то нам, по всей вероятности, и следует иметь в виду. Они на свободе. И они опасны ...


Андрей Бузов, Детектив. Отсюда
msannelissa: (Default)
Теперь – объяснение квартирного мотива Карагодиной Н.А. и Щербаковой Н.А. Сами-то они что могут сказать о мотивах своего участия в этом уродливом процессе?

Вот оно пред нами, долгожданное. Это стоит прочесть:
Ионов А.В.неоднократно как в ходе судебного процесса, так и в жалобе указывает на наличие якобы корыстного мотива в действиях Щербаковых. Корыстный мотив, по мнению подсудимого, как следует из его пояснений в суде, заключается в том, что Щербаквова Н.А. – мать и законный представитель потерпевшей, является риэлтером, специалистом по работе с недвижимостью. А у матери Ионова Н.И.(? – А.Ш.) имеется квартира в Феодосии, на которую мог претендовать в своё время и отец потерпевшей – Щербаков В.И., так как квартира досталась по наследству от родной тетки Щербакова В.И., Ионовой Н.И., Шевченко Г.И. Объяснить причину, по которой мотив завладеть квартирой мог стать поводом оговорить Ионова А.В. со стороны Щербаковой Е.В., подсудимым и защитником не приведён. Подсудимый Ионов А.В. пытался объяснить, что в случае его осуждения квартира в Феодосии могла бы попасть в собственность Щербакова В.И., который по слабости характера передал бы ее Щербаковой Н.А. Далее, Ионов А.В. обвиняет Щербакову Н.А. в попытке завладеть также и квартирой в г.Москве, что не выдерживает никакой критики, по причине надуманности и отсутствия доказательств.

Я давно не видела такой концентрации грамматических и стилистических ошибок. А ведь адвокат Карагодина Н.А. якобы когда-то училась в МГУ. И в Литературную газету что-то писала –- в основном направленное против мужчин, конечно. Но уж слишком сложна задача – запутать и выдать за свою противоположность ясную, очевидную ситуацию.

Всё ведь очень просто. Есть глава 63 Гражданского Кодекса РФ. Согласно статье 1141 ГК РФ наследники по закону призываются к наследованию в порядке очерёдности, предусмотренной статьями 1142-1145 и 1148 ГК РФ.

Согласно ст. 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

Согласно ст.1143 ГК РФ наследниками второй очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сёстры наследодателя. Дети братьев и сестёр наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.

В нашем случае это значит, что наследниками Нины Ивановны Ионовой по закону в настоящий момент являются только двое её сыновей. Что скрывается за понятием наследники первой очереди? Это значит, что, пока они есть, остальных наследников как бы не существует. Вот если наследники первой очереди исчезнут, погибнут или будут каким-то иным образом отстранены – скажем, не заявят о праве на наследство или же от этого права откажутся – тогда на имущество по закону смогут претендовать наследники второй очереди. Это два свидетеля, выступающие в данном процессе – Щербаков В.И. и Шевченко Г.И.

Так что же здесь нужно доказывать? Перед нами объективно существующий мотив. Двух свидетелей с обвиняемым связывают материальные отношения – и нелепо было бы утверждать, что их нет. Брат Ионова болен и нуждается в присутствии близких. Оставшись один, он окажется беспомощным -- и желающим будет легко отстранить его от наследования.

Остаётся Галина Ивановна Шевченко. Материально она тоже заинтересована в осуждении обвиняемого! Но, в отличие от показаний Щербакова  В.И., даже не скрывающего своих целей, её показания скорее в пользу Ионова. И суд к ним относится критически – утверждая, будто свидетель заинтересован в оправдании подсудимого. Почему? Ведь положение двух свидетелей совершенно равное. И по степени родства с обвиняемым, и по материальной заинтересованности в его осуждении. Неужели и после этого кто-то ещё станет называть Химкинский городской суд справедливым и беспристрастным, а его решение законным?
Принцип состязательности сторон? Ст. 15 УПК РФ? П.3 ст. 123 Конституции России? Не, не слышали!

Мы не знаем, как бы повела себя Галина Ивановна Шевченко, если бы и на неё свалилось наследство старшей сестры. Стала бы она заявлять об отказе от своей половины, или нет? В настоящий момент это вопрос теоретический. Но её состояние здоровья,() ), тоже вызывает опасения. Получается, что между семьёй Щербаковых и наследством Н.И.Ионовой прежде всех стоит обвиняемый и никто иной.

Сама потерпевшая Щербакова Е.В. в случае устранения обвиняемого Ионова А.В. наследует имущество по праву представления. Это значит, что в случае, если со Щербаковым В.И. что-нибудь случится, его часть наследства переходит к ней. Только ведь и если не случится – в нежной любви отца к приёмной дочери нет оснований сомневаться. Не станет же Карагодина Н.А. отрицать родительские чувства Щербаковых? Вот и как тут поступить? Есть отчего русский язык позабыть, не правда ли?

Сама потерпевшая свой квартирный мотив не подтверждает и не отрицает. Испугавшись вопросов, она вообще не явилась в апелляционный суд.


msannelissa: (Default)
Сегодня покажу, как по запросу следствия мобильный оператор предоставляет сведения о телефонных разговорах интересующих следствие граждан. Делается это в соответствии со статьёй 186.1 УПК РФ.

К прослушиванию разговоров это не имеет отношения, поскольку делается постфактум. Отслеживается не сам разговор, а лишь факт соединения. С какими номерами был контакт, сколько он продолжался, в зоне каких базовых станций происходил. Регистрируются как звонки, так и смс. Во всяком случае, так это было в 2012 году.




Как ни жаль, самого содержания телефонных разговоров Кати Щербаковой в ночь с 15 на 16 сентября 2012 года мы уже не узнаем никогда. Но и те данные, что есть – красноречивы. В уголовном деле эти несколько листов лежат скромно. Они есть, но в то же время их как бы и нет. В приговорах о них сказано вот что:

Вина подсудимого Ионова А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 134 УК РФ (в ред.Федерального закона от 29.02.2012г. №14-ФЗ), подтверждается следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании, а именно:
...
- протоколом осмотра предметов (т.2 л.д.204-207; т.З л.д.230) из которых следует, что 23.07.2012г. был произведен осмотр диска с детализацией телефонных соединений обвиняемого Ионова А.В. и потерпевшей Щербаковой Е.В. В ходе осмотра установлено, что абонентским номером 8-909-625-21-08 (использовался потерпевшей Щербаковой Е.В.) в период с 20 часов 04 минут 15.09.2012г. до 12 час. 37 мин. 16.09.2012г., неоднократно осуществлялись соединения с абонентским номером 8-963-711-59-30, который использовался обвиняемым Ионовым А.В., при этом, номер потерпевшей Щербаковой Е.В. регистрировался базовой станцией, расположенной по адресу: Московская область, г.о. Химки, мкр.Сходня, ул.Железнодорожная, д. 8. Абонентским номером 8-963-711-59-30 (использовался обвиняемым Ионовым А.В.) в период с 15.09.2012г. до 17.09.2012г. неоднократно осуществлялись соединения с абонентским номером 8-909-625-21-08, который использовался потерпевшей Щербаковой Е.В., при этом, номер обвиняемого Ионова А.В. регистрировался базовыми станциями, расположенными в г.о. Химки, в том числе, в период с 19 час. 28 мин. 15.09.2012г. до 06 час. 22 мин. 16.09.2012г., базовой станцией, расположенной по адресу: Московская область, г.о. Химки, мкр.Сходня, ул. Железнодорожная, д. 8, который также был осмотрен по ходатайству подсудимого Ионова А.В. 16.12.2014г. в судебном заседании;

Как не раз отмечалось и раньше, понять смысл сей словесной каши без подготовки почти невозможно. Если же всё-таки вдуматься? Тогда станет видно, что никакой вины подсудимого из протокола осмотра предметов не следует. Следует же из него ровно то, что Ионов А.В. разговаривал по телефону со своей двоюродной сестрой Щербаковой Е.В. Не больше того и не меньше. Что это доказывает? Половую связь по телефону?

Однако там есть и ещё кое-что. Посмотрим!

На первых же двух страницах приговора, в изложении Ионова А.В., мы видим события тех злополучных дней. В основном этот рассказ совпадает с тем, что сообщают остальные свидетели (стр.4 и далее) – разумеется, за исключением сомнительного ночного эпизода в автомобиле. Теперь обратимся к детализации телефонных соединений обвиняемого Ионова А.В. с потерпевшей Щербаковой Е.В.

Лист начинается с соединений, имевших место в Клинском районе, близ деревень Троицыно, Селевино, Захарово. Очевидно, что это и был тот самый поход за грибами. Семья разбредалась по лесу, при этом у всех были при себе мобильные телефоны. Далее, начиная примерно с восьми часов вечера – звонки с телефона Кати Щербаковой регистрируются уже на Сходне. Грибники вернулись домой, отдыхают, чистят грибы.

Но что это? 22:47:36 – входящий звонок на телефон Кати Щербаковой. То есть уже почти в одиннадцать вечера. Примерно в полночь – снова входящий звонок. Продолжительность разговора составляет 41 минуту. Но это же тот самый момент, в который, согласно выводам суда, Катя Щербакова вступала в половое сношение в автомобиле!

Либо кто-то врёт, либо, всё-таки, знаменитое половое сношение было осуществлено по телефону. 41 минута – немало! Что ж, теперь хотя бы понятно, почему Ионова признали виновным несмотря на то, что на улице Папанина ночью его автомобиля не было. Личное присутствие обвиняемого на месте преступления, как оказалось, не требовалось вообще!

Теперь обратимся к собственным показаниям потерпевшей. На допросах 1.10.2012 г. и далее Катя Щербакова утверждает, что забыла дома свой мобильный телефон. Если это правда, то с 11 вечера 15 сентября и до следующего утра никто по телефону звонить не мог. Обратите внимание на фразу внизу страницы: Отмечу, что перед тем, как поехать к своей подруге, я тайно от всех зашла в дом к своему отцу, где взяла свой мобильный телефон. Это оно и есть, да.

Стало быть, Катя Щербакова в очередной раз врёт. Кто там говорил про её постоянные и последовательные показания?

Тем временем в списке телефонных соединений Ионова видим уже знакомую картину: утром он находится в Клинском районе Московской области, вечером и ночью -- на Сходне. Всё совпадает. При этом несколько разговоров по телефону были действительно с Катей Щербаковой.

И снова посмотрим на показания потерпевшей Щербаковой Е.В. Но это уже 2016 год, суд. Что же мы там видим?
Через день он опять приехал, вот очень поразило меня. Мы общались там чего-то, потом он дал мне свой номер телефона и сказал, что если что-то понадобится, там в любой момент… и т.д.

Ранее в течение предварительного следствия и всего процесса 2014 года Катя Щербакова не говорила ничего подобного. В самом деле, для чего Ионову давать ей свой номер телефона, если накануне между ними неоднократно осуществлялись телефонные соединения? Он сменил номер телефона? Нет. Из тех же документов видно, что 17 числа и далее звонки осуществляются по прежним номерам. Более того, уж тогда Катя наверняка бы сказала: Он дал мне свой новый номер телефона. Но смысл сказанного ею очевиден. Данную деталь к новому суду придумала Карагодина Н.А., с единственной целью -- вылепить негативный образ подсудимого. Правда явно волновала обвинение в последнюю очередь.

После этого остаётся лишь один вопрос. Почему детализация телефонных соединений вообще не исчезла из уголовного дела? Ведь этот документ недвусмысленно изобличает потерпевшую Щербакову Е.В. во лжи. Тем не менее, он оставлен, и на него есть ссылка в приговоре.

Вероятно, ответ один – полная уверенность продажного следователя в своей безнаказанности. Скорее всего, ни Щербакова Н.А., ни Карагодина Н.А., ни следователь Дорошенко не могли подумать, что кто-то начнёт сличать показания и внимательно читать дело. Впрочем, Дорошенко Н.В. и вправду отделался легко, понеся ответственность только за одну-единственную взятку.



оглавление             Галерея       Галерея G+                      
                                       

                                                  Как нам по
мочь


 
msannelissa: (Default)
Вообще-то тема цинизма в рассматриваемом деле неисчерпаема. Беспримерный цинизм уже в том, как оно задумано и раздуто – с использованием собственного ребёнка, со спекуляциями на лучших чувствах человеческих. Защитить маленькую девочку от злого маньяка – что могло бы быть благороднее? А девочка хитренько улыбается, и маньяка нет никакого.

Постепенно можно привыкнуть ко всему, даже к цинизму. В новом – третьем уже по счёту! – апелляционном постановлении этого самого цинизма через край.
Причём сам документ невелик – неполных восемь страничек, первые две из которых посвящены – как и первый раз – пересказу доводов апелляционных жалоб.
Тут-то и начинается.
Вот он, тот же избитый приём 2 – исказить довод оппонента и уже в таком, искажённом виде на него отвечать:
По мнению автора жалобы, показания свидетелей, приведенных (Кого или что привели в приговоре – свидетелей? Или всё-таки их показания? Хоть бы русский язык подучил судья Матошкин С.В., что ли? – А.Ш.) в приговоре как доказательства его вины, а именно Виноградовой, Елдашова А.Н., Щербакова В.И., Шевченко Г.И., Данилюк Н.Н., Треневой Ю.А., Ескиной, Раджабовой, Илюхиной А.Г., Мелешкиной Л.В., Зениной Н.Е., Соловьевой А.А., должны быть признаны недопустимыми доказательствами.

Да уж. Как бы не так. Нет такого в апелляционной жалобе Ионова. Судья подло её перевирает – и в этом легко убедиться, заглянув в оригинал. На самом-то деле Ионов указывает совсем на другое – что из показаний всех названных свидетелей, рассматривай их хоть по отдельности, хоть вместе (т.е. в совокупности, да) никакая виновность не следует. На это защита указывала с самого начала. И потом указывала. В остальном – вполне себе нормальные показания, с чего их вдруг недопустимыми называть?

Согласно УПК РФ, недопустимыми здесь являются лишь четыре протокола допросов, сделанных на предварительном следствии. И причина там совершенно банальная. В этих протоколах указана фамилия одного следователя, а подписал их другой. От этого, впрочем, суд отмахивается, утверждая, что здесь всего лишь техническая ошибка – но какой же всё-таки следователь на самом деле провёл эти допросы, многоуважаемый суд так и не знает.
Вещь, конечно, тоже неприятная – может быть, это и мелочь, но коль скоро должностные лица настолько наплевательски относятся к закону -- как далеко они могут зайти?


msannelissa: (Default)
Раз уж речь зашла о цинизме, приведу две цитаты. Это -- показания свидетеля в заседании Химкинского городского суда (по протоколу от 21.01.2016) и то, как те же самые показания излагает судья Жарких В.А. (по приговору)
Сказанное на суде
Ионова Н.И., 78 лет., мать обвиняемого:
Я с самого начала хотела. 28 сентября рано утром, Саша ещё был дома, у меня есть второй сын, Саша потом ушёл, со вторым сыном стало плохо... Он у меня инвалид 3 группы сейчас. с психическим заболеванием, он потерял сознание на кухне -- и в это время мне позвонил брат. Я неотложку вызывала. Позвонил мой брат Владимир Иванович Щербаков и сказал, что Катя пропала, Саша Катю увёз, Саша Катю изнасилует. Для меня это была шоковая какая-то абракадабра. Я говорю, что этого не может быть, но я торопилась с младшим сыном -- приехала карета, и надо было с ним заниматься. Я его увезла в больницу, положила в больницу. И как только приехала -- это уже было ближе к вечеру, во второй половине дня во всяком случае, я немедленно позвонила Вове, В.И.Щербакову: Нашлась ли ваша Катя? -- Катя нашлась, она позвонила по телефону, сказала: папа, не волнуйся, я далеко от Москвы, со мной всё в порядке. Это было 28 числа
(лист протокола 12).

Пересказанное в приговоре:
… Свидетель Ионова Н.И. показала. что Ионов А.В. является её сыном. 28.09.2012 г. ей позвонил Щербаков В.И. и сообщил, что Щербакова Е.В. пропала и что её изнасилует Ионов А.В. Она не поняла, что происходит, занимаясь своими семейными делами, после чего вечером перезвонила Щербакову В.И. и тот сообщил, что Щербакова Е.В. нашлась.

Вот так.
Сохрани судьба и правых, и виноватых от таких вот семейных дел!
Да, теперь, конечно, судья Жарких В.А. станет говорить, что существенных искажений в приговоре он не допустил. Это же совершенно несущественно, какими делами занималась Ионова Н.И. Может, сына в больницу отвозила в карете Скорой, а может, цветы поливала и пироги пекла. Какая разница?
Ведь, по мнению судьи Жарких В.А., мать обвиняемого -- это не мать и не женщина. Почему бы не поглумиться над её бедой, над её чувствами? Ведь заниматься этим можно совершенно безнаказанно. А в финале приговора написать: при назначении наказания… суд учитывает… влияние назначенного наказания… на условия жизни его (подсудимого) семьи (!!!)

Вот и как уважаемый суд мог учесть те самые условия, если он их с такими искажениями отразил в приговоре? И если это -- не крайняя степень цинизма, то что?


msannelissa: (Default)
Вот очень забавный пассаж из Возражений Карагодиной Н.А., подписанных Щербаковой Н.А., на апелляционную жалобу оболганного ими инженера Ионова.
(полная версия возражений здесь)

Доводы Ионова о том, что если бы потерпевшая переживала случившееся с нею, то ей следовало бы пойти и принять душ, свидетельствуют о циничном и пренебрежительном отношении к последствиям совершенного преступления и чувствам несовершеннолетней Щербаковой Е.В.

Здесь мы видим одновременно приёмы (2) -- искажение доводов оппонента и (4) -- субъективность.

Во-первых, вот что на самом деле пишет Ионов:
—В своих показаниях, данных в судебном заседании 02.12.2015 г., лист протокола 8, потерпевшая заявляет: Каждый человек, который это проходит, видит, насколько можно сказать я грязная, что это произошло со мной. Это согласуется с общеизвестными представлениями о том, как чувствует себя человек, вступивший в нежелательный для него половой контакт. Но при этом в том же заседании суда потерпевшая сообщает, что утром 16 сентября, т.е. сразу после всего происшедшего, она легла спать у бабушки, и потом три дня находилась по тому ж адресу. Но по данному адресу находится не городская квартира, а дача без удобств (ванной комнаты, канализации, душа); время – сентябрь, и для того, чтобы мыться на улице, уже слишком холодно, да это и не принято. При этом городская квартира мамы потерпевшей, со всеми удобствами, с ванной, горячей и холодной водой, находится в 15-20 минутах ходьбы от данного адреса. Таким образам, потерпевшая, якобы мучаясь от сознания того, что она теперь грязная, что действительно было бы характерно для человека, ставшего жертвой изнасилования – не делает попытки пойти и принять душ. Чем это объяснить?

Вот и оригинал показаний, на которые ссылается Ионов. Это речь Кати Щербаковой в Химкинском суде 02.12.2016 г. -- точнее, её фрагмент.


Там в дальнейшем много будет всякого -- оглашение прежних показаний, недоумённые вопросы, Катя будет юлить, огрызаться и вроде бы даже слегка покраснеет под слоем косметики. В подготовленной речи в суде она рассказала много подробностей, которых никогда не рассказывала раньше -- ни у следователя, ни в заседаниях у судьи Морозовой. К их числу относятся и откровения о том, как она была сама себе неприятна, чувствовала себя грязной.

Вот Ионов и замечает: что же она помыться-то не сходила? Ведь возможность такая была. Нет же, завалилась на даче спать, и нисколько её при том чувство собственной осквернённости не преследовало.

То, как женщины чувствуют себя, пережив сексуальное унижение -- известно. Вспомните хоть фильм Ворошиловский стрелок -- потерпевшая бежит в ванную, и никто, ничто её не остановит. Очень точный штрих. А тут что? Мирно себе спит человек Не верю, в общем.

Вот и Карагодиной нечего ответить -- опять невпопад сочинили, что делать-то? И она перевирает слова Ионова: вместо вопроса -- какое-то глумливое замечание. Но смотрите выше: Ионов не писал следовало бы, он спросил: почему потерпевшая этого не сделала, тогда как возможность у неё была?

И при этом субъективная оценка со стороны Карагодиной -- дескать, это вопрос циничный -- самого вопроса никак не снимает. О чём бы вопрос не свидетельствовал, а вот в самом деле -- почему?
Апелляционный суд не отвечает и на этот вопрос, поставленный в апелляционной жалобе.Он лишь заявляет, что показания потерпевшей Щербаковой Е.В. -- постоянные и последовательные.
Так чей же цинизм?

msannelissa: (Default)
Теперь краткая сводка приёмов, использованных Карагодиной Н.А. в возражениях на апелляционную жалобу пострадавшего. Сами возражения находятся постом ниже.

1. Сокрытие части доводов оппонента
Первые четыре страницы возражений -- не возражения, а всего лишь пересказ доводов апелляционной жалобы. Это делается не для удобства чтения, как можно было бы подумать,  а затем, чтобы исподтишка подменить реальные доводы противника собственным, неполным и искажённым пересказом.
Например, Карагодина пытается скрыть важнейший довод апелляционной жалобы -- то, что суд не дал оценки:
многочисленным противоречиям в показаниях семейки Щербаковых,
голословности их утверждений, рисующих обвиняемого в чёрном цвете,
нарушениям УПК РФ в процессе предварительного следствия,
факту наличия у Щербаковых мотива к оговору -- в их совокупности.

Именно из этой совокупности обстоятельств -- которыек суд пытается то выдать за техническую ошибку, то проигнорировать, то скрыть совсем -- и очевидна сфабрикованность дела. И по той же самой причине автор возражений старательно перечисляет менее значимые доводы -- а про этот якобы забывает, равно как про то, что поведение суда идёт вразрез с Основным Законом нашей страны. Говорят же: если нечего сказать, лучше промолчи.

2. Искажение доводов оппонента
Это очень хорошо видно, если сравнить пересказ с оригиналом.
Например, в возражениях говорится:
Совершение преступления невозможно, так как, по мнению Ионова, для этого нужно было быть либо невменяемым, либо мертвецки пьяным

На самом деле в апелляционной жалобе сказано так:
В своих  показаниях потерпевшая утверждает, что после совершения преступления я уснул рядом с ней в машине. В показаниях, данных на предварительном следствии 01.10.2012 г., я спал примерно часа три (т.1 л.д.208),  на заседании 02.12.2015 г.– до рассвета (лист 8 протокола с/з). Это сказано, чтобы объяснить, чем же потерпевшая и я могли заниматься целую ночь (т.к. согласно биллингу телефонных переговоров, см.ниже, я уехал со Сходни только утром), особенно если учесть, что сторона обвинения во время судебного следствия упорно называла вымышленное ими происшествие изнасилованием. Но такое утверждение абсурдно, поскольку я был прекрасно осведомлён о возрасте Щербаковой Е.В., понимал тогда и понимаю сейчас, что половое сношение с ней было бы тяжелейшим уголовным преступлением. И вот после такого преступления я будто бы уснул прямо рядом с жертвой, на месте преступления, в машине с нетонированными стёклами, стоявшей, согласно показаниям потерпевшей, на улице, где горел фонарь (т.1 л.д. 214; протокол от 20 марта 2013 г.).  Более того, согласно схеме (т. 1 л. д. 156) места преступления, я  будто бы на машине остановился посреди проезда. Обочина обочиной, но даже на схеме видно, что это не совсем обочина, а проезд. На самом деле там в глубине, за пределами схемы, есть ворота и т.о. въезд и выезд. Это сразу же заметил бы любой водитель, и никогда не поставил бы так машину, тем более надолго, но дело в том, что среди людей, сочинявших эту историю, ни одна не водит машину. А следователю, вероятно, было всё равно, он в такие мелочи не считал нужным вникать?–?бумага стерпит, прокурор пропустит. Чтоб вот так остановить машину и насиловать в ней несовершеннолетнюю девочку, а затем остаток ночи спать – нужно было быть либо невменяемым, либо мертвецки пьяным. Но моё психическое здоровье подтверждено результатами психолого-психиатрической экспертизы № 383/a (т. 2 л.д. 115), при этом ни один свидетель не говорит ничего об употреблении нами 15-18.09.2012 спиртных напитков или о моём опьянении.

То есть в апелляции Ионов утверждает не то, что преступление невозможно, а то, что невозможно после такого преступления безмятежно уснуть рядом с жертвой, да ещё в машине, да ещё стоящей  на улице. Во всяком случае, если ты трезв и вменяем. Разница заметна?

3. Формализм
Пустые по сути своей аргументы, относящиеся только к формальному выполнению процессуальных норм и требований. Например, как если бы спасатель отказался вытаскивать утопающего на тех основаниях, что человек не кричал: Помогите!, а сразу начал тонуть.
Уголовно-процессуальное законодательство не содержит критериев и признаков оценки свидетелей с точки зрения их объективной независимости. равно как и не содержит понятия объективной независимости вообще. Также законодательство не содержит признаков первичности и производности показаний свидетелей.
Так и есть. Обвиняемый инженер Ионов -- не юрист, на его стороне только здравый смысл. Но ведь суть явления от формулировок не меняется. Не видевшие ничего свидетели повторяют рассказы Щербаковой, а суд признаёт их пересказы свидетельскими показаниями и не видит оснований таким показаниям не доверять..

Это всё равно, что выскочить из трамвая с криками, что Костя Сапрыкин вытащил у вас кошелёк, а в нём 100 000 -- и все сто человек на остановке становятся свидетелями против Кости Сапрыкина. Несмотря на то, что Костю в трамвае вообще никто из них не видел, а все только видели вас и слышали ваш крик.
Более того -- когда находится свидетель, видевший Костю Сапрыкина ровно в тот момент в другом месте, суд не учитывает показаний этого свидетеля, потому что, по мнению суда, они опровергаются показаниями ста человек, стоявших на остановке, каковые показания хорошо согласуются между собой.


4. Субъективность
Вот такое ещё попадается
Утверждения Ионова о том, чтосвязано с тем. что показаниями данного свидетеля подтверждается линия защиты…
Было, кстати, это и раньше. Направлены на то, чтобы избежать наказания   и т.п.

Но какое, простите, дело уважающему себя суду до того, кто к кому и как относится? Важно проживание людей вместе, контакты между ними. Важно то, насколько возможен был информационный обмен.
По-хорошему, на первом месте должна была быть логика той или иной стороны, обоснованность её аргументов.
Если у рассказов семьи Щербаковых про хлопанье в аэропорту, сажание Кати на коленки и девочкины менструации нет объективных подтверждений -- то их и нет. Это факт. И сей факт независим от того, как сейчас относятся Щербаковы и Ионовы друг к другу.

5. Сокрытие деталей
А ведь в тех самых деталях иногда вся суть, как известно.
Вот хоть например:
Стороной защиты в процессе значительное количество времени было уделено деталям того, где именно в чемодане потерпевшей хранились вещественные доказательства -- трусы потерпевшей, на которых была обнаружена сперма Ионова, однако различия в показаниях потерпевшей и матери можно объяснить тем, что на момент обнаружения трусов. потерпевшей этим деталям не придавалось значения, кроме того, с момента обнаружения доказательств прошло более трёх лет.

Если же обратиться к первоисточнику, вся картина будет совершенно иной. Щербаковы дружно рассказывают про свои трусы в таких подробностях, словно всё происходило вчера. А затем звучат оглашённые показания, и тоже в подробностях. Ничего там нельзя объяснить ни отсутствием внимания. ни памятью -- ложь налицо. И тогда уже начинает врать сам судья Жарких В.А. В своём приговоре от 18.03.2016 г. он этих ясно обозначившихся противоречий просто не отражает.

История под спудом. роковая тайна. Но она хранится на пронумерованных листах уголовного дела.

6. Извращённая логика
Применяется, дабы оппонент потерял дар речи от наглости собеседника. Например: пробка легче воды и поэтому тонет. Или: пробка тонет, она же легче воды!
Пример этого в доводах Карагодиной
По мнению Ионова, показания Данилюк Н.И, Шушуновой О.А., Мелешкиной Л.В., Илюхиной А.Г., Виноградовой Е.В. не содержат сведений о вменяемом преступлении. Однако неясно, в чём состоит возражение Ионова А.В. --
Что же тут неясного? Показания всех этих людей не свидетельствуют ни о каком преступлении, даже косвенно. Если не считать доказательством преступления тот факт, что А.В.Ионов и Е.В.Щербакова вообще на белом свете живут.

Соловьева А.А. сообщила суду не выводы, а сведения, имеющие отношение к данному делу, своих выводов Соловьева А.А. суду не предоставляла, кроме итогов профессиональных наблюдений и заключений о его (кого??? -- А.Ш.) причинах, основанных на рассказе и применении различных методик обследования психического состояния девочки во время проведения терапии.
Ну и чем отличаются выводы от заключений? Карагодина де-факто сообщает здесь то же, что Ионов: не имея прав и полномочий эксперта, псевдосвидетель Соловьева А.А. подменила собой экспертизу, а суд бессовестно закрыл на это глаза. Здесь уже мне впору спросить Карагодину, в чем же её возражение.

Вопросы получения образцов крови у Ионова исследованы, допрошены свидетель, подсудимым даны пояснения по факту изъятия у него образцов крови и слюны, оглашены его показания данные в ходе предварительного следствия.
И???
Результат-то исследования где???
А нету его, результата. Результат обвинение не устроил. Поэтому Карагодина Н.А. о нём просто умалчивает.


7. Утверждения без оснований. Ложь
Без этого тоже не удалось обойтись Карагодиной Н.А. при составлении документа, подписанного Щербаковой Н.А.
В жалобе Ионова не содержится указаний на то, каким именно материалам дела противоречит приговор.
Однако! В жалобе Ионова содержатся 53 прямых указания на места, где приговор излагает материалы судебного следствия заведомо ложно. Если это не противоречия приговора и материалов дела, то что?
Свидетель Кадыков А.Н. показал, что в один из дней в 2012 году его попросили отогнать машину, которую он поставил у чужих ворот, однако ни цвета машины, которой он мешал проехать, ни иных данных Кадыков А.Н. вспомнить не мог и его показания в общем никак не опровергают факт совершения полового сношения Ионовым с потерпевшей.
Вот уж точно поздравляю Карагодину Н.А. соврамши! Причём в одной фразе она соврамши как минимум трижды.
Вот -- ещё раз! -- показания свидетеля. Сравним? И увидим там -- что?
Во-первых, всё произошло не
в один из дней в 2012 году, а в воскресенье 16 сентября 2012 года. Эту дату свидетель тогда помнил точно и в заседании суда объяснил, почему тот день ему запомнился.
Во-вторых, он уверенно назвал цвет машины -- чёрный. То, что автомобиль на самом деле серый, ясно говорит о том, что свидетель вспомнил собственные впечатления. С ним никто не беседовал заранее и никто его не готовил. Просто дело происходило в сумерках под дождём, и мокрый автомобиль казался темнее.
В-третьих, каких именно
иных обстоятельств будто бы не мог вспомнить Кадыков А.Н.? Марку авто? Так он уверенно назвал Мерседес. И об обстоятельствах контакта с Ионовым 16.09.2012 рассказал ясно и подробно.

И вот таки да -- показания свидетеля полностью опровергают те хитросплетения лжи, которые по заказу Щербаковой сплела Карагодина. Потому что никакого полового акта в автомобиле на улице Папанина в ночь с 15 на 16 сентября произойти не могло. Просто потому, что тот самый Мерседес не мог выехать с участка возле дома.


Это лишь примеры. Внимательный читатель располагает всей информацией, чтоб самостоятельно наловить в возражениях Щербаково-Карагодиной еще пару вёдер подобного улова.

msannelissa: (Default)
Двое судей сыграли в жмурки-поддавки. Один накосячил, второй сделал вид, что не заметил этого. Это -- Федеральный судья Жарких В.А. в Химкинском городском суде и судья Матошкин С.В. в Московском областном.

Парадокс этот -- сочетание бесстыдства с попыткой придать делу приличный внешне вид -- не перестаёт меня удивлять. Кого они боятся? Не нас явно.

В январе 2015 года потерпевшие были переполнены спесью и самодовольством. Они были уверены, что судьба Ионова А.В. предрешена. На заседание апелляционного суда они не явились.

Возражения законного представителя потерпевшей, риэлтора Щербаковой Н.А., на апелляционную жалобу Ионова А.В. тогда уместились на одной странице. В тот момент риэлторша искренне считала, что этого достаточно.


И вот их же возражения теперь. Их -- поскольку это, на самом-то деле, совместный труд. Всё это написано не Щербаковой, а Карагодиной Н.А., притом что сама Щербакова добавила, разве что, отдельные самые нелогичные пассажи. В целом это не возражения, а упражнения в демагогии. Не знаю, насколько они достойны подробного разбора.





А пока можно сравнить объём.
Теперь обвинители сделали всё, чтобы не казалось, что возразить им было нечего. Это прокуратуре нечего, а Карагодиной и Щербаковой -- очень даже естьчего. Вон же сколько выдали на-гора, целых 12 страниц.

Здесь -- неумирающий расчёт на то, что читать сам текст никто не будет. С точки зрения неправого суда, текст вовсе не должен быть приличным. Ему достаточно относительно прилично выглядеть издали.
К апелляционному постановлению и к самому приговору это тоже относится.


Гром гремит, земля трясётся... Риэлтор Щербаквоа Н.А. несётся верхом на адвокате Карагодиной Н.А.
msannelissa: (Default)
Сегодня покажу документ, ещё не публиковавшийся. Это -- Приложение к последней апелляционной жалобе Ионова А.В. Речь как раз идёт о постоянных и последовательных показаниях потерпевшей, запутавшейся в собственном вранье.

Подсудимый хотел и мог сказать так много, что его апелляция получалась несоразмерно длинной. Тогда он разбил её на части, выделив самое существенное, а из всего остального сделав Приложения, которых получилось пять.

Вот одно из них, посвящённое только показаниям потерпевшей.
Удивительно, что и Щербакова Н.А., и Карагодина Н.А., и судья Матошкин С.В. это читали. Мнение судьи по данному поводу мы уже видели в предыдущем посте.

ещё 3 страницы )
msannelissa: (Default)
Вот и пришла пора ознакомить широкую читающую публику с шедевром.





Это новый уровень бесстыдства. Называть вот эти показания постоянными и последовательными в последнее время не решалась даже адвокат Карагодина Н.А. Но судья Матошкин С.В. назвал – причём без малейшего стеснения.



Слов пока нет. Одни ссылки.
Невероятные похождения Кати Щербаковой
Катя Щербакова и результат экспертизы
Катя Щербакова на суде у Морозовой Е.Е.
Пять половых актов
Трое трусов

продолжение следует...


msannelissa: (Default)
Статья 389.7 Уголовно-процессуального Кодекса России требует, чтобы суд, постановивший приговор или вынесший иное обжалуемое решение, извещал о принесенных апелляционных жалобе, представлении лиц, указанных в статье 389.1 настоящего Кодекса, если жалоба или представление затрагивает их интересы, с разъяснением права подачи на эти жалобу или представление возражений в письменном виде, с указанием срока их подачи и направлял им копии жалобы, представления, а также возражений на них.

При подготовке к вынесению первого неправосудного апелляционного постановления по рассматриваемому делу, которое состоялось 26.02.2015 года, суд на это требование закона, не заморачиваясь, плевал.

Теперь к делу привлечено внимание, что уже не позволяет суду орудовать так тупо. Приходится хитрить и ловчить. Но это коррумпированные чинуши тоже умеют.



28.06.2016 года было вынесено апелляционное постановление печально известного судьи Матошкина С.В., а 30.06.2016 г. осуждённому были вручены два пухлых конверта с возражениями риэлтора Щербаковой Н.А. на его апелляционную жалобу и на апелляционную жалобу адвоката. По почтовым штемпелям и исходящей дате замечательно видна история отправки обоих документов:
22.04.2016 -- поданы возражения законного представителя потерпевшей Щербаковой на апелляционную жалобу адвоката Горина;
12.05.2016 -- поданы её же возражения на апелляционную жалобу оболганного ею Ионова;
09.06.2016 г., как мы помним, имеет место первое заседание апелляционного суда, на котором рассмотрение дела отложено;
25.06.2016 г. отправлены оба письма;
28.06.2016 г. снова заседает суд и выносит апелляционное постановление;
и вот,
30.06.2016 года осуждённый получает возражения на свою апелляционную жалобу. Но они ему, по расчётам хитроумных обвинителей. уже не нужны, поезд ушёл.


Где же находились оба документа в течение почти полутора месяцев -- с 12.05.2016 по 25.06.2016? Почему они не были отправлены адресатам? Потому что так судье Жарких захотелось?
Ну а почему нет? В приведённой выше статье 389.7 УПК про сроки извещения заинтересованных сторон ничего не сказано, правда?
Значит, это не нарушения закона, а так, мелкие шалости.
Или вообще случайность.
Но случайность тут -- маловероятна, потому что с возражениями химкинского прокурора на апелляционную жалобу адвоката Михаила Горина почему-то вышла точь-в-точь та же история.

Но тогда я вижу здесь парадокс.
С одной стороны, суд вновь продемонстрировал, до какой же степени ему плевать на закон и здравый смысл. Ничего-то он не боится и ничто ему не указ. Судья Жарких закрывает глаза на подтасовки и явные признаки фальсификации в деле, с младенческой наивностью верит потерпевшим, попирает конституционные права осуждённого и делает вид, что всё в порядке.
Но одновременно, с другой стороны -- тот же судья идёт на мелкие, дешёвые хитрости в духе недоросля, боящегося порки.

Чего уж там так испугались судьи Жарких В.А. и Матошкин С.В.? Неужели того, что пострадавший по делу инженер Ионов А.В. и его адвокат Горин ознакомятся с возражениями обвинителей на свои апелляционные жалобы до суда?

msannelissa: (Default)
Вот этот документ.
Изложенное в нём в основном не ново. В нём говорится о тех же нарушениях закона, допущенных Химкинским судом, которые рассматривались в этом журнале. Здесь лишь своего рода обзор, подведение итогов.


вся апелляция ) Предусмотренных законом возражений на свою апелляционную жалобу со стороны государственного обвинителя Солохиной и потерпевшей Щербаковой обвиняемый не получил.
msannelissa: (Default)
В возражениях прокурора Солохиной О.В. на апелляцию адвоката Горина есть 2 (два) момента, когда подружка потерпевших -- и по совместительству государственный обвинитель -- не была голословна, а попыталась включить хоть какую-то логику.

Первый момент касается протокола забора образцов для сравнительного исследования, а второй -- протокола выемки Трусов Потерпевшей.
Оба документа имеют ключевое значение для обвинения, и оба вызывают сомнения в части дат. Здесь и там защита имеет к обвинению вопросы, на которые так и не был получен ответ.
В качестве ответа на первый вопрос обвинение попыталось использовать показания перепуганного фельдшера химкинской подстанции Скорой помощи Багровой Е.А., которая так и не вспомнила, где и что подмахнула три года назад по просьбе взяточника-следователя. В этом месте Солохина О.В. делает хорошую мину при плохой игре и притворяется, будто бы слова несчастного фельдшера доказывают подлинность протокола, хотя фактически дело обстоит ровно наоборот.

Посмотрим теперь повнимательнее на второй документ. Вопрос, поднятый в апелляции Горина, состоит в следующем.



иными словами, представитель потерпевшей Карагодина Н.А. не могла участвовать в составлении протокола выемки 2-х женских трусов, который был якобы составлен 18.01.2013 г., поскольку, согласно своему ордеру, вступила в дело только 14.02.2013 г.

Напомню, что пишет по этому поводу Солохина О.В.: Довод стороны защиты о том, что представитель потерпевшей -- адвокат Карагодина не могла участвовать при составлении протокола выемки от 18.01.2013, так как она вступила в дело (согласно ордеру) 14.02.2013 г., не основан на законе.
Так, в соответствии с ч.1 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В то же время ст. 45 УПК РФ, регламентирующая процессуальное положение представителя потерпевшего, не предусматривает для представителя потерпевшего наличия ордера, а лишь ходатайство потерпевшего.


Вот эта статья. В ней действительно не говорится ничего об ордере представителя потерпевшего.
Что ничуть не снимает вопросов, продиктованных здравым смыслом.
Ведь если для участия Карагодиной в процессе её ордер был не обязателен, то зачем она его предъявила и 14.02.2013 г. приобщила к делу?
Более того, если вы поверили и решили, что Карагодина участвует в уголовных процессах без ордера, то вы ошибаетесь. Как бы ни было велико желание помочь ребёнку отомстить, адвокат Карагодина Н.А. без ордера всё-таки не работает.
И данный процесс -- не исключение.

Карагодина Н.А.: тоска и месть. Фото из открытых источников.

Да и вообще, много ли вы видели таких адвокатов, которые, не имея ордера, помчались бы участвовать хоть в каком угодно процессуальном действии просто так, из любви к искусству? Думаю, что не больше, чем грязных трусов, которые хранятся в семье риэлтора Щербаковой Н.А. 6 (шесть) месяцев и не начинают, простите, вонять.

И не бросилось ли вам в глаза, наконец, соответствие этих сомнительных дат: 15 января 2013 года -- протокол несостоявшегося забора крови, 18 января 2013 -- протокол якобы выемки несуществующих Трусов?

Мне кажется уже совершенно очевидным, что ни одной, ни другой процедуры в январе 2013 года не проводилось. Точно так же, как и никаких трусов в чемодане никто не находил. Скорее всего все названные документы были состряпаны вместе с экспертизой в апреле-мае 2013 года.

Было бы, конечно, ещё забавнее, если бы протокол выемки Трусов датировался тем же 15-м января. Но следователь Дорошенко, видимо, всё же попытался придать своему творчеству некое внешнее правдоподобие.


 
msannelissa: (Default)
Ещё одно документальное уточнение. Показания фельдшера Багровой не могут не навести на одну простую мысль:
Если поднять архив там, мне был дан наряд, не просто так туда я приехала...
А и в самом деле.
Подняли



Было ли это заранее известно химкинской прокуратуре? Скорее всего, да. По всей вероятности, запрос был послан без малейших опасений. Видимость расследования дела прокуратурой создана, а результат -- ещё два листа ни о чём, которые хоть ничего и не подтверждают, но, слава Прокурорскому Богу, и не опровергают.

Вот ведь, например, наличие кворума в момент выемки Трусов Потерпевшей прокуратура не пытается проверить, хотя чего проще – спросить своих собственных, родных химкинских следователей? Ведь журнал учёта посещений в Химкинском СО ведётся строго. И охранник на вахте суров – мышь не проскочит. И защита столько раз указывала на сомнения в подлинности протокола, что Солохина, Карагодина и суд даже попытались создать видимость ответа.
Например, это говорила Карагодина в прениях. )
Что бы стоило запросить у следователей выписку из журнала учёта посещений от 18.01.2013 и поискать там фамилии Карагодиной Н.А., Абакарова М.А., Аликберова М.Р., двух Щербаковых? Но прокуратура даже не пытается этого сделать. Вероятно, причина в том, что журнал ещё хранится, и проверка сразу показала бы очередной подлог, совершённый следствием.
 
msannelissa: (Default)
Вот ещё и такое чудо в деле имеется. На этот документ ссылается адвокат Горин в своей апелляционной жалобе.



Документ относится всё к той же загадочной процедуре забора образцов для сравнительного исследования. Снова та же злополучная дата 15 января 2013 года, когда обвиняемый ни со следователем, ни с фельдшером не встречался. Последнее подтверждено справками из СИЗО-12, одна из которых дана специально по запросу Московского областного суда. Не верить этим справкам уж точно нет оснований.

Но оказывается, что в этот же день следователь ещё и с постановлением своим, якобы, обвиняемого ознакомил. На сей раз, для разнообразия, Дорошенко Н.В. пишет, что обвиняемый от подписи будто бы отказался.
Да уж.
Если отказался здесь, то сам протокол забора образцов почему подписал?
И как отказался-то -- по телефону, что ли?
Но ведь даже подписи каких-то понятых на документе есть, хотя и без паспортных данных. Может быть, это сокамерники обвиняемого?

По версии сучьи Жарких В.А. -- перед нами снова техническая ошибка, только вот неясно, в чём же она состоит. Вероятно, загадочной технике можно всё: путать фамилии, вписывать от руки фальшивые даты. В УПК России мне пока не удалось найти ни определения понятия технической ошибки, ни нормы, регламентирующей количество допустимых технических ошибок в уголовном деле.
Ну а что, опечатки вездесущи, они есть даже в этом журнале. Целишься в одну клавишу, а попадаешь в другую. И бороться с этим невозможно, да и не всегда хочется. Техника, она такая техника…

msannelissa: (Default)
Согласно п.7 ст 389.УПК РФ Химкинский суд направил нам копию возражений прокурора Солохиной О.В. на апелляционную жалобу адвоката Горина. Данный документ приводится ниже.





Как нетрудно видеть, подружка риэлтора Щербаковой Н.А. вновь и вновь на все лады повторяет свои голословные утверждения, трескучие фразы, умалчивания и бессовестное враньё. Ничего нового. Но привыкнуть к этому уровню цинизма, наверное, невозможно.

… Выдвижение Ионовым А.В. различных противоречивых версий…. чёрт побери, каких именно? Ионов А.В. внёс в свои показания одно и только одно уточнение, которое впоследствии оказалось существенным. В суде было подробнейшим образом рассказано, почему и как он это сделал. Этим -- в отличие от потерпевшей, менявшей показания постоянно! -- всё и ограничилось. Так где же, когда, какие различные противоречивые версии выдвигал Ионов А.В.?
… любыми способами избежать уголовной ответственности… Не любыми, простите, а всеми, предусмотренными законом! Достижение цели любыми способами выглядит иначе. И что удивительного Вы, Солохина О.В., находите в желании человека защититься от ложного обвинения?

Интересно здесь другое. Посмотрите на исходящую дату документа, и на почтовый штемпель.


Где это письмо пребывало в период времени с 20.04.2016 г. по 27.05.2016 г.?
Пять недель. Но это не претензии к почте. Для этого и выложены два штемпеля. По почте письмо шло четыре дня. Что же получается? Один человек пишет аброкадабру, другой держит эту абракадабру более месяца. Кто эти люди? Связаны ли они
договорённостью?;
или сговором?
Ответа пока нет,
есть только вопросы...
Однако,
надо отдать должное Химкинскому городскому суду и Химкинской прокуратуре. Перед назначением первого апелляционного суда по этому делу, в январе 2015 года, возражения прокурора вообще не достигли обвиняемого. Много позже, при ознакомлении с делом, мы нашли их неотправленными ...

рисунок Евгения Крана

 
msannelissa: (Default)
Первая - по этому делу -- была подана в 2015 году.
С тех пор много воды утекло и немало исписалось бумаги. Вот и новая апелляционная жалоба -- теперь уже второго -- или третьего? -- витка процесса.
Комментариев пока не будет. Этот документ говорит сам за себя.



msannelissa: (Default)
Рассмотренный ранее протокол получения образцов для сравнительного исследования, послуживший формальной причиной отмены приговора от 18.12.2014, примечателен не только странной датой. На нём ещё и стоят поддельные подписи обвиняемого.
Именно по этому поводу обвиняемый заявлял ходатайство о назначении судебно-технической экспертизы документа (т.2 л.д. 160-161), в удовлетворении какового ходатайства судья Жарких В.А. отказал.
После этого судья и заявил, без малейшего стеснения, что факт подделки подписи объективных подтверждений не имеет. И не возразишь ведь. В самом деле не имеет -- поскольку в экспертизе самим же судьёй и отказано.

Однако подделка видна и так, невооружённым глазом. Достаточно внимательно разглядеть документ.
Причём любопытно то, что подделаны только подписи на втором листе документа. На первом подпись Ионова подлинная. Почему? Пока не берусь угадывать. Но вот факты.

Во-первых,  на первом листе рядом с подписью -- собственноручно написанная фамилия обвиняемого. А вот на втором фамилию обвиняемого написал следователь. Это видно -- почерк Ионова сильно отличается от почерка следователя Дорошенко.
Но это по меньшей мере нелогично! Если обвиняемый написал свою фамилию, расписавшись на первом листе протокола, то почему не написал на втором?

Во-вторых, есть старый и надёжный народный способ выявления поддельной подписи. Да, техническую экспертизу он не заменит. В смысле том, что доказательством для суда не является. Но зато он очень нагляден. Как он работает? А вот посмотрите.

Для примера я взяла подпись другого фигуранта данного дела -- риэлторши Щербаковой Н.А.
Вот две её подписи, одна из которых поддельная:

а вот ещё несколько. Теперь видно? )

Profile

msannelissa: (Default)
msannelissa

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios