msannelissa: (Default)

В апреле 2015 года этот журнал появился как акт отчаяния. C тех пор мы пережилимногое.Всплескнадежды,разочарование, и новое отчаяние, глубже прежнего.Мы многому научились. Мы нашли, наконец, ответы на многие вопросы.Что неудивительно -- дело надолго заменило нам.работу, увлечения, спорт, искусство… всю жизнь.Мы расстались с верой в законность и в справедливость. Смешно было верить? Но мы верили. Особенно после того, как первый приговор был отменён Московским областным судом. Мы не понимали тогда смысла этого шага. Нам казалось, что ещё немного -- и правда будет восстановлена. Справедливость восторжествует. Как же наивно это было!А дело-то шло своим чередом, по отработанной схеме. По Хронике (см. выше) можно проследить, как схема воплощается на практике. Она, без сомнения, имеет варианты, но в главном подобные дела похожи.Вот схема того, как гражданина делают преступником и осуждают. Чтобы угодить под неё, достаточно оказаться не в то время не в том месте. Это отработанная методика. Следствие, прокуратура и суд ведут в ней каждый свою партию.
Шаг 1. Предназначенный в жертву гражданин берётся под стражу по обвинению в особо тяжком преступлении -- изнасилование, убийство и т.п.
Такое обвинение позволяет принять к человеку самые жёсткие меры: изоляция, лишение самых необходимых вещей, обыски в жилище, давление на семью. Иногда побои и пытки, но это не обязательно (в нашем случае не было, например).
Такое обвинение повергает человека в шок, лишает способности защищаться. Гражданин буквально не может поверить, что этот ужас происходит с ним.
Шаг 2 )
Шаг 3 )
Шаг 4 )
Шаг 5 )
Шаг 6 )

Зачем всё это нужно?
Вопрос, над которым я думала все эти годы. Кто такой этот инженер Ионов? Он не диссидент, не враг государства. Он не был так богат, чтобы привлечь хищников. Страдания бесноватой риэлторши Щербаковой Н.А. -- не в счёт, они послужили только поводом закрутить дело… Но Ионов и не хитрый преступник, которого нужно было любой ценой осудить. Он даже вообще не преступник. Так почему?

Лишь теперь я наконец поняла, что дело не в личности Ионова. Дело в том, что армии следователей, прокуроров и судей нужны преступники. Это их работа, их хлеб. Иначе зачем бы они существовали, занимая тёплые места? Им необходимо ловить и осуждать всё большее количество людей -- причём наиболее желанны приговоры по статьям тяжким. Особенно когда это совпадает с кампанией по борьбе с каким-то видом преступлений. Так, в 2012 году были необычайно востребованы маньяки-педофилы. А откуда было их взять?

Это как ловцы бродячих собак, которые теперь почти исчезли. Помните о них? Они часто воровали собак домашних. Потому что дикую собаку -- ещё поди поймай. И найди. Да она ещё и укусит. И заразит чем-нибудь. А домашние -- ласковые, чистые, доверчивые, сами подойдут, лишь бы хозяин на минуту отвернулся. Да и шапки из них были красивые, без рубцов и проплешин... Теперь не то время. Теперь так с собаками почти не поступают. Зато так поступают с людьми.

Что нам остаётся?
Суд Божий. Суд людской.
В этом журнале подробно изложено всё фальшивое дело. Каждый наш вывод обоснован.
Убедиться в невиновности инженера Ионова А.В. может каждый желающий.
Это не популярный журнал. Его цель -- всего лишь дать доступ к информации. Если что-то упущено, то мы готовы на любые дополнительные пояснения. Мы ждём любых вопросов. Здесь приветствуются любые. даже анонимные, комментарии, лишь бы они были корректны и содержали вопрос по существу.
Но вопросов нет… Лишь поддержка друзей, знакомых и незнакомых. До сих пор не слышала я ни одного дурного слова. Без сомнения, появись тут грубые, провокационные, бессмысленные комментарии троллей -- я бы их убрала. Но нет. Ничего подобного не было здесь за все прошедшие месяцы!
Только удивительная тишина со стороны потерпевших, прокуратуры, следственного отдела и суда. Множество вопросов, заданных им, остаются здесь без ответа.
Им нечего сказать.
Тёмные дела совершаются во мраке.
Причём самый тёмный час -- перед рассветом. Когда же придёт рассвет?

Храни Бог несправедливо осуждённых и их защитников!

Starting this blog in April, 2015, we were desperate. Since then, we have experienced a splash of hope, then disappointment, then deeper despair. We have learned much. We have finally found answers to many questions. This is no wonder. Four years of our life were totally absorbed by the fabricated Criminal Case. We had the Case instead of our job, instead of our hobby, instead of sports and instead of art.

We have lost our trust in justice. It may sound funny but we still had had some. At the moment when the first wrong sentence was vacated by Moscow Regional Court we had an illusion that the fair solution was near. We did not know the true intent of that exercise. How naive we had been!

Meanwhile the Case moved on, according to it’s well-perpetrated scheme. The Chronicle (see post above) shows how the scheme works in practice. Cases may differ in details but their base is the same.

Anyone can be framed-up this way. To be smashed by this scheme, it is enough to show up at the wrong place at the wrong time. Prosecutors, judges and criminal investigators play each their own track in it. Here below is the scheme itself.

Step 1 )
Step 2 )
Step 3 )
Step 4 )
Step 5 )
Step 6 )

What for?
This is the question I have been thinking over for nearly two years. Who on Earth this Alexandr Ionov is? He is not a dissident. He is not an enemy of the state. He had never been wealthy enough to attract predators. Sufferings of mad real estate agent Natalja Scherbakova did not mean much, but were used as occasional reason to start frame-up process… He had never been a cunning criminal that avoids justice. He had never been a criminal at all. So why?

Now I know. In this whole story there was nothing personal against Alexandr Ionov. The thing is that the army of judges, investigators and prosecutors need people to be accused and jailed. This is their job. This is their money. More prisoners -- more job and more money! People accused of particularly serious crimes are most valuable, especially when a campaign is held against some definite kind of crime. For example, in 2012 there was a great need for pedophilles and child abusers. So where could they be taken from?

It reminds me of dog-catchers of old. Their job was to catch and kill stray dogs, but they much preferred to steal home pets instead. This was much easier. It is a really hard job to find and catch a stray dog. It can bite and infect the catcher. Pet dogs are tame, trusting, clean and healthy. Any of them is very easy to catch, provided  the master has turned away for a moment. Nowadays dogs are not treated this way. Treated this way are people.

What is left for us?
Public opinion and Lord’s justice!
In this blog we have published all the most important case materials with our comments. There are enough details here to make reasonable conclusions. The accusation is fabricated. The man is innocent. It can be easily seen from documents published here.
Perhaps it is not pleasant reading. It is not a popular blog. Not anyone will know. But anyone.must have possibility to know! If anything still seems not clear, we are ready to answer any questions. Any comment is welcome. The blog is open for anonymous comments too.
But strange as it is, up to now there are no comments from the opposite side. No answers are given to our numerous questions. Judges, prosecutors, investigators mentioned here keep silence for more than 17 months!
They have nothing to say. There is no reasonable explanation of what they have done.
Darkest deeds are committed in darkness.
The darkest hour comes before dawn, people say.
How soon will we see the light?

msannelissa: (Default)

Оказывается, 9 декабря отмечатеся Всемирный День Борьбы с Коррупцией. Хотя в нашей современной реальности так и хочется назвать его Днём Коррупционера.
Без сомнения, данный журнал не может оставить такой актуальный праздник без внимания. Ведь коррупция -- не просто всё, что  связано с взятками. В понятие коррупции входит создание схем, отлаженных механизмов, подменяющих государственные интересы -- интересами чиновничьих группировок. Именно к такому типу коррупции и относится механизм фальсификации уголовных дел вместо добросовестной работы по раскрытию преступлений. С этим-то явлением мы и столкнулись. Не оно ли носит название системной коррупции -- самой вредносной и сложно раскрываемой из всех видов коррупционных преступлений?

Наши поздравления! )

Как же без картинки. Обратите внимание, тут и мышь и всемирный день борьбы.





Не шоу

Dec. 2nd, 2016 10:12 am
msannelissa: (Default)
 
Накануне нашими компетентными органами было получено пренеприятнейшее известие. Оказалось, что Президент России не одобряет новомодное шоу, подготовленное Следственным Комитетом под актуальным слоганом Борьба с коррупцией.
То есть, собственно, борьба с коррупцией как стояла на повестке дня, так и стоит. Но вот шоу под таким названием – не прокатило.
Печалька.
А так всё хорошо начиналось. Разработана целая методика сочинения уголовных дел. Отлажена на сотнях (или уже тысячах?) безвинно осуждённых граждан. Ангажирована пресса. Спецэффекты, свет, инвентарь, маски-шоу, музыка, афиши – всё наготове. Упакован в самом лучшем виде теперь может быть кто угодно – хоть правозащитник, хоть музыкант, хоть министр. И статья любая. Нужны педофилы – пожалуйста. Мошенники – сколько душа пожелает. Потребовались теперь коррупционеры – с превеликим удовольствием! Можно для достоверности пожертвовать даже кем-то из коллег. Кто сказал, что крысы не сдают своих? Если надо – не только сдают, но даже едят.

Чем же отличается огласка от шоу?
Нас ведь могут упрекнуть в том же самом.
Из такого гладкого сфабрикованного дела устроили цирк.
Адвоката Карагодину нарисовали.
Протоколы присвоения ну то есть, выемки вещественных доказательств на свет Божий выложили.
Показания «потерпевших» Щербаковых сравнили между собой,
а кто просил? Весь расчёт жуликов в погонах из города Химки был на то, что никто уголовное дело читать не станет. А тут вдруг такая незадача. Безобразие. Разве нет?


Но на самом-то деле шоу прямо противоположно честной огласке.
Непременный атрибут шоу – пыль в глаза, дымовая завеса, оглушительная музыка, световые эффекты.
Истина за всем этим даже не просматривается. Чьи деньги? Откуда? Где доказательства? Какова версия обвиняемых? Что вообще там произошло? Нет ответов, да и быть не может, на стадии предварительного-то следствия. Новости мелькают и гаснут, как искры. В цельную картину они не складываются. Но тогда для чего они нужны?

Тут ведь как – либо полная и честная огласка уголовного дела до конца, до мельчайших деталей (как в этом журнале, например) – либо уж режим молчания. Хуже полуправды вообще нет ничего. Но именно ею «борцы с коррупцией» и взялись кормить широкую публику!

Напомню. Фальсификаторам и продажной прессе на заметку:
У нас, к сожалению, стало практикой поднимать информационный шум вокруг так называемых резонансных случаев. И нередко этим грешат сами представители следственных, правоохранительных органов. Хочу обратить, уважаемые коллеги, ваше внимание на это и сказать, что борьба с коррупцией – это не шоу, она требует профессионализма, серьёзности и ответственности, только тогда она даст результат, получит осознанную, широкую поддержку со стороны общества.
(из Послания Президена России В.В.Путина Федеральному Собранию 1 декабря 2016 года) 
 

Не шоу

Dec. 2nd, 2016 05:17 am
msannelissa: (Default)
Накануне нашими компетентными органами было получено пренеприятнейшее известие. Оказалось, что Президент России не одобряет новомодное шоу, подготовленное Следственным Комитетом под актуальным слоганом Борьба с коррупцией.
То есть, собственно, борьба с коррупцией как стояла на повестке дня, так и стоит. Но вот шоу под таким названием – не прокатило.
Печалька.
А так всё хорошо начиналось. Разработана целая методика сочинения уголовных дел. Отлажена на сотнях (или уже тысячах?) безвинно осуждённых граждан. Ангажирована пресса. Спецэффекты, свет, инвентарь, маски-шоу, музыка, афиши – всё наготове. Упакован в самом лучшем виде теперь может быть кто угодно – хоть правозащитник, хоть музыкант, хоть министр. И статья любая. Нужны педофилы – пожалуйста. Мошенники – сколько душа пожелает. Потребовались теперь коррупционеры – с превеликим удовольствием! Можно для достоверности пожертвовать даже кем-то из коллег. Кто сказал, что крысы не сдают своих? Если надо – не только сдают, но даже едят.

Чем же отличается огласка от шоу?
Нас ведь могут упрекнуть в том же самом.
Из такого гладкого сфабрикованного дела устроили цирк.
Адвоката Карагодину нарисовали.
Протоколы присвоения ну то есть, выемки вещественных доказательств на свет Божий выложили.
Показания «потерпевших» Щербаковых сравнили между собой,
а кто просил? Весь расчёт жуликов в погонах из города Химки был на то, что никто уголовное дело читать не станет. А тут вдруг такая незадача. Безобразие. Разве нет?


Но на самом-то деле шоу прямо противоположно честной огласке.
Непременный атрибут шоу – пыль в глаза, дымовая завеса, оглушительная музыка, световые эффекты.
Истина за всем этим даже не просматривается. Чьи деньги? Откуда? Где доказательства? Какова версия обвиняемых? Что вообще там произошло? Нет ответов, да и быть не может, на стадии предварительного-то следствия. Новости мелькают и гаснут, как искры. В цельную картину они не складываются. Но тогда для чего они нужны?

Тут ведь как – либо полная и честная огласка уголовного дела до конца, до мельчайших деталей (как в этом журнале, например) – либо уж режим молчания. Хуже полуправды вообще нет ничего. Но именно ею «борцы с коррупцией» и взялись кормить широкую публику!

Напомню. Фальсификаторам и продажной прессе на заметку:
У нас, к сожалению, стало практикой поднимать информационный шум вокруг так называемых резонансных случаев. И нередко этим грешат сами представители следственных, правоохранительных органов. Хочу обратить, уважаемые коллеги, ваше внимание на это и сказать, что борьба с коррупцией – это не шоу, она требует профессионализма, серьёзности и ответственности, только тогда она даст результат, получит осознанную, широкую поддержку со стороны общества.
(из Послания Президена России В.В.Путина Федеральному Собранию 1 декабря 2016 года)

msannelissa: (Default)
 

Вот мой комментарий к петиции из предыдущего поста -- краткое изложение всего происшедшего с нами.
Само собой, собственную петицию мы тоже составили. Её тоже можно подписать.


К выводу о том, что уголовное дело против моего друга и будущего мужа сфабриковано, я пришла путём сличения и анализа документов. Я была в шоке от невероятного количества подтасовок в приговоре. Суд буквально называл чёрное белым, а белое чёрным. Граждане, показания которых приводились как свидетельские, ничего не видели и говорили что-то, абсолютно ничего не доказывающее. К делу приобщались какие-то вещи, которые ровным счётом ничего не значили, экспертиза их не проводилась, тем не менее протокол выемки считался доказательством виновности обвиняемого. Потерпевшие рассказывали такое, чего физически не могло происходить. Мне стало понятно, что материалов дела никто не читал. В тот момент я горячо надеялась, что приговор будет отменён вышестоящим судом. Как и все мы, я выросла с верой в защиту государства. Мы поженились уже после вынесения приговора. Мы же были законопослушны, позитивны, невиновны, как мог суд не оправдать нас? Я была уверена, что наше дело -- это ЧП, результат халатности и судебной ошибки. Смешно вспомнить, да и глупо, конечно же, но ведь мне действительно казалось, что вот сейчас Бастрыкин схватится за голову, прокурор Чайка всплеснёт руками – стоит только внятно и обоснованно результаты наших изысканий изложить.

С этого момента прошло ещё два года. В общей сложности мой муж выдержал более 50 заседаний судов разных инстанций. В нашей коллекции два приговора, несколько апелляционных постановлений и многие десятки отписок. Всё это время мы продолжали тщательный разбор материалов дела. Мы находили всё новые доказательства его фальсификации. Стало очевидно, что следователь и двое экспертов совершили должностное преступление -- фальсификацию вещественного доказательства. Прокуратура города Химки, где всё произошло, покрывала это преступление, а суды пытались придать сфабрикованному делу видимость законности. То упорство, с которым чиновники и поныне игнорируют все доводы здравого смысла, показало нам – ничего уникального в нашем деле нет. Это не ЧП и не случайная ошибка. Мы попали на отлаженный людоедский конвейер, где следствие, прокуратура, суды и ФСИН закручивают каждый свои гайки. Вся эта взбесившаяся система не имеет ничего общего с правосудием. Суть её «работы» – целыми семьями уничтожать граждан России.

Мы прибегли к последнему средству. Надежд на защиту государства больше нет. Все средства исчерпаны. Мы убедились -- для людоедов в погонах и мантиях закон не имеет значения. Суд, конечно, пытается создать видимость доказанности обвинения, но, когда доказать не получается – это для него не беда. Тогда закон спокойно отодвигают в сторону. «Так сойдёт!» -- говорит судья и выносит обвинительный приговор. И мы занялись выкладыванием дела в открытый доступ. Суд общественности выше продажного официального суда! Пусть мы беззащитны перед властью. Но любой желающий может сам прочесть материалы уголовного дела и убедиться в полной невиновности инженера Александра Ионова.

Нам абсолютно нечего скрывать. Разве тот, кто виновен, станет рассказывать всё без утайки и выкладывать в интернет? Вы видели потерпевших, прячущих свои физиономии? Обычно так ведут себя обвиняемые, но здесь всё наоборот. Не потому ли, что преступники обвинили, судили и осудили невиновного?

Сейчас наши публикации замалчивают. Мы готовы публично ответить на любые вопросы, только нам их никто не задаёт. Мы публично задали множество вопросов Химкинскому суду, Московскому областному суду, прокуратуре и следственному отделу города Химки, а также потерпевшим. Но нам не отвечает никто. Пресса также делает вид, что нас не существует. За полтора года в нашем ЖЖ не появилось ни одного комментария с их стороны. Плюй в глаза – Божья роса!

Мы благодарим вас за эту петицию. Вам не нужно объяснять, что это такое – много месяцев наедине с жутким обвинением. Когда каждый день живёшь, как последний. Когда смотришь на мирную жизнь через стекло. Твоя прежняя работа, отдых, учёба, путешествия, спорт, искусство – бесконечно далеко. Словно ты на войне. Или это и есть война? Каждый день мучительно думаешь: почему же это случилось именно с тобой? И как будто вправду виноват в чём-то. В таком горе сложно смотреть по сторонам. Социальные связи рвутся. Это на руку судьям и следователям, которые при фальсификации дел используют одни и те же схемы. Они называют себя служителями закона, но сами при этом тупы, как мошенники. Как и у мошенников, их схемы эффективны, обкатаны на множестве эпизодов, учитывают психологию людей. Застигнутые врасплох обвинением, невиновные неопытные граждане и их родственники в шоке ведут себя похоже Но попробуйте повести с себя с мошенниками нестандартно. Они растеряются и не смогут адекватно отреагировать. У них просто нет других схем! Это ещё одна причина, почему я приглашаю к себе в журнал. Мы разобрали пока только одно сфабрикованное дело, но очень подробно. Нужно не замыкаться в себе, а обмениваться опытом. Это может многим помочь.

Спасибо за внимание. Петицию подписала.

 
msannelissa: (Default)

Вот мой комментарий к петиции из предыдущего поста -- краткое изложение всего происшедшего с нами.
Само собой, собственную петицию мы тоже составили. Её тоже можно подписать.


К выводу о том, что уголовное дело против моего друга и будущего мужа сфабриковано, я пришла путём сличения и анализа документов. Я была в шоке от невероятного количества подтасовок в приговоре. Суд буквально называл чёрное белым, а белое чёрным. Граждане, показания которых приводились как свидетельские, ничего не видели и говорили что-то, абсолютно ничего не доказывающее. К делу приобщались какие-то вещи, которые ровным счётом ничего не значили, экспертиза их не проводилась, тем не менее протокол выемки считался доказательством виновности обвиняемого. Потерпевшие рассказывали такое, чего физически не могло происходить. Мне стало понятно, что материалов дела никто не читал. В тот момент я горячо надеялась, что приговор будет отменён вышестоящим судом. Как и все мы, я выросла с верой в защиту государства. Мы поженились уже после вынесения приговора. Мы же были законопослушны, позитивны, невиновны, как мог суд не оправдать нас? Я была уверена, что наше дело -- это ЧП, результат халатности и судебной ошибки. Смешно вспомнить, да и глупо, конечно же, но ведь мне действительно казалось, что вот сейчас Бастрыкин схватится за голову, прокурор Чайка всплеснёт руками – стоит только внятно и обоснованно результаты наших изысканий изложить.

С этого момента прошло ещё два года. В общей сложности мой муж выдержал более 50 заседаний судов разных инстанций. В нашей коллекции два приговора, несколько апелляционных постановлений и многие десятки отписок. Всё это время мы продолжали тщательный разбор материалов дела. Мы находили всё новые доказательства его фальсификации. Стало очевидно, что следователь и двое экспертов совершили должностное преступление -- фальсификацию вещественного доказательства. Прокуратура города Химки, где всё произошло, покрывала это преступление, а суды пытались придать сфабрикованному делу видимость законности. То упорство, с которым чиновники и поныне игнорируют все доводы здравого смысла, показало нам – ничего уникального в нашем деле нет. Это не ЧП и не случайная ошибка. Мы попали на отлаженный людоедский конвейер, где следствие, прокуратура, суды и ФСИН закручивают каждый свои гайки. Вся эта взбесившаяся система не имеет ничего общего с правосудием. Суть её «работы» – целыми семьями уничтожать граждан России.

Мы прибегли к последнему средству. Надежд на защиту государства больше нет. Все средства исчерпаны. Мы убедились -- для людоедов в погонах и мантиях закон не имеет значения. Суд, конечно, пытается создать видимость доказанности обвинения, но, когда доказать не получается – это для него не беда. Тогда закон спокойно отодвигают в сторону. «Так сойдёт!» -- говорит судья и выносит обвинительный приговор. И мы занялись выкладыванием дела в открытый доступ. Суд общественности выше продажного официального суда! Пусть мы беззащитны перед властью. Но любой желающий может сам прочесть материалы уголовного дела и убедиться в полной невиновности инженера Александра Ионова.

Нам абсолютно нечего скрывать. Разве тот, кто виновен, станет рассказывать всё без утайки и выкладывать в интернет? Вы видели потерпевших, прячущих свои физиономии? Обычно так ведут себя обвиняемые, но здесь всё наоборот. Не потому ли, что преступники обвинили, судили и осудили невиновного?

Сейчас наши публикации замалчивают. Мы готовы публично ответить на любые вопросы, только нам их никто не задаёт. Мы публично задали множество вопросов Химкинскому суду, Московскому областному суду, прокуратуре и следственному отделу города Химки, а также потерпевшим. Но нам не отвечает никто. Пресса также делает вид, что нас не существует. За полтора года в нашем ЖЖ не появилось ни одного комментария с их стороны. Плюй в глаза – Божья роса!

Мы благодарим вас за эту петицию. Вам не нужно объяснять, что это такое – много месяцев наедине с жутким обвинением. Когда каждый день живёшь, как последний. Когда смотришь на мирную жизнь через стекло. Твоя прежняя работа, отдых, учёба, путешествия, спорт, искусство – бесконечно далеко. Словно ты на войне. Или это и есть война? Каждый день мучительно думаешь: почему же это случилось именно с тобой? И как будто вправду виноват в чём-то. В таком горе сложно смотреть по сторонам. Социальные связи рвутся. Это на руку судьям и следователям, которые при фальсификации дел используют одни и те же схемы. Они называют себя служителями закона, но сами при этом тупы, как мошенники. Как и у мошенников, их схемы эффективны, обкатаны на множестве эпизодов, учитывают психологию людей. Застигнутые врасплох обвинением, невиновные неопытные граждане и их родственники в шоке ведут себя похоже Но попробуйте повести с себя с мошенниками нестандартно. Они растеряются и не смогут адекватно отреагировать. У них просто нет других схем! Это ещё одна причина, почему я приглашаю к себе в журнал. Мы разобрали пока только одно сфабрикованное дело, но очень подробно. Нужно не замыкаться в себе, а обмениваться опытом. Это может многим помочь.

Спасибо за внимание. Петицию подписала.


msannelissa: (Default)
Сегодня на очереди два документа по сфабрикованному делу, рассмотренному в данном журнале. Это -- отписка Химкинской городской прокуратуры и моё новое заявление, по этому поводу, в вышестоящую прокуратуру.
Начало переписки здесь. Напомню, что сличение документов, содержащихся в уголовном деле, наводит на очень сильные подозрения в том, что следователь сфабриковал вещественное доказательство. Ответ Химкинской городской прокуратуры эти подозрения укрепил.
Учитывая, что дело охватывает целый ряд коррумпированных должностных лиц в Химках, 1 сентября 2016 г. я направила своё завление в Генеральную Прокуратуру РФ. Но оттуда письмо спустили в прокуратуру Московской области, а затем -- в те самые Химки. Сами и разбирайтесь!
Классика жанра. Никому же работать не хочется.


В свою очередь, Химкинская прокуратура продемонстрировала искусство демагогии во всей красе. Заявление по существу не рассмотрено. Вместо ответа на поставленные мной вопросы -- нечестные прокурорши кивают на суд. Но причём здесь суд? В заявлении речь не о нём. Никакие решения каких бы то ни было судов я в нём не оспариваю. Ведь кто знает, может быть, у суда имелись другие документы и доказательства, на основании которых он принял законнейшее решение. Разве так не могло быть? Могло! А в письме речь идёт про одну-единственную фальсификацию, которая является преступлением независимо от того, против кого и когда она совершена, повлияла на решение суда или не повлияла. Если повлияла -- так по всей логике это должно только усугублять вину преступника (тяжкие последствия). Закон-то обязателен для всех, даже для следователей.

Размышляя так. я составила новое письмо в Генпрокуратуру, попросив привлечь нерадивых прокуроров из Химок к ответу, а представленные факты всё-таки рассмотреть. Как видно из штампа на документе, процесс запущен по второму кругу. О дальнейших отписках обязуюсь информировать читателей.


msannelissa: (Default)

Лубендопуло * (по мотивам  к/ф "Свадьба в Малиновке" Андрея Тутышкина, 1967 г., СССР)

Продолжаю заниматься возвратом изъятых у нас вещей. Насколько далеко в своей наглости зайдут сотрудники следственного отдела г.о. Химки?

Напомню, часть вещей у Ионова А.В. отобрали при его аресте 1.10.2012 г., а часть летом 2013 г. при обыске автомобиля. Полностью о так называемых «вещественных доказательствах» по делу рассказано здесь.

История наших похождений в поисках пропавшей собственности:
Переписка с прокуратурой, часть 1 и часть 2
Возврат документов следственным отделом
Прямое указание ГСУ СК МО (вышестоящего органа) Химкинскому следственному отделу, которое не выполнено
Моё заявление в полицию о присвоении вверенного имущества, совершённом лицом с использованием своего служебного положения (ч.3 ст.160 УК РФ)

Тем не менее, по состоянию на данный момент нам ничего не вернули. Однако во время моего последнего визита произошла неожиданная встреча. Я там познакомилась с Назаренко Т.В., которая, как оказалось, тоже обивает пороги Химкинского следственного отдела в попытках вернуть вещи. В её случае это вещи осуждённого сына. Тамара Викторовна утверждает, что дело её сына Гибадуллина В.В. сфабриковано, и он невиновен.
Снова дежавю?
Я сейчас не вправе комментировать это. Личный опыт накладывает слишком большой отпечаток на частные мнения. У меня любой приговор сейчас вызывает подозрение, а любой осуждённый – сочувствие.


Так что ограничусь темой следовательского мародёрства. Перед нами ещё один документ. Из него мы видим, что при аресте гражданина Гибадуллина В.В. следователи поживились более существенно, чем в нашем случае. Их добычей стал портативный компьютер и мобильный телефон. Более того, Тамара Викторовна утверждает, что обысков и изъятий было три. Просто остальные два протокола почему-то потерялись при выделении ещё одного дела в отдельное производство и обратно. В результате доблестным сыщикам досталось ещё несколько ценных вещиц, включая видеорегистратор и другую технику. Унесли даже новые, неношеные мужские ботинки в коробке. Оснований не верить пожилой женщине с воспалёнными от слёз глазами у меня нет…
В приговоре, вынесенном Виктору Гибадуллину, нет упоминания об этих вещах. Их не признавали вещественными доказательствами и не приобщали к делу. Это значит, что вернуть их владельцам следовало ещё задолго до вынесения приговора.

В остальном история как две капли воды похожа на нашу. Следственный отдел ничего не возвращает, а как это выглядит – см. вот этот пост, например. Те же «завтраки», увёртки, отсутствие на рабочем месте и обещания позвонить. Кроме того, следователь, участвовавший в этом изьятии -- Горбашов, этот же Горбашов участвовал и в "расследовании" нашего дела N29456, возбужденного 01.10.2012 г. следователем Химкинского следственного отдела Томчиком Сергеем Юрьевичем.Также в деле Гибадуллина принимали активное участие наши старые знакомые, следователи того же Химкинского отдела -- Дорошенко Николай Владимирович и Лубенский Андрей Юрьевич.

Всё это наводит на два вывода.
1. Если следственный отдел вот так принципиально не возвращает никому и ничего, то какой же, простите, бардак должен царить у них в месте хранения вещественных доказательств! Неудивительно, что там ничего потом не найдёшь, даже если очень захочешь.
2. Следователи рассматривают вещи арестованных как прибавку к своему бюджету? Ну а что, почему бы нет? Если они знают наверняка, что подозреваемый будет осуждён, то зачем с ним церемониться? Ни ему, ни его убитым горем родственникам в итоге окажется не до вещей. Скорее всего, о них и не вспомнят. Очень характерный ход мыслей типичного мародёра


.

---------------
Примечание
* Лубендопуло -- художественный персонаж, получившийся скрещением Попандопуло из Одессы и Лубенского Андрея Юрьевича иэ Химок. Справедливости ради, Лубендопуло - Собирательный образ и созданием этого образа авторы никак не хотели дискредитировать Андрея Юрьевича, более, чем он заслужил.

msannelissa: (Default)
Отчаявшись дождаться от Химкинского СО возврата наших вещей, я предприняла стандартный шаг -- обратилась в дежурную часть по поводу допущенного нарушения закона.
Почему нет?
Ведь формально закон обязателен для всех, даже для следователей. Сыщик, присвоивший модную куртку задержанного, ничем не лучше иного гражданина, промышляющего тем же в примерочных магазинов.
Хотя по УК, это разные статьи -- я смотрела.


Полицейские в дежурной части поулыбались, конечно. Наверное, я их повеселила. Хотя заявление приняли по всей форме.
Кстати, это была идея Химкинской прокуратуры. Поначалу я обратилась туда. Но они, прочитав заявление, сказали, что с этим лучше в полицию. Было время, когда нерадивость полиции вошла в поговорку -- они футболили граждан и заявления не принимали. Те времена прошли. Сейчас полиция принимает заявления всегда. Максимум, что может быть -- Вас попробуют вежливо уговорить, но если Вы настаиваете -- значит, примут.
Иногда вместе с заявлением у граждан берут объяснение, иногда нет. Мне кажется, что это зависит от ситуации и перспектив дела.
В любом случае выдаётся вот такой талон:



Посмотрим теперь, под каким предлогом мне откажут в возбуждении уголовного дела. Впрочем, разве дело здесь обязательно? Может быть, следственный орган всё-таки вернёт наши вещи? Меня бы устроила и денежная компенсация. Я бы перевела эти деньги на карту Сбербанка  6761 9600 0227 242360 -- для дальнейшего утешения пострадавшей риэлторши Щербаковой Н.А.


msannelissa: (Default)
Получен ответ из Прокуратуры Московской области. Из него, фактически, уже ясно, что расследовать фальсификацию вещественного доказательства по нашему делу никто не будет.
Это классика.
-- Кто мне писал на службу жалобы? Не ты? Да я же их читал! (с)

Тем и кончилось «рассмотрение» моего обращения в Генеральную Прокуратуру Рф, на которое мне ответили вот этим письмом. И вот


Посмотрите, как в процессе переписки искажён смысл обращения. Вот каким он был:


Вот во что он ненавязчиво превратился в первом ответе


Несмотря на то, что я писала, что

А теперь вот уже – ясное, конкретное преступление превратилось в


Всё понятно?
Особенно фраза "по другим вопросам" загадочна. С какого потолка её взяли? Для чего? Я обращалась ровно по одному, совершенно конкретному, вопросу!
Химкинским дамочкам в погонах осталось всего ничего -- написать, что Ионов А.В. признан виновным (на основании того самого фальшивого доказательства), следовательно, в подлинности доказательства нет оснований сомневаться!

Пусть козёл расследует кражу из огорода капусты, а химкинская прокуратура – фальсификацию вещественного доказательства, которую сама же и покрывает вот уже более трёх лет.

Признаки фальсификации налицо. Они перечислены в письме и собраны вместе. Все эти технические ошибки, загадочные обстоятельства, ложь потерпевших. Да, можно поверить в одну, две, три случайных ошибки. Но когда их – не менее десятка? Когда они – во всех ключевых местах доказательства? Когда их никто не проверил и не исправил? Когда так никто и не объяснил, откуда они взялись?
Таких совпадений не бывает!

Где-где, а в прокуратуре г.Химки всё это известно. Более того, не исключено, что там точно знают – в отличие от нас! – были ли Трусы (см. посты по метке Трусы Кати Щербаковой), как они возникли и куда исчезли.

Тем упорнее они не слышат нас.
Они смотрят сквозь нас




msannelissa: (Default)
Приведённый ниже документ публикую с небольшим опозданием. Он доставлен элетронной почтой в субботу, 1 октября.
Это ответ на моё письмо в Гереральную Прокуратуру РФ, посланное также по элетронке, 18 сентября.
Я пока не о содержании ответа. Содержание увы, стандартное. Я не знаю, даёт ли оно надежду на восстановление законности.
Но сроки!
Для ответа потребовалось 13 дней. И это -- Генеральная Прокуратура России.


Зато Следственный отдел г.о. Химки не отвечает на многочисленные письма и обращения (см. предыдущий пост и ниже по метке тайна трусов Ионова) примерно с лета 2014 года, т.е. более двух лет.
Любопытно, правда?
Насколько же, видимо, химкинские следователи считают себя круче Генерального Прокурора. Не царское это дело -- гражданам отвечать.
msannelissa: (Default)
Кажется, законность приговора Химкинского городского суда от 18.03.2016 г., вынесенного в отношении Ионова А.В., в Химкинском следственном отделе не признают.
В этом их, конечно, было бы невозможно не понять, поскольку приговор гадский.
Чего стоит одно то, что я, жена осуждённого, официально признана привидением.
Но как раз в этой части следователи из СО г.о.Химки приговор очень даже поддерживают. И вообще они его поддерживают -- на словах, конечно.
Только вот, противореча сами себе, не исполняют его в той части, которая к ним относится. То есть в части определения судьбы вещественных доказательств.
Начало истории в предыдущих постах по метке Тайна трусов Ионова. Я уже со счёта сбилась, сколько раз мне уже пришлось заходить, звонить... и не получать вообще никакого внятного ответа.

Продолжая обивать пороги Химкинского СО, я представила себе, как выглядел бы ответ химкинских следователей, если бы мне его дали официально.
Как-нибудь вот так, наверное:

А почему бы нет?
msannelissa: (Default)
Точно в срок, предусмотренный законом, пришёл ответ на моё письмо в Гереральную Прокуратуру России:


Не знаю. Наверное, таким он и должен быть. Только мне казалось, что моё обращение -- не просто в защиту интересов Ионова А.В., но в первую очередь -- в защиту законности, в защиту интересов всех граждан. Совершено коррупционное преступление. Как мне кажется, его стоило бы расследовать в любом случае, независимо от личности того, против кого оно направлено.

И ещё почему-то нет даты документа и входящего номера моего письма (на которое дан ответ). Почему? Письмо намерены потерять?
msannelissa: (Default)

До сих пор, несмотря на прямое указание Химкинского городского суда, вещественные доказательства мной не получены. Хотя, вроде бы, формально дело в очередной раз завершено. Приговор вынесен и даже как бы вступил в законную силу. На нём стоит печать. И в нём ясно сказано, где лежат ставшие ненужными вещественные доказательства и что с ними следует сделать.

Это значит, что Химкинский следственный отдел обязан выдать вещественные доказательства на руки – либо лично законному владельцу, либо представителю, предъявившему доверенность.

Только он их не выдаёт.
Как?
А вот так!
Я уже пять раз навещала Химкинский следственный отдел. У меня взяли заявление с просьбой выдать вещественнее доказательства. Посмотрели на мою доверенность, посмотрели на приговор, и… ничего не дали.
Ищем, говорят. И сколько они будут искать сей злополучный пакет с двумя чехлами с автомобильных сидений – неизвестно.

Я тем временем подведу итог того, как Химкинский суд обошёлся с вещественными доказательствами. Напомню, всего 11 предметов. Читаем приговор и видим следующее:

- брюки джинсовые мужские (1 шт). Протокол выемки – есть, результатов экспертизы – нет, судьба вещ.доказательства судом – не разрешена;
- свитер вязаный (1 шт). Протокол выемки – есть, результатов экспертизы – нет, судьба вещ.доказательства судом – не разрешена;
- футболка (1 шт). Протокол выемки – есть, результатов экспертизы – нет, судьба вещ.доказательства судом – не разрешена;
- чёрные мужские трусы не первой свежести (1 шт). Протокол выемки – есть, результатов экспертизы – нет, судьба вещ.доказательства судом – не разрешена;
- носки тёмно-серые льняные (2 шт; Ионов утверждает, что без дырок!). Протокол выемки – есть, результатов экспертизы – нет, судьба вещ.доказательства судом – не разрешена;
-- куртка мужская – (1 шт). Протокол выемки – есть, результатов экспертизы – нет, судьба вещ.доказательства судом – не разрешена;
-- трусы чёрные женские, будто бы с рисунком белого цвета в виде кошки, скорее всего, совершенно новые и никем никогда не ношенные (2 шт). Протокол выемки – есть, результаты экспертизы – есть, судьба вещ.доказательства судом – не разрешена;
-- чехлы с заднего сиденья автомобиля «Мерседес» -- (2 шт). Протокол выемки – есть, результатов экспертизы – нет, судьба вещ.доказательства судом – разрешена.

Вот такая картина. Чем так дороги наши чехлы следственному отделу и почему химкинские сыщики так боятся с ними расстаться?

И ещё сегодня, в честь наступающего 4-летнего юбилея Дела, я публикую, как выглядели Трусы Кати Щербаковой. Meet it!


msannelissa: (Default)

Так что же вещественные доказательства? Подошла ли их история к концу?
Напомню – всего в этом деле бесследно исчезло 11 предметов, а именно:
-- брюки джинсовые мужские – одни;
-- свитер вязаный – один;
-- футболка – одна;
-- чёрные мужские трусы не первой свежести – одни;
-- носки тёмно-серые льняные (о наличии в них дырок история умалчивает) – двое (одна пара);
-- куртка мужская – одна;
-- трусы чёрные женские, будто бы с рисунком белого цвета в виде кошки, скорее всего, совершенно новые и никем никогда не ношенные – 2 шт.;
-- чехлы с заднего сиденья автомобиля «Мерседес» -- 2 шт.


Ещё 4 предмета, точнее документа, были после долгих мытарств найдены где-то в кабинетах Химкинского СО и возвращены владельцу – Ионову А.В.. Это -- водительское удостоверение Ионова А.В., его служебное удостоверение, талон техосмотра и свидетельство о регистрации ТС (да, именно того самого транспортного средства "Мерседес", в котором так и не было совершено никакого «изнасилования» 15-16 сентября 2012 года).

Ионов А.В. не раз обращался в Химкинский СО, вышестоящий СО, а также в прокуратуру с просьбой вернуть ему остальные вещи. Не вернули. И ничего не ответили, даже несмотря на прямое указание со стороны ГСУ СК России по Московской области. Вот ответ на обращение Ионова в эту организацию.

Никакого уведомления со стороны должностных лиц указанного (т.е. Химкинского) следственного отдела он всё равно не получил.
Мутная история. Непонятная.

С одной стороны, почему Ионов так настойчиво требует вернуть какие-то тряпки, которые у него отобрали 4 года назад? Что такого ценного в носках с дыркой? Подумаешь, потеряли, с кем не бывает!

С другой стороны, а почему вся крысиная… королевская рать прокуроров и следователей г.Химки не может ответить Ионову А.В.? Для них-то что ценного в носках с дыркой? Ну купили б ему новую куртку, свитер, футболку, носки и трусы, вручили бы, извинились – и дело с концом. Раз уж такой бедный этот Ионов (ну а шутка ли, четыре года человек лишён возможности официально работать и зарабатывать – не по их ли вине?). Даже со следовательских зарплат вполне можно было бы скинуться и себе позволить!
Причём примечательно, что где-нибудь в Германии ни того, ни другого вопроса в принципе не возникло бы. Посмотрели бы как на сумасшедших. Законом предписано вещи вернуть – значит, надо вернуть. Всё.
Нет… И даже на взгляд посторонний ясно, что у истории есть подтекст. Ведь не просто вещи пропали, а доказательства по делу. Статья 82 УПК РФ указывает, как следует поступать с вещественными доказательствами. Вероятно, именно поскольку она нарушена, нам и не дают никаких письменных ответов. Молчит химкинский следственный отдел. Молчит и прокуратура г.о. Химки. На днях мы обратились в Химкинский СО по этому вопросу вновь. Приготовив письменное заявление, доверенность и заверенную копию приговора от 18.03.2016 г., с отметкой о вступлении оного в законную силу, где (см. последнюю страницу) сказано:
Вещественные доказательства – два автомобильных чехла, хранящиеся в камере вещественных доказательств СО по г.Химки ГСУ СК РФ по Московской области – выдать по принадлежности Ионову А.В., либо лицу действующего (так в оригинале – А.Ш.) от его имени на основании доверенности.
Думаете, мне их вернули? Как бы не так!
Зато оказалось, что Лубенский А.Ю., следователь по особо важным делам, в данном месте уже не работает. И никто о нём ничего не знает. Кто это такой, вообще?

Так исчез единственный известный мне свидетель (или – соучастник?) таинственной пропажи двух женских трусов чёрных, улыбнувшихся напоследок улыбкой Чеширского кота. А также остальных вещественных доказательств.

Охранник на вахте, не пустивший меня дальше порога, предложил обратиться к заместителю начальника СО, или к секретарю – которые тут же разбежались через окна и двери. Я серьёзно. Замначальника СО при мне ушла через дверь, а секретарь -- даже не знаю в какую дырку, я не видела. Будем считать, что это совпадение. Просто я так неудачно зашла в разгар рабочего дня.

Охранник спросил, не боюсь ли я киллеров. Тем и кончилось наше общение на этот раз.

Стало быть, придётся идти в Химкинский СО снова. Впору принимать ставки, вернут ли хотя бы автомобильные чехлы. И если не вернут, то под каким предлогом?

UPD В состоявшемся телефонном разговоре г-н Лубенский А.Ю. пригрозил мне громким писком судебным иском . Ждём! Аудиозапись могу разместить, если будет интерес со стороны читателей журнала.

 
msannelissa: (Default)

Бандероль из Москвы
10100089853478
Вручено 2 сентября
Получено адресатом
02 сентября 2016, 19:50 103265, Москва
Прибыло в место вручения
02 сентября 2016, 16:20 103265, Москва
Покинуло сортировочный центр
02 сентября 2016, 13:04 111981, Москва
Покинуло сортировочный центр
02 сентября 2016, 05:41 111950, Москва
Покинуло сортировочный центр
01 сентября 2016, 20:37 101000, Москва
Принято в отделении связи
01 сентября 2016, 15:14 101000, Москва
Бандероль c объявленной ценностью 1 руб.361 г
От кого: ИОНОВА А В
Кому: КРАШЕНИННИКОВУ П В


Вот так. Публикую почти без комментария. Полагаю, что разные подробности мы увидим позже
msannelissa: (Default)
В приёмной Генеральной Прокуратуры России меня спросили, что именно меня туда привело. Я честно ответила -- страх.
Мы не из пугливых, вообще-то. Но когда перед тобой масштабы, и когда ясно, что ты стоишь на пути -- как тут не задуматься о давнем, проверенном принципе: нет человека -- нет проблемы.

Увы, я никогда не видела следователя Дорошенко Н.В. А вот с Ионовым он вёл задушевные следовательские беседы. Как-то раз спросил (так и вижу ту самую игуану, заглядывающую в глаза) -- О чём задумались, Александр Владимирович?
Ионов ему ответил: -- О будущем.
-- Что тут думать, --
сказал следователь, -- Приговор. И срок.
-- Сколько?
-- Лет шесть ...

Дорошенко Н.В. не ошибся. Именно шесть лет ему и дали. Он попался на взятке, а дело продолжил другой следователь.

Но история на том не кончилась. Почему дела, которые расследовал следователь-взяточник, не были критически пересмотрены после его ареста и осуждения?
Из характеристик личности Дорошенко Н.В. (да, я обращалась к психологам с данными, которыми располагала) следует, что без подде
ржки он не работал. То есть некая крыша у него должна была быть. Да, это всего лишь предположения. Но вкупе со всем остальным?

У меня в руках нет ничего, кроме документов, с которыми не поспоришь. И ещё умения анализировать. Письмо перед вами.


ещё 4 листа )

Разве не очевидно, что следователем, теперь уже против Ионова А.В., было совершено ещё одно преступление? Но на этот раз у Дорошенко Н.В. были соучастники, которых принято сейчас называть оборотнями в погонах. Их-то нам, по всей вероятности, и следует иметь в виду. Они на свободе. И они опасны ...


Андрей Бузов, Детектив. Отсюда
msannelissa: (Default)
Вернусь к возражениям адвоката Карагодиной Н.А. на наши аргументы.
Мы их очень ждали. Да, они неполны, неточны, изобилуют увёртками и демагогией. Но всё-таки это поинтереснее, чем ничего.

В публикации Место происшествия от 29.05.2015 мы задали вопросы:
1. Каким образом, по каким приметам потерпевшая Щербакова Е.В. опознала место, где стоял автомобиль, с точностью до 0,5 метра (согласно протоколу проверки показаний на месте), в то время как обочина дороги однообразна?
2. Почему потерпевшие и суд твердят про некий Золотарёвский пруд, в то время как никакого пруда там нет?
3. Каковы объективные подтверждения показаний Щербаковой Е.В.?


Вот во что эти вопросы превратились в изложении Карагодиной Н.А. (не забываем про п.1 из Школы лицемерия им. Карагодиной Н.А. – если нечего ответить на вопрос, сделай вид, что не слышал вопроса):

Ионов А.В. подвергает сомнению тот факт, что Щербакова Е.В. смогла указать точно место совершения преступления, так как улица Папанина на протяжении сотен (? – А.Ш.) метров выглядит примерно одинаково
И соответственно ответ:
В отношении места преступления – улица Папанина, Ионов А.В. не учёл того факта, что потерпевшая Щербакова Е.В. выросла в местах совершения преступления и хорошо знала местность, в отличие от Ионова А.В., что позволило ей точно определить, в каком месте они находились.

Всё! Больше по теме о месте происшествия в ответах Карагодиной ничего нет (можно убедиться по документу). Как видим, приметы не названы.
Ответа на вопрос нет.
Вместо этого – капля дешёвой беллетристики: Ионов А.В. не учёл, что… В общем, враг не ведал, дурачина (с). Только вам-то, Карагодина Н.А., откуда вдруг знать, чего именно не учёл Ионов? Он многого не учёл. Например, того, что с Катей Щербаковой не следовало разговаривать, не следовало подпускать её близко к себе, и уж тем более – пускать её в свой автомобиль. И неважно, что она родственница, а именно двоюродная сестра. От таких родственников бегут. Только что теперь-то поделаешь? Все мы задним умом крепки. Мы не знаем своей жизни наперёд. Но это всё лирика, не имеющая отношения к делу, правда?

Это была попытка Карагодиной Н.А. ответить на вопрос 1. Как видим, неудачная. На два остальных вопроса она даже не попыталась ответить.

Что ж, займёмся дальше ответами сами.
2. Мы всё-таки нашли Золотарёвский пруд! На Google-картах. Его просто с дороги не видно, и Ионов никакого понятия о нём не имел. Это Щербаковы, придумывая место происшествия, видимо, хотели сделать пруд приметой. Потому что хорошо знали родную Сходню. Но какая же он примета, если его в принципе не видно с дороги, и если «преступник» Ионов о нём даже не знал? Вот они и замолчали про пруд, вот он в новом приговоре больше и не упоминается.

3. И ещё раз. Всё-таки. Самое главное. Чем проверены показания потерпевшей Щербаковой Е.В. на месте? Что их подтверждает?
Ничто.



Вот на фото она показывает место происшествия ручкой. Рядом – щуплая Щербакова Н.А. и увесистая Карагодина Н.А. Вокруг снег лежит. Место сложно узнать даже аборигену.
С точностью, до полуметра, Карл! До полуметра!
Ни следов автомобиля Ионова, ни потерянных на месте преступления вещей, ни данных с каких-либо камер видеонаблюдения, ни свидетельских показаний. Последнее особенно вызывает вопросы.

29 сентября Ионов А.В. был задержан, а затем помещён в СИЗО-12 по подозрению в опаснейшем преступлении – изнасиловании несовершеннолетней! Была сформирована следственная бригада под руководством Томчика С.Ю. И вот эта, с позволения сказать, бригада сыщиков не побывала на месте происшествия до зимы (!!!) и не предприняла никаких попыток по горячим следам найти доказательства происшествия.

На судах потерпевшие твердят, что место было пустынное, малолюдное, тёмное. Но ведь это и не пустырь. В непосредственной близости находятся дом №19 и дом №21. И вокруг тоже люди живут. Около полуночи, когда якобы совершено было преступление, у нас, как правило, ещё не спят. Вполне ещё могли светиться окна, кто-то мог ещё идти по улице, приехать или уехать по ней. Так почему следствие не предприняло никаких попыток найти свидетелей? Почему оно не отработало, как принято говорить, жилой сектор с целью отыскать, не видел ли кто-либо припаркованный на обочине длинный тёмно-серый автомобиль?

А ведь место и вправду не слишком-то посещаемое. Поздно вечером там ходят и ездят только свои, местные жители. Припаркованный там – да ещё на всю ночь! – незнакомый автомобиль гарантированно привлёк бы внимание, вывал бы вопросы, стоило кому-либо выглянуть хотя бы в окно.

Хорошо, допустим, что звёзды стояли удачным для «преступления» образом и чужой машины ну вот никто-никто не видел. Всякие случайности в жизни бывают, в том числе и такие. Но почему следствие не предприняло никаких попыток найти свидетелей? В уголовном деле нет и следов подобных следственных действий.

Мне ответ представляется так. Доблестные сыщики с самого начала знали, что на обочине ул. Папанина в ночь с 15 на 16 сентября 2012 года автомобиль Ионова не стоял. Для чего им делать лишнюю работу? Да и хуже того -- а если бы свидетели сказали нет? Не стояло там никакой чужой машины? Более того, а если они так и сказали? Потому-то всякие следы поиска и опроса свидетелей с улицы Папанина и пропали из дела бесследно. Нечистые на руку, химкинские следователи пошли совершенно иным путём – бросили Ионова в камеру на неопределённый срок в расчёте на то, что он не выдержит, потеряет рассудок и оговорит себя сам.

Да, сейчас это мои предположения. Того не более. Но ни суд, ни следствие, ни адвокат Карагодина Н.А. до сих пор так и не смогли объяснить приведённые факты иначе.

msannelissa: (Default)
Сегодня покажу, как по запросу следствия мобильный оператор предоставляет сведения о телефонных разговорах интересующих следствие граждан. Делается это в соответствии со статьёй 186.1 УПК РФ.

К прослушиванию разговоров это не имеет отношения, поскольку делается постфактум. Отслеживается не сам разговор, а лишь факт соединения. С какими номерами был контакт, сколько он продолжался, в зоне каких базовых станций происходил. Регистрируются как звонки, так и смс. Во всяком случае, так это было в 2012 году.




Как ни жаль, самого содержания телефонных разговоров Кати Щербаковой в ночь с 15 на 16 сентября 2012 года мы уже не узнаем никогда. Но и те данные, что есть – красноречивы. В уголовном деле эти несколько листов лежат скромно. Они есть, но в то же время их как бы и нет. В приговорах о них сказано вот что:

Вина подсудимого Ионова А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 134 УК РФ (в ред.Федерального закона от 29.02.2012г. №14-ФЗ), подтверждается следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании, а именно:
...
- протоколом осмотра предметов (т.2 л.д.204-207; т.З л.д.230) из которых следует, что 23.07.2012г. был произведен осмотр диска с детализацией телефонных соединений обвиняемого Ионова А.В. и потерпевшей Щербаковой Е.В. В ходе осмотра установлено, что абонентским номером 8-909-625-21-08 (использовался потерпевшей Щербаковой Е.В.) в период с 20 часов 04 минут 15.09.2012г. до 12 час. 37 мин. 16.09.2012г., неоднократно осуществлялись соединения с абонентским номером 8-963-711-59-30, который использовался обвиняемым Ионовым А.В., при этом, номер потерпевшей Щербаковой Е.В. регистрировался базовой станцией, расположенной по адресу: Московская область, г.о. Химки, мкр.Сходня, ул.Железнодорожная, д. 8. Абонентским номером 8-963-711-59-30 (использовался обвиняемым Ионовым А.В.) в период с 15.09.2012г. до 17.09.2012г. неоднократно осуществлялись соединения с абонентским номером 8-909-625-21-08, который использовался потерпевшей Щербаковой Е.В., при этом, номер обвиняемого Ионова А.В. регистрировался базовыми станциями, расположенными в г.о. Химки, в том числе, в период с 19 час. 28 мин. 15.09.2012г. до 06 час. 22 мин. 16.09.2012г., базовой станцией, расположенной по адресу: Московская область, г.о. Химки, мкр.Сходня, ул. Железнодорожная, д. 8, который также был осмотрен по ходатайству подсудимого Ионова А.В. 16.12.2014г. в судебном заседании;

Как не раз отмечалось и раньше, понять смысл сей словесной каши без подготовки почти невозможно. Если же всё-таки вдуматься? Тогда станет видно, что никакой вины подсудимого из протокола осмотра предметов не следует. Следует же из него ровно то, что Ионов А.В. разговаривал по телефону со своей двоюродной сестрой Щербаковой Е.В. Не больше того и не меньше. Что это доказывает? Половую связь по телефону?

Однако там есть и ещё кое-что. Посмотрим!

На первых же двух страницах приговора, в изложении Ионова А.В., мы видим события тех злополучных дней. В основном этот рассказ совпадает с тем, что сообщают остальные свидетели (стр.4 и далее) – разумеется, за исключением сомнительного ночного эпизода в автомобиле. Теперь обратимся к детализации телефонных соединений обвиняемого Ионова А.В. с потерпевшей Щербаковой Е.В.

Лист начинается с соединений, имевших место в Клинском районе, близ деревень Троицыно, Селевино, Захарово. Очевидно, что это и был тот самый поход за грибами. Семья разбредалась по лесу, при этом у всех были при себе мобильные телефоны. Далее, начиная примерно с восьми часов вечера – звонки с телефона Кати Щербаковой регистрируются уже на Сходне. Грибники вернулись домой, отдыхают, чистят грибы.

Но что это? 22:47:36 – входящий звонок на телефон Кати Щербаковой. То есть уже почти в одиннадцать вечера. Примерно в полночь – снова входящий звонок. Продолжительность разговора составляет 41 минуту. Но это же тот самый момент, в который, согласно выводам суда, Катя Щербакова вступала в половое сношение в автомобиле!

Либо кто-то врёт, либо, всё-таки, знаменитое половое сношение было осуществлено по телефону. 41 минута – немало! Что ж, теперь хотя бы понятно, почему Ионова признали виновным несмотря на то, что на улице Папанина ночью его автомобиля не было. Личное присутствие обвиняемого на месте преступления, как оказалось, не требовалось вообще!

Теперь обратимся к собственным показаниям потерпевшей. На допросах 1.10.2012 г. и далее Катя Щербакова утверждает, что забыла дома свой мобильный телефон. Если это правда, то с 11 вечера 15 сентября и до следующего утра никто по телефону звонить не мог. Обратите внимание на фразу внизу страницы: Отмечу, что перед тем, как поехать к своей подруге, я тайно от всех зашла в дом к своему отцу, где взяла свой мобильный телефон. Это оно и есть, да.

Стало быть, Катя Щербакова в очередной раз врёт. Кто там говорил про её постоянные и последовательные показания?

Тем временем в списке телефонных соединений Ионова видим уже знакомую картину: утром он находится в Клинском районе Московской области, вечером и ночью -- на Сходне. Всё совпадает. При этом несколько разговоров по телефону были действительно с Катей Щербаковой.

И снова посмотрим на показания потерпевшей Щербаковой Е.В. Но это уже 2016 год, суд. Что же мы там видим?
Через день он опять приехал, вот очень поразило меня. Мы общались там чего-то, потом он дал мне свой номер телефона и сказал, что если что-то понадобится, там в любой момент… и т.д.

Ранее в течение предварительного следствия и всего процесса 2014 года Катя Щербакова не говорила ничего подобного. В самом деле, для чего Ионову давать ей свой номер телефона, если накануне между ними неоднократно осуществлялись телефонные соединения? Он сменил номер телефона? Нет. Из тех же документов видно, что 17 числа и далее звонки осуществляются по прежним номерам. Более того, уж тогда Катя наверняка бы сказала: Он дал мне свой новый номер телефона. Но смысл сказанного ею очевиден. Данную деталь к новому суду придумала Карагодина Н.А., с единственной целью -- вылепить негативный образ подсудимого. Правда явно волновала обвинение в последнюю очередь.

После этого остаётся лишь один вопрос. Почему детализация телефонных соединений вообще не исчезла из уголовного дела? Ведь этот документ недвусмысленно изобличает потерпевшую Щербакову Е.В. во лжи. Тем не менее, он оставлен, и на него есть ссылка в приговоре.

Вероятно, ответ один – полная уверенность продажного следователя в своей безнаказанности. Скорее всего, ни Щербакова Н.А., ни Карагодина Н.А., ни следователь Дорошенко не могли подумать, что кто-то начнёт сличать показания и внимательно читать дело. Впрочем, Дорошенко Н.В. и вправду отделался легко, понеся ответственность только за одну-единственную взятку.



оглавление             Галерея       Галерея G+                      
                                       

                                                  Как нам по
мочь


 
msannelissa: (Default)
Так был потоп в Химках Московской области, или нет? Это теперь неизвестно.

Даже неискушённому читателю ясно, что лист 119 пятого тома уголовного дела -- несерьёзная отписка. В ней нет даже даты произошедшего, будто бы, затопления. Не указано, в каком состоянии находился пострадавший вещдок, мог ли он нести доказательную силу, как и каким способом он был уничтожен. Уж не говоря о том, что вообще-то в таких случаях принято составлять акт ревизионной комиссии, куда входят несколько следователей и лицо, ответственное за хранение вещественных доказательств.

Хотя впрочем, о чём это я? Размечтались. Это же Химки! Вы ещё на инструкции сошлитесь, вроде этой. Акта о подтоплении не хотите ли? Или, может быть, вам ещё фототаблицу приложить?

Уничтожение Трусов Потерпевшей покрыто тайной. Посмотрите на дату документа --  5.12.2014 г. В этот день суд над Ионовым А.В. был в разгаре. Риэлтор Щербакова Н.А. заламывала руки в тоске по безвинно вступившей в половое сношение квартиредочери. Судья Морозова Е.Е. метала искры из из глаз. Судебный процесс, как по рельсам, катился к обвинительному приговору. Несколько портило всю эту картину только российское законодательство, считающее, что обвинения надо доказывать. Например, законом предусматривается осмотр вещественных доказательств, в том числе, и стороной защиты.
Как же осматривать доказательства, если их нет?
Сложная задача?
Только не для судьи Морозовой Е.Е. Аттракцион, прошедший в заседании Химкинского городского суда 05.12.2014 года, бесподобен. Не верь глазам своим:


Ну и что, что были предъявлены чехлы от сидений автомобиля? Можно было бы предъявить занавеску с окна или бабушкину шаль. Главное, что судья Морозова Е.Е. сказала, что это трусы со спермой обвиняемого. Значит, это трусы!

Протокол судебного заседания явно неполон. Вместо знаменитых Трусов Потерпевшей защите показывают ничего не значащие чехлы, а та ни вопросов, ни дополнений не имеет. Могло такое быть? Не могло, конечно. Да и не было. Просто протокол писала всё та же судья Морозова Е.Е. -- вот и написала в нём то, что считала нужным.

Простейшая логика приводит к тому, что свою отписку следователь Лубенский А.Ю. настрочил в тот самый объявленный на суде перерыв. Благо все эти друзья-приятели работают рядом -- помещение следственного отдела г.о.Химки находится в 15 минутах ходьбы от здания суда.

В мае 2015 года в заметке Получай, фашист, гранату, посвящённой Дню Великой Победы, была приведена наша  жалоба на этот и другие фокусы федерального иллюзиониста судьи Морозовой Е.Е. Но опыт показал, что судью-оборотня гранатой не проймёшь.



Profile

msannelissa: (Default)
msannelissa

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios